Кто такие хуситы Йемена и чего они хотят

Тысячи сторонников хуситов призывают к свержению правительства Йемена. Но чего хотят хуситы на самом деле?

Тысячи сторонников йеменского движения хуситов протестуя периодически выходят на улицы столицы Йемена, отзываясь на призыв лидера группировки вынудить правительство уйти в отставку.

В своем телевизионном обращении, лидер хуситов Абдулмалек аль-Хуси потребовал, чтобы топливные субсидии, которые были значительно урезаны, были восстановлены, - это среди прочих требований. Он дал правительству срок до пятницы для выполнения требований хуситов, в противном же случае пригрозил «применением других мер».

«Это правительство является марионеткой в руках влиятельных сил, которым безразличны справедливые и искренние требования этих людей», - сказал аль-Хуси в своей речи, имея в виду Соединенные Штаты Америки.

Хуситы также требуют большего представительства в правительстве, которое отображало бы количество мест, выделенное для политических групп и независимых деятелей во время 10-месячной йеменской конференции по национальному диалогу, - серии встреч с целью определения политического будущего Йемена после восстания 2011 года.

«Наши требования являются такими же, как и требования йеменского народа, стремящегося к достойной жизни, хорошей экономике, безопасности, стабильности, свободе слова», - сказал представитель группировки Мохаммед Абдул Саллам в интервью «Аль-Джазире», не вдаваясь в детали.

Тем временем, йеменский президент Абд Раббо Мансур Хади призвал к диалогу с хуситами и пригласил группировку присоединиться к «правительству единства», - согласно сообщениям информационного агентства AFP.

Хуситы, как сказал Хади в среду, должны «быть привержены к тому, относительно чего пришел к согласию весь йеменский народ, и работать над достижением своих целей в политических рамках, кои гарантированы конституцией, а также результатами национального диалога».

Официально известная как «Ансараллах» («помощники Бога»), повстанческая группировка хуситов зародилась как теологическое движение, проповедовавшее толерантность и мир, в начале 1990-х годов, - согласно Ахмеду Аддагаши, профессору университета Саны и автору двух книг об этом движении, - «Хуситский феномен» и «Хуситы и их политическое и военное будущее».

Аддагаши рассказал «Аль-Джазире», что хуситское движение изначально обладало в значительной степени широкой образовательной и культурной визией. Религиозная группа, связанная с зейдитской сектой шиитского ислама, имеет своим оплотом север нынешней провинции Саада.

«Группировка организовалась как собрание, называвшееся «Форум верующей молодежи», в начале девяностых годов. Затем, в ней разгорелась внутренняя борьба между двумя течениями; первое призывало к большей открытости, тогда как второе призывало к строгой приверженности традиционному наследию этой шиитской секты», - сказал Аддагаши.

По иронии, говорит Аддагаши, Хусейн Бадер Аддиан аль-Хуси, основатель группировки, был приверженцем первого подхода. «Движение взялось за оружие в 2004 году на почве самозащиты, когда разгорелась первая война с правительством».

Аддагаши говорит, что трения между йеменскими силами безопасности и хуситами впервые проявились, когда сторонники группировки провели акции протеста в мечетях столицы, - в чем тогдашний президент Али Абдуллах Салех усмотрел вызов своему правлению. Салех приказал арестовать некоторых членов группировки и призвал тогдашнего ее лидера Хусейна Бадера Аддиана аль-Хуси сделать так, чтобы протестующие больше не тревожили молящихся.

«Первая война началась когда Салех отправил войска в провинцию Саада, дабы они арестовали Хусейна, отказавшегося сдержать своих сторонников», - говорит Аддагаши. Хусейн аль-Хуси был убит в 2004 году, после того как Салех отправил правительственных солдат в Сааду. Длившаяся годами междоусобная война окончилась подписанием соглашения о прекращении огня в 2010 году.

В 2011 году, хуситы были среди тех многих силы, которые приняли участие в восстании против Салеха.

Группировка категорически не приемлет одну из центральных рекомендаций конференции национального диалога: трансформации Йемена в федеральное государство, состоящее из шести регионов. Согласно предложенному переформатированию, провинция Саада, исторически являющаяся оплотом хуситов, должна быть объединена с регионом Саны.

Хуситы потребовали большей доли власти в федеральном правительстве и того, чтобы Север был выделен в отдельный регион. В документах, обнародованных скандально известным сайтом WikiLeaks, аналитики из министерства обороны США предполагают, что хуситы вряд ли станут требовать независимости, а вместо этого они будут продолжать борьбу за региональную автономию.

«Хуситы пользуются широко распространенным разочарованием в правительстве и недавним подорожанием топлива для обретения поддержки и извлечения политических дивидендов», - говорит Април Лонгли Аллей, специалист из Международной Кризисной Группы, в интервью информагентству AFP.

«То, что сейчас происходит, представляется все более политически опасным, являясь частью стратегии хуситов, направленной на то, чтобы они стали доминирующей политической силой на Севере и в национальном правительстве», - говорит она.

На протяжении последних месяцев хуситы одержали ряд важных побед над правительством и над соперничающими с ними племенными группировками. В июле, при поддержке самой большой в стране федерации племен, Бакиль, хуситы захватили Амран, отбив его у федерации племен Хашид, тем самым было нанесено унизительное поражение могущественному клану аль-Ахмар, - соучредителю конкурирующей суннитской исламистской партии «Ислях».

«То, что произошло там (в Амране) не повредит республике. Проблема заключалась в желании причинить беспокойство и в криминальных атаках, совершенных известными партиями», - сказал Абдельмалек аль-Хуси в своем телевизионном обращении, которое транслировалось принадлежащим группировке телеканалом «Аль-Масира», - он имел в виду партию «Ислях».

Политический соперник хуситов, партия «Ислях» обвинила шиитских повстанцев в близости к Ирану и в попытках восстановления зайдитского имамата, который правил Йеменом до 1962 года. «Ислях» неоднократно обвиняла движение в создании беспокойств в Амране и других регионах, говоря что это является частью плана по захвату столицы страны, Саны.

Хуситы исторически были озабочены оживлением зайдизма в виду увеличивающегося влияния салафизма. С момента йеменского восстания 2011 года, хуситы участвуют во все более сектантских конфликтах.

Через год после начала восстания, которое привело к свержению Салеха, хуситы осадили религиозную школу, подконтрольную салафитам, в Сааде. Шиитские мусульманские повстанцы заявили, что она использовалась для набора иностранных боевиков, но салафиты заявили, что инцидент был попыткой хуситов укрепить свое влияние в провинции.

Сотни человек погибли в стычках, которые прекратились когда салафиты согласились оставить провинцию.

Позднее, произошли столкновения, в городах, расположенных неподалеку от столицы, во время которых хуситы выступили против суннитской исламистской партии «Ислях» и вооруженных отрядов, связанных с ней.

«Партия «Ислях» … опасается что «Ансараллах» (хуситы) будут мстить за участие («Ислях») в войне бывшего режима (Али Абдуллы Салеха) в Сааде», - сказал в интервью «Аль-Джазире» симпатизирующий хуситам журналист Усама Сари. Согласно Сари, хуситы обвиняют «Ислях» в подстрекательстве людей против них и в, якобы, побуждении некоторых военных подразделений воевать с ними.

Тем временем, правительство Хади и другие оппоненты часто обвиняют Иран в вооружении хуситов. Правительство заявило, что конфисковало грузы с оружием, иранского происхождения, направлявшиеся к повстанцам на севере страны, но хуситы отвергают обвинения в получении иностранной помощи.

В отличие от своего предшественника, Хади, пришедший к власти в 2012 году, после отставки Салеха, занимает менее враждебное отношение к хуситам, вызывая этим гнев исламистских партий, которые обвиняют его в том, что он закрывает глаза на вменяемые хуситам в вину преступления.

Хади лично не отреагировал на эту критику, но его министр обороны, Мохаммед Насер Ахмед, сказал, что вооруженные силы страны были «нейтральными и одинаково относились ко всем».

Сами Галиб, политический аналитик и основатель газеты «Ан-Нида», сказал, что йеменский президент имеет общие интересы с хуситами и у него те же племенные и политические оппоненты. «Хади хотел ослабить силы, выступающие против него. Наиболее сильная из них – это партия «Ислях» и ее племенные и военные союзники, включая бывшего президента Али Абдуллу Салеха», - говорит Галиб.

Тем временем, хуситы не потерпели военного поражения, и аналитики приписывают рост уровня поддержки движения среди жителей северного Йемена этому фактору.

«Люди видят растущую партию, которая не была замешана в коррупции бывшего режима и в его войне с югом», -говорит Галиб, добавляя, что неспособность переходного правительства решать проблемы людей обусловила сильный рост поддержки хуситов.

Группировка также стала одной из главных политических сил в Йемене, после того как получила 35 мест на конференции национального диалога. Политические переговоры собрали вместе 565 делегатов, представляющих весь политический спектр Йемена, включая племенные и религиозные группировки, а также независимых борцов за права женщин и правозащитников.

«Хуситы удвоили свою способность влиять на процесс принятия решений», - сказал он. «Ранее, хуситы не были важной частью переходного процесса, но сейчас никто не может пренебрегать ими».

***

Кто управляет конфликтом в Йемене?

Вначале, эта группа всего лишь мечтала о свободе вероисповедания, выражая недовольство по поводу тирании государства, стремящегося уничтожить ее как религиозное меньшинство. Сегодня же, после десяти нелегких лет, хуситы смогли взять под свой контроль большую часть столицы Йемена, Саны, стремясь с оружием в руках свергнуть действующее правительство и ввести новое политическое уравнение.

Сложная мозаика конфликта

Если принять во внимание требования и мотивы, при помощи которых хуситские мятежники оправдывают свою борьбу против правительства, то текущий статус-кво в Йемене можно было бы охарактеризовать как «политическую борьбу» между государством и народным течением, недовольным его гнилой и неэффективной политикой. Именно такую позицию и занимает эта группировка сегодня, позиционируя себя как силу, представляющую волю народа и стоящую на страже его интересов.

И все же назвать этот конфликт «политической борьбой» было бы слишком поверхностным суждением, которое бы основывалось лишь на одном из множества фрагментов, формирующих мозаику конфликта, причем не самых главных. Анализ природы существующего конфликта потребует собрать воедино разбросанные кусочки этой мозаики, начиная с того времени, когда эта группа стала подвергаться угнетениям, и заканчивая нашими днями, когда она вошла в Сану, не на шутку взбудоражив целое государство; принимая также во внимание цели и методы, которыми сопровождался этот исторический процесс.

Проведя глубокий анализ всего этого, человек поймет, что эта «политическая борьба», которая сегодня находиться на периферии событий, неотъемлемо связана с другими конфликтами, оказывавшими влияние на образ мышления, структуру и путь этой группировки на протяжении последних десяти лет; группировки, в мотивах которой можно проследить еще и религиозную почву, а именно стремление вести борьбу с теми, кто принадлежит к другим религиозным течениям.

Одновременно с этим можно также утверждать, что хуситы, будучи шиитской группировкой, подспудно ведут так называемую «опосредованную войну» в интересах своего союзника по конфессиональному признаку – Исламской Республики Иран.

Хорошо известно, что появление и кристаллизация хуситов как группировки произошло непосредственно благодаря войнам, которые старый режим вел с ними на протяжении шести лет (2004-2010 г.). Тогда хуситы были всего лишь небольшим объединением, базирующимся в мухафазе Саада на севере страны, где они занимались просветительской деятельностью как последователи зейдитского течения (одного из ответвлений шиизма).

В 2010 году центральное правительство полностью прекратило борьбу с хуситами, а в феврале 2011 Йемен захлестнула мирная революция, выступившая за свержение режима Салеха. Хуситы воспользовались волнениями в стране и взяли под свой контроль всю мухафазу Саада, расширив свое присутствие в соседних регионах.

После революции, в Йемене наступил этап длительного политического процесса в рамках инициативы, выдвинутой Саудовской Аравией при глубоком сотрудничестве ООН. Хуситская группировка не принимала никакого участия в этом процессе, который был отвергнут ею с самого начала. Поэтому хуситы были списаны со счетов при формировании Правительства национального примирения. Однако они согласились принять участие в конференции Национального диалога, который считается основной составляющей политического процесса в Йемене.

За месяц до окончания Национального диалога, хуситская группировка возобновила вооруженные действия, взяв под свой контроль новые территории, еще больше приблизившись к столице Йемена, тогда как правительство безуспешно пыталось играть роль посредника. В конце концов хуситы дошли до мухафазы Амран, находящейся на границе с Саной, и которая является базой мощного племени Хашид.

В конце июля 2014 года, центральное правительство осмелилось принять решение, которое долго откладывалось из-за страха перед возможными последствиями – субсидии на нефтепродукты были сокращены более чем на 50%.

Это решение стало блестящей возможностью для хуситов, чтобы перейти к следующему этапу своего плана. Группировка объявила о своем несогласии с решением правительства, взяв на себя право говорить от имени «голодающего и угнетаемого» народа. На волне воцарившегося хаоса, группировка мобилизовала своих бойцов из разных регионов страны для осады столицы, угрожая захватить город в случае, если будут отвергнуты три ее требования: изменение действующего правительства на правительство национального партнерства; восстановление субсидий на нефтепродукты и имплементация договоренностей Национального диалога (которые изначально не были подписаны хуситами).

Обстановка в стране накалилась до предела.

Государство еще и пыталось вести какие-то переговоры с лидером группировки Абдель Маликом аль-Хуси, которые ни к чему иному не приводили, кроме как к истощению и до того небогатого запаса престижа правительства. Последнее выглядело так, как будто больше не на что другое не было способным, кроме как отправить в Сааду своих представителей для переговоров с лидером военизированного объединения, чтобы убедить его в других вариантах решения вопроса, могущих составить альтернативу его вооруженному вторжению в столицу.

Пожалуй, тем, что еще больше может охарактеризовать природу этой политической борьбы, является поддержка, которую получили хуситы от членов партии бывшего президента Йемена Али Абдалла Салеха «Всеобщий народный конгресс», включая лидеров племен и их военизированных объединений в подконтрольных группировке регионах.

Религиозный аспект конфликта

История развития группировки хуситов показывает, что главным двигателем всей их деятельности является стремление возродить мощь и господство рода Хашимитов, которых Аллах, согласно убеждениям хуситов, наделил правом управления; правом, которое предоставляется каждому, кто выступает с оружием против деспотичного правителя.

Религиозный аспект конфликта нашел свое воплощение в борьбе хуситов против несогласных с ними исламских движений на находящихся под их управлением территориях, начиная с салафитов, проживающих в селении Дамадж в мухафазе Саада, районе Архаб на севере мухафазы Сана, а также провинции Эль-Джауф, заканчивая племенем Хашид в провинции Амран, аффилированных с партией «Йеменское объединение за реформы» («Аль-Ислах») и являющихся умеренным исламским движением. Последние были наиболее мощной силой, противостоящей идеологическому и территориальному расширению хуситской группировки за последний период.

Вполне очевидно, что основной целью продвижения хуситов зачастую выступало и выступает стремление нанести удар по «Аль-Ислаху» и его племенным лидерам (их дома неоднократно подвергались террористическим актам со стороны группировки на подконтрольных ей территориях). Мотивы хуситов стали прояснятся еще больше, когда их руками были устроены подрывы в суннитских мечетях и школах по изучению хадисов и Корана.

Действия и поступки хуситской группировки говорят сами за себя.

Опосредованная война

Нельзя сказать, что такой вид войны является чем-то новым либо стал следствием последних событий в Йемене и регионе в целом - эта война берет свои истоки с начала конфликтов с хуситсткой группировкой. Эскалация вооруженных столкновений, которая наблюдается в регионе, повышает спрос на такой вид войны.

То, что происходит в настоящий момент в Йемене, является ничем иным, кроме как новым витком «прокси-войн» между двумя мощными силами или, как их можно описать, «молотом и наковальней» на Ближнем Востоке – Саудовской Аравией (несущей прапор суннизма) и Ираном (оплотом международного шиизма). Аргументов для такого рода суждений предостаточно.

Сегодняшний Йемен «придатком Саудовской Аравии», как его характеризовали на протяжениивторой половины прошлоговека, уже не назовешь. Внутри страны сформировалась устрашающая сила – группировка хуситы, которая за последние три года превратилась во влиятельного игрока, работающего в интересах непримиримого исторического соперника Саудовской Аравии.

Саудовская Аравия не проморгала взлет поддерживаемой со стороны Тегерана хуситской группировки – он произошел прямо перед ее носом и возможно даже в угоду ей самой, панически напуганной революциями Арабской весны. Мнимая озабоченность Королевства движением «Братья-мусульмане» дало возможность Ирану укрепить связи со своими союзниками не только в соседствующих государствах (Ираке и Сирии), но и в Йемене, где Тегеран, воспользовавшись постреволюционной слабостью страны и раздробленностью общества, взрастил себе нового мощного друга.

В водовороте происходивших событий Эр-Рияд «не заметил» новые продвижения хуситов в провинции Амран на фоне частых сообщений о том, что группировка оказывала поддержку местным лидерам режима Салеха, чтобы те объединились с ними в борьбе против племен Хашид, лояльных партии «Аль-Ислах».

Когда уже хуситы преступили очерченные в уме Эр-Рияда границы и полностью взяли под свой контроль провинцию Амран, Саудовскую Аравию стали мучить опасения по поводу последствий таких захватнических продвижений группировки. Саудовская Аравия даже принялась вести переговоры с йеменским президентом Хади для поиска путей примирения с Салехом и объявления общенациональной мобилизации для борьбы с хуситами, обещая выделить Йемену щедрую помощь на преодоление кризиса в экономике. На практике это примирение ограничилось несколькими утечками в прессе.

Когда же батальоны группировки вплотную приблизились к Сане, объявив о намерениях свергнуть действующее правительство, опасения Саудовской Аравии возросли еще больше – особенно, когда все увидели, что хуситы в своих военных успехах практически идут нога в ногу с «Исламским государством» (в прошлом - ИГИЛ), которые взяли под свой контроль большие территории в Ираке и Сирии. Очевидным также стало то, что силы Башара Асада при поддержке Ирана и «Хезболлы» не в силах поставить точку в противостоянии с вооруженной оппозицией (поддерживаемой рядом государств Персидского залива), которая, кажется, все ближе и ближе подходит к Дамаску.

Молниеносные продвижения хуситов (которые в итоге все же вошли в Сану, взяв под свой контроль большую ее часть) были растолкованы как попытка Тегерана создать новый фронт для того, чтобы дразнить Саудовскую Аравию и ее международных союзников. Похожую точку зрения в своих заявлениях для СМИ выражал и президент Хади, обвиняя при этом страны региона в попытках обменять Дамаск на Сану.

Недавно на иранском информационном ресурсе Аmmariyon, подконтрольный Иранской революционнной гвардии (ИРГ), были опубликованы слова главнокомандующего ИРГ генерал-майора Мохамеда Али Джафари, который заявил, что его страна развернет полномасштабную войну с арабскими странами, «выступающими против иранской исламской революции» в регионе.

Совет Безопасности ООН в своем коммюнике по Йемену от 30 августа намекнул на подобного рода вмешательства региональных сил в дела Йемена, «призвав государства-члены не вмешиваться, дабы не провоцировать конфликты и дестабилизацию обстановки».

Выводы:

Ситуация в Йемене – гремучая смесь, состоящая из конфликтов на политической и религиозной почве, а также опосредованных войн. Сложность происходящего в стране может породить неоднозначные прогнозы относительно будущих последствий.

Но вместе с тем можно предположить, что текущий политический конфликт в Йемене в последующем выльется в конфликт религиозный, принимая во внимание идеологическую доктрину группировки хуситов, которая (исходя из поступков самой группировки) явно лишена толерантного отношения к тем, кто не согласен с ее взглядами.

Большинство политических обозревателей склоняются к мнению, что конфликтная ситуация в Йемене по большей части является результатом внешних факторов, чем внутренних. На это в свою очередь указывает множество причин, среди которых нежелание хуситов ответить на призывы Совета Безопасности ООН и Саны вывести свои батальоны из столицы, а также вернуть государству провинцию Амран и прекратить боевые действия в провинции Эль-Джауф. Сюда можно также добавить недавний отказ хуситов от инициативы правительства, направленной на принятие необходимых мер по выполнению трех главных условий группировки.

Некоторые считают, что главная причина текущей ситуации в Йемене - это стремление третьих сторон вести «опосредованные войны», однако большинство все же склоняется к тому, что хуситы стремятся перекроить политическую картину Йемена на ливанский манер: обеспечить различным религиозным конфессиям равный доступ к верховной власти, а в работу парламента ввести принцип «блокирующая треть» (когда решение считается принятым при большинстве в две трети голосов).

***

Продолжающийся политический хаос и неопределенность с большой вероятностью увеличивают потенциал насилия в стране.

Только время покажет были ли два смертоносных взрыва, произошедших в пятницу в двух мечетях йеменской столицы отдельными атаками группировки "Исламское Государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ) или же эта организация играет мускулами в предвкушении более серьезного наступления, а теракты в Сане и Тунисе являются демонстрацией силы.

На данный момент, эти теракты снова продемонстрировали неспособность хуситов - которым не хватает должной тренировки в качестве полицейской силы - обеспечить безопасность и усилить соблюдение законности в Сане и других районах, пребывающих под их контролем.

Продолжающийся политический хаос и неопределенность с большой вероятностью способствуют увеличению потенциала насилия.

Хуситы, вместе со сторонниками бывшего президента Али Абдуллы Салеха, могут использовать эту политическую возможность для мобилизации людей с целью военной и политической экспансии, вероятно в направлении Таиза и Адена, где хуситы, будучи шиитами, сталкиваются с жесточайшим кризисом легитимности.

Некоторые наблюдатели предположили, что хуситы могут рассматривать контроль над Таизом и Аденом как высшие политические приоритеты, более важные, чем борьба с ячейками "Аль-Каиды".

Это маловероятно, чтобы Аден пал так быстро, как это случилось в 1994 году, при осаде его силами Салеха. Более того, сообщения об инициировании мобилизации президентом Абд-Раббо Мансуром Хади в Адене и других близлежащих городах южного Йемена позволяет предположить, что он признает ошибки прошлого, которые привели к сдаче Саны хуситам.

Салех публично осудил тактику Хади в Адене, упоминая о военном наступлении 1994 года на Йеменскую Социалистическую партию - ключевым сторонником которой тогда был Хади.

Будущие операции

Аден, скорее всего, будет источником любых будущих политических или военных операций против Саны, и как хуситы, так и Салех, рассматривают президента Хади как самую большую угрозу для себя.

Хади обладает политической легитимностью, что может привлекать финансовую и военную помощь Саудовской Аравии и других стран, членов Совета Сотрудничества Стран Персидского Залива. Проведший в Сане почти три десятилетия своей жизни, Хади высоко уважаем за свои военные умения.

К несчастью, его политические навыки не оказались столь же впечатляющими во время пребывания его на посту президента в Сане. Президент Хади является огромным препятствием на пути Салеха и хуситов, поэтому, они вряд ли упустят шанс ликвидировать его.

Соответственно, ближайшие дни являются жизненно важными для будущего Йемена.

Международное сообщество должно не просто наблюдать со стороны за тем, как разворачиваются события в Йемене.

Требуется агрессивное и быстрое дипломатическое вмешательство, особенно со стороны соседа Йемена, королевства Саудовская Аравия.

Политические переговоры в Эр-Рияде должны начаться немедленно, а Саудовская Аравия должна оказать давление на Салеха, чтобы ограничить его взаимодействие с хуситами.

Если Йемен войдет в очередную эру гражданской войны, она не ограничится странами Аравийского полуострова, как в 1994 году.

К сожалению, многие в регионе, которые наблюдают со стороны за событиями в Йемене, также будут задеты ею.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //