О пауках в твоей жизни


Сбербанкофобия. Пропитанная ненавистью, лживая статья о Германе Грефе, главе Сбербанка России



– Я сидела в свежевырытой яме во дворе и ждала Антона. Антон был из соседнего двора, но горячую воду искали только у нас и ямы были вырыты только у нас. Яма была рыжая, глиняная, и на ее стенках уже проросли какие-то ромашки. Антон пришел и спрыгнул в яму. Мы с ним немного поговорили. Вдруг по стене ямы быстро-быстро пополз крошечный паучишка. Я пауков боюсь всю жизнь до визга, но этот был совсем с миллиметр, наверное. Я уже занесла палец, чтобы его раздавить (я негуманная), но что-то меня остановило.

– Ой, – пискнула я, – паук! Я боюсь!

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь. Надо ли говорить, с каким искренним восхищением я на него посмотрела? Мне было три года, ему – четыре. Сверху ямы за нами присматривала моя бабушка. Я на всю жизнь запомнила этот невесть откуда донесшийся до меня сигнал "стоп": не надо самой убивать паука, когда рядом есть мальчик, способный на роскошный щелбан.

Но нечасто следовала этому правилу. Было время, когда мне казалось, что с моими огромными "пауками" разных мастей не справится никто, кроме меня. И справлялась сама.

Давайте посмотрим, что такое женская гиперфункциональность. Это то, что случилось бы со мной окончательно, если бы я в свои три года не услышала этот древний "стоп".

Паук первый:

"Я сама, потому что ты не справишься"

Я смотрю на Антона, понимаю, что он слишком хилый, заранее его презирая, убиваю паучка сама, небрежно говорю: "Смотри, я паука убила". Антон как оплеванный вылезает из ямы или ищет зверя покрупнее, чтобы мне что-то доказать, но я горжусь собой, как дура, потому что я сильнее Антона. Ну и я вообще храбрая.

Паук второй:

"Я всегда знаю все и расскажу тебе"

Антон убивает паука, а я ему говорю: "Антон, а что ты вообще знаешь про пауков? У них восемь ног, например, ты знаешь?"

Быстро выскакиваю из ямы, несусь домой, хватаю Брэма и бегу обратно, чтобы изучить все вместе с Антоном. Антон пытается сбежать, но я недоумеваю – как ему может быть неинтересно такое? Как он может отважно сразиться с пауком, не получив при этом никакого ликбеза про восемь ног?

К яме со всех ног бежит Антонова бабушка. Антон вырывается и плачет, я, тряся бантиком, зачитываю вслух куски.

Паук третий:

"Я знаю все лучше, чем ты,

ты меня не переспоришь"

Антон убивает паука, а я ему говорю:

– Антон, а что ты вообще знаешь про пауков? У них восемь ног, например, ты знаешь?

– Знаю, – важно говорит Антон. – У меня дедушка – орнитолог (или офтальмолог). У них еще есть жала.

– Не жала, а жвала, – смеюсь я , – ха-ха-ха! Не умеет отличить жала от жвала! Маркетинг от франчайзинга! Щас я тебе расскажу, – говорю я, придерживая Антона за футболку, – что такое флюктуация.

И, тряся косичками, говорю сорок пять минут. Антон обмякает.

К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук четвертый:

"Быстро, быстро развиваем отношения!"

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь.

Надо ли говорить, с каким искренним восхищением я на него посмотрела?

– А теперь поцелуй меня, – прошептала я томно, закрыв глаза и подставив щечку.

– Я не готов, – стесняется Антон, – я это... только пауков пока могу...

– Нет, теперь тебе необходимо меня поцеловать, – топаю я ногой, – иначе все это будет не по правде! Если ты убил паука, ты меня любишь!

– Я пока просто убил паука, – оправдывается Антон, – мне надо разобраться в своих чувствах...

– Нет, это символически много значит! Ты уже взял на себя ответственность!

К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук пятый:

"Я тоже не хуже!"

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь.

– Хо-хо! – вскричала я. – Красивая – это фигня. Я тоже могу, как ты!

После этого за пять минут я нахожу восемь братьев покойного и со смаком размазываю их пальцем по стенке ямы.

Антон мрачнеет или даже испуганно икает.

К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук шестой:

"Щас я тебя развеселю!"

После убийства Антоном паучишки я преисполняюсь благодарности и хорошего настроения.

– Я тебе сейчас спою, – говорю я Антону и, отставив ножку в сандалике, пою и пляшу сорок пять минут.

Антон пытается выбраться из ямы, но я его не пускаю, потому что у меня обширный репертуар.

К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук седьмой:

"Ты все сделал не так, я покажу как надо"

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку.

Я с презрением на него посмотрела.

– Ты вот его убил неаккуратно, – сказала я, – а теперь восемь ног будут валяться по всей яме. Смотри, как надо убивать пауков!

И быстро-быстро левой рукой нахожу и убиваю восемь братьев покойного. Аккуратно собирая в мешочек останки.

Антон испуганно икает.

К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

 

Паук восьмой:

"Ты не так ко мне относишься, я научу как надо"

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь.

Я холодно на него посмотрела.

– В чем дело, дарлинг? – испуганно икая, спросил Антон.

– Ты не так сказал, – отчеканила я. – Ты сказал тихо. Говори отчетливо, чтобы я слышала каждое слово! Тогда я тебе поверю!

– Я смущаюсь, – сказал Антон.

– На этом этапе отношений неправильно смущаться! – сказала я и махнула косичкой. – Это второй этап ухаживаний, по Грэю: надо все делать четко, четко доносить до женщины свои месседжи! Сейчас ты снова мне скажешь, а потом мы поцелуемся! Это будет норма и стандарт!

...Антон карабкается вверх, я презрительно насвистываю марш ему в спину сквозь выпавший молочный зуб. Бабушка Антона подает ему руку, и они вместе убегают со всех ног.

Паук девятый:

"Я страшно современная и остроумная"

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь.

Я захохотала.

– Ты вылитый рыцарь, – сказала я сквозь смех, – ты не находишь, что все, что произошло между нами, так забавно?

– Э... – сказал Антон.

– Ну посмотри, все эти нормы, стандарты, комплименты – все это такая пошлость! Как в учебнике по психологии. Я выше этого! "Паук такой дурак" – классная рифма, как "палка-селедка", да? Тебе читали "Незнайку"? Не заморачивайся! Между нами ничего серьезного, расслабься! Паук тебя ни к чему не обязывает! Я тебе сейчас анекдот про пауков расскажу! Только он пошлый, закрой уши!

...К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук десятый:

"Я тебе объясню всю себя"

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь.

– Как ты хорошо сказал! – восхищаюсь я. – А знаешь, когда ты его убивал, я почувствовала такое щекотание в носу... обычно это перед слезами... Я ведь, знаешь, очень люблю плакать... Ты не плачешь, мальчики не плачут... А девочки плачут... я девочка... я плачу каждый вечер... И так боюсь пауков... Я думаю, что это вытесненное желание убийства родителей... Я читала у Фрейда, но не поверила – я , знаешь, на самом деле такая недоверчивая... Когда ты вот это сказал, прежде чем защекотало в носу, я подумала – а вдруг он мной манипулирует? Вдруг он говорит это специально, чтобы я им восхитилась? Но потом я подумала, что вдруг ты говоришь это с чистой душой? Мне очень сложно поверить в чистую душу, вдруг обманут... Я еще подумала, Антон, только ты не смейся, что вдруг я на тебя произвела отталкивающее впечатление? Нет-нет! Я потом подумала еще и поняла, что это вряд ли... потому что ты на меня так взглянул... и у меня защекотало в носу… Иногда у меня еще щекочет перед тем, как чихнуть, но тут явно было не это... явно предчувствие... предчувствие чего-то светлого, что могло бы между нами быть… Я очень чувствительная во всем, что касается отношений, ты знаешь? Антон? Антон, ты завтра выйдешь? Я тебе еще должна сказать про эманации и сенситивность – это так важно для того, чтобы ты лучше понимал, какая я… Лидия Васильевна, не тащите его так из ямы, вы ему воротник оторвете... Я так волнуюсь, когда что-то слишком быстро... И без объяснений… Я вообще очень всегда волнуюсь, вы знаете...

Паук одиннадцатый:

"Мы будем жить теперь по-новому"

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь.

Надо ли говорить, с каким искренним восхищением я на него посмотрела?

– Как зовут твою маму? – промурлыкала я.

– Нина Андреевна, – сказал Антон.

– Ах да, я ее видела у нас возле третьего подъезда. Роскошная женщина, но ее макси ей совсем не идет. Я тебе дам телефончик портнихи моей мамы, передашь своей, пусть сошьет приличное. Сколько у вас комнат?

– Ну две, – сказал Антон.

– Ага... гм... кхм... Если продолбить стенку... вы еще так не сделали? Сделайте, это будет хорошо. На стене ковер висит?

– Угу...

– Ковер убрать, у тебя аллергия. Ты творог ешь?

– Не-а, я его ненавижу.

– Надо есть, у тебя молочные зубы меняются. Я вот ем – видишь, дырка? – и у меня очень быстро растут новые. Видишь, дырка? Э-э-э? Ы-ы-ы? Я ем пачку в день. Ты тоже ешь, это будет хорошо. Кот у тебя есть?

– Ну есть...

– Кота надо привить. И вычесывать. Запомнил? Привить кота, продолбить стенку и творог. Ах да, и мама. И ковер. Это будет хорошо. Я тебе потом списком напишу. Дай мне адрес электронки. А, ты читать еще не умеешь? Антон, это уж вообще. Завтра придешь ко мне, будешь учиться. И творог заодно поешь, я прослежу… Антон, что ты делаешь с убитым пауком? Воскресить пытаешься? Лидия Васильевна, он только что отказался есть творог и засунул грязные пальцы в рот, я вам завтра принесу специальное мыло от микробов, в семь утра, чтобы все успели умыться… Сказал, что я дура, но я не обижаюсь, мальчик у вас хороший, перспективный... Это будет хорошо...

Антинаучное пояснение:

Гиперфункциональность – это когда даму вечно несет, она не может остановиться, непрерывно или говорит, или делает, или хочет говорить, или хочет делать. Знает все как надо и вообще знает все. Она активна, ответственна, зачастую язвительна, или все время шутит, или дает отпор. Не дает наступить себе на горло, оставляет всегда за собой последнее слово, успешно сражается с мужчиной на всех фронтах, драматична, артистична, остроумна или вечно взволнованна, способна на истерику и клоунаду, да и вообще спроста слова не скажет, спуску не даст, всем покажет и докажет, со всем справится и горящего коня спасет. Мужчинам в отношениях с такой дамой очень трудно успеть что-то сделать, начать что-то делать или даже захотеть что-то делать. В семье с такой дамой мужчина затихает и с годами становится невидимый, неслышимый, иногда пьющий, почти всегда неуспешный и, как правило, очень утомленный.

Девушки! Девочка должна быть скромной. Умоляю – молчите больше! Или хотя бы замолкайте вовремя! Свои 14 тысяч слов в день, песни, пляски, Брэма, творог, нервную организацию и прочее обсуждайте преимущественно с подругами, мамами и бабушками.
Читать полностью:  http://lady.tut.by/news/relationship/434673.html




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //