Война Китая с США. Пока в киберпространстве…

Вашингтон недоволен желанием Пекина обеспечить свою информационную безопасность.

Президент США Барак Обама резко раскритиковал антитеррористический закон, который планируют принять в Китае. Обаме не понравилось, что проект предусматривает введение новых правил для иностранных технологических компаний, в том числе американских, который обяжет их предоставлять китайским властям ключи шифрования кодов и пароли, а также устанавливать программы, предоставляющие доступ для наблюдения. По словам американского лидера, это фактически позволит Пекину «шпионить за всеми пользователями этого сервиса».

«Как вы понимаете, технические компании не готовы на такой шаг. Мы ясно дали китайцам понять, что им придется это изменить, если они хотят вести бизнес с США», - пригрозил президент США.

Разногласия, связанные с антитеррористическим законом, стали продолжением затяжного конфликта между США и Китаем по вопросам кибербезопасности. Соединенные Штаты неоднократно обвиняли китайских хакеров в шпионаже и кибератаках и даже поднимали этот вопрос в ООН. Вашингтон считает КНР одним из главных источников угроз в этой сфере. Китай, в свою очередь, отрицает обвинения и призывает Америку самой стать «образцовым примером в защите кибербезопасности».

Призыв далеко не лишний, если учесть, сколько раз за последние годы Вашингтон был уличен в случаях шпионажа. Достаточно вспомнить разоблачения бывшего сотрудника ЦРУ Эдварда Сноудена в 2013 году, который выяснил, что спецслужбы США осуществляют перехват информации на внутренних и международных каналах связи в гораздо больших масштабах, чем можно было предположить.

Агентство национальной безопасности США (АНБ) и другие службы собирали данные и прослушивали телефонные разговоры не только частных лиц и компаний в разных странах, но и посольств, дипломатических миссий, в том числе своих союзников по НАТО. Летом 2014 года шпионский скандал разгорелся между США и Германией. Тогда был задержан сотрудник немецкой разведки, передававший секретные данные АНБ.

Китайская сторона уже отреагировала на жесткое заявление Обамы. Как сказала официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин, Китай надеется, что США смогут «объективно и спокойно» отнестись к новым требованиям. «Закон о борьбе с терроризмом — естественная необходимость для правительства Китая… Соответствующий закон касается внутренней политики Китая, надеемся, что американская сторона сможет объективно и спокойно воспринять это», - сказала она.

До сих пор в КНР не было отдельного антитеррористического закона. Китайские власти уверяют, что документ должен обеспечить государственную безопасность, при этом в нем уделено большое внимание правам человека. Например, службы безопасности для получения доступа к данным граждан должны пройти через «жесткую процедуру одобрения», а полученная информация будет использоваться только в «контртеррористической деятельности».

Но западные компании утверждают, что закон усложнит и без того обременительные условия ведения бизнеса и еще больше усилит недоверие в вопросах кибербезопасности между США и КНР.

Удастся ли Вашингтону в этот раз навязать Пекину свои правила и не блефует ли Барак Обама, когда грозит прекратить ведение бизнеса с Китаем?

- Американцы могут требовать, что угодно, но с Китаем где сядешь, там и слезешь, - убежден замдиректора Института Дальнего Востока РАН, руководитель Центра экономических и социальных исследований Китая Андрей Островский. - У Си Цзиньпина своя позиция, у Обамы – своя. Но если китайцы сказали, что компании должны использовать их программы, значит, их будут использовать. Дальше уже дело Барака Обамы - разрешать этим компаниям работать на китайской территории или нет.

Китай не прогнется, как они сказали, так и будет. КНР – слишком самодостаточная страна, чтобы выслушивать претензии от американцев, тем более по вопросам, которые затрагивают жизненные интересы Китая, в данном случае, информационную безопасность. Тут даже обсуждать нечего. Китай не уступит ни пяди или, как говорят по-китайски, ни цуни.

- Но заявление Обамы было достаточно жестким…

- В Америке политики всегда делают заявления для электората. В реальности же для них главный вопрос сегодня в том, как уменьшить дефицит внешней торговли с Китаем. Это будет одним из основных пунктов избирательной кампании любого президента и партии. Но пока они не могут избавиться от этой зависимости.

- Как будут развиваться китайско-американские отношения в ближайшей перспективе?

- После того, что Америка устроила в Гонконге, в китайско-американских отношениях, в лучшем случае, возможен статус-кво. Хотя торговля по-прежнему будет развиваться, так как это в интересах бизнеса обеих стран.

Сегодня объем торговли - около 540 млрд. долл. в год, скорее всего, этот показатель вырастет до 600 млрд. Причем с большим, вплоть до 300 млрд. долл., дефицитом для американцев. Китайская сторона требует, чтобы американцы, если они хотят ликвидировать дефицит, продавали свои ноу-хау. Но в Америке до сих пор действуют запреты на экспорт и импорт высокотехнологичной продукции, так что сдвигов в этом отношении в ближайшем будущем не последует.

Торговый оборот все равно будет расти, поскольку китайские товары значительно дешевле американских, и в среднем каждая американская семья экономит около тысячи долларов в год на покупке китайских товаров. Америка не может отказаться от китайского импорта, и никакой Обама с этим ничего не сделает. Это объективная реальность.

- Зачем тогда Вашингтону нужна была попытка дестабилизации ситуации в Гонконге?

- Они не заинтересованы в дестабилизации Китая, но заинтересованы в снижении темпов экономического роста и зарубежной экспансии КНР. Я имею в виду иностранные инвестиции и объемы внешней торговли. Гонконг – это ключевая точка для расширения зарубежного влияния Китая. Отсюда идут все иностранные инвестиции, сюда же они приходят. Это крупнейший порт и банковский центр Китая для работы с заграницей.

- Может ли наступить момент, когда условия в двусторонних отношениях будут диктовать не США, а Китай?

- Может, но не сразу. Это произойдет только тогда, когда серьезно усилится юань, когда он станет свободно конвертируемой валютой и начнет замещать доллар в качестве резервной валюты. Но это произойдет не скоро, как минимум через 10-15 лет.

Спорные ситуации между КНР и США неизбежны и в будущем, от них никуда не деться. Но Китай вышел на первое место в мире по паритету покупательной способности, там резко вырос жизненный уровень населения, уровень науки и техники. Страна серьезно увеличила свое влияние за рубежом. Китай занимает первое место по объему внешней торговли и экспорта.

Китай сегодня – основной противник США. Конечно, в США есть разные партии и группировки, но даже если брать чисто экономическую стратегию транстихоокеанского партнерства, она направлена именно против Китая, а не против России. В экономическом плане мы для Америки не конкуренты. У нас разный экономический потенциал.

- А что с потенциалом военным?

- Китай сосредоточен на экономике, а армию они наращивают ровно настолько, насколько нужно. У них есть концепция ответного удара. Она заключается в том, чтобы китайская армия могла дать адекватный ответ американцам в случае нападения.

Впрочем, доцент кафедры цивилизационного развития Востока НИУ «Высшая школа экономики» Михаил Карпов не так высоко оценивает перспективы Китая.

- Экономическая взаимозависимость действительно существует, но где Соединенные Штаты простудятся, там Китай умрет. Сейчас мы наблюдаем начальную стадию разбирательства по этому закону, когда стороны только заявили свои позиции. Потом они будут долго «бодаться» и постараются урегулировать этот вопрос на микроуровне. Но мне кажется, что уступки, на которые пойдет Пекин, будут большими, чем уступки США.

- То есть США и дальше будут играть первую скрипку в отношениях с Китаем?

- США играют первую скрипку не только в отношениях с Китаем, но и в мире. Не очень понимаю, на чем основаны предсказания, что Китай может обогнать США. КНР находится в тяжелой экономической ситуации. Там никак не идет экономическая перестройка. Они решили запустить очередной стимулирующий пакет, который может привести к обострению макроэкономической ситуации. У них серьезные структурные проблемы, которых в Америке нет. Конечно, свои трудности имеются и у США, но они на порядок менее опасны системно.

- А если юань перейдет в свободную конвертацию, ситуация изменится?

- Юань в обозримой перспективе не станет свободно конвертируемой валютой. Для того чтобы это произошло, нужно, чтобы китайская экономика обвалилась. Например, вследствие шоковой терапии, как это произошло в России. Китайцы могут говорить об этом, сколько угодно, но в реальности никогда не пойдут на свободную конвертацию юаня, так как она будет означать для них экономический коллапс и активацию внутреннего долга, который уже сейчас раза в полтора больше, чем у США. При сохранении существующей системы в Китае свободной конвертации юаня не будет.

- А какие перспективы у отношений Вашингтона и Пекина?

- Я считаю, что пока что усиление китайско-американской конфронтации невозможно. Сейчас все внимание и Китая, и США сконцентрировано на отношениях с Россией. В этой ситуации Китай точно не будет вступать в противостояние с США. Китайцы не готовы платить за риски российской внешней и внутренней политики. Возможно, китайцы не подключатся к санкциям, но и дразнить Вашингтон точно не будут. Сложно сказать, что произойдет в среднесрочной перспективе, но в краткосрочной я не ожидаю значительного усиления противоречий. Думаю, стороны найдут возможность гасить самые спорные моменты.

Заведующий сектором экономики и политики Китая Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН Сергей Луконин также считает, что КНР и США предпочтут взаимовыгодное сотрудничество.

- Противоречия будут возникать в любом случае, и их количество может, как увеличиваться, так и уменьшаться. В китайско-американских отношениях сочетаются сотрудничество и соперничество в определенных сферах. Но в целом сейчас идет тренд на сближение. Экономический диалог очень хорошо налажен.

- Могут ли США попытаться ослабить Китай, если почувствуют, что он им угрожает?

- Как США могут быть заинтересованы в дестабилизации режима в Китае, если у них торговый оборот больше 500 млрд. долл. в год? США незачем пилить сук, на котором они сидят. От дестабилизации Китая в первую очередь пострадает американская экономика. Кроме того, я сомневаюсь, что даже при желании Вашингтон обладает технологиями и ресурсами, чтобы расшатать КНР.

- А Китай может начать вступать в конфронтацию с США по каким-то вопросам?

- Сейчас Китай находится в процессе формулирования своей внешнеполитической стратегии. Они начали осознавать свою роль в мировой экономике и хотят действовать с позиции своего авторитета. Это ведет к тому, что в каких-то вопросах Китай начинает вести себя довольно жестко. Можно говорить, что в будущем Пекин будет отставить свои интересы агрессивней, чем раньше. Но не думаю, что это будет связано с применением военной мощи.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //