Женщины под пиво


Та категория девушек, с которыми можно разговаривать только сильно выпив. По трезвому — они мешают нам жить.

Кошатницы

Активные кошатницы бывают двух возрастов: первые — до 21 года. Девочка невинна и чиста. Вторые — после 31 года, когда фаза активного секса уже позади. В этом возрасте многие оказываются у разбитого корыта (читаем Пушкина, там подтекстом сказано больше, чем позволяет школьная программа). И думают, что нужно завести кота, ведь надо же что-то постить, например, фото любимого. Иначе — запишут в неудачницы! Потому что за маникюр ее уже приличные люди отфолловили. Пальцы фотографировать на балконе в солнечный день — можно. Но смотреть на это уже никто не в состоянии.

Кошатницы, как правило, ассоциируют себя с кошками. Если у нее кошка — то это ее подобие. Хозяйка вальяжная, мягкая, независимая, сексуальная. Думает, что кошка самостоятельная и самодостаточная. Но кошка получает стоптанным тапком по морде в некоторых случаях. Об этом кошатницы как-то забывают.

Кошатницы засирают ленту фотографиями своего животного. Фотография, где кошара тянется на солнце. Подпись — « у меня такое настроение». Вот кошка нажралась мышек, лежит улыбается, тут же описание: «Сегодня у нас хороший денек».

Все свои комплексы, все что во внешности не присутствует — грация, стройность, светящиеся глаза ночью, хвост — она пытается донести до мужика, чтобы он думал, будто она — кошечка

Это тайный намек: она заботливая тигрица в семье.

Если у нее кот — то в инстаграм, фейсбуке и вконтаке появляется ровно в два раза больше фотографий. Кот у них ассоциируется с мужиком. Они показывают, как хорошо было бы мужику, если бы он у нее жил. Вот Мурзик поел, вот он напроказничал и ему за это ничего не будет, потому что он хороший. Кошатница подпускает тебя поближе. По сути, если бы они обращались с тобой как с котом — было бы неплохо. Но такого не произойдет. Потому Мурзик кастрирован. И Мурзик не может сделать самого страшного: зарядить соседской кошке. Все остальное прощается: кот красиво складывает лапки, когда нажрался — мило, нассал в тапки — простительно.

Лишь бы Мурзик никуда не пристроил свое хозяйство

Дома у кошатницы может быть опасно. В квартире софа, воздух пропитан мочой кошачьей, но по пьяни этого можно и не заметить. И важный момент: после секса нужно обязательно надеть трусы. Утром кот может играть твоей колбасой. Первые пять минут кажется, что бегаешь по лесу, тебя колет репейник, а потом понимаешь, что член разорван кошкой в Марьино.

Оппозиционерка

Эти девушки в поиске. Когда все заебца — муж, двое детей, работа — не до митингов и протестов. Это все от скуки. Особенно это заметно по клеркам, в жизни которых ничего не происходит. Раньше по пятницам они пили пино гриджио, а теперь рисуют на ватмане плакаты с требованиями.

Наши оппозиционерки ходят туда, на те митинги, куда приходят мужчины на стайле «миллионер, который, не смотря на свои деньги, такой же как и все». Это 100 лет назад ходили на митинги за идею, не до мужиков им было. А сейчас приходят, что бы потом всем сказать, что она в теме — это раз. И два — думают, что все-таки им кто-то перепадет. Вот собрались потрясти лентами или встать в хоровод вокруг Садового кольца 100 000 тысяч человек. У большей части — средняя зарплата. Процентов 5 с высокой зарплатой. И вот она мечтает: милиционер ее бьет в нос, но чья-то волосатая рука отводит удар. И вот они уже сидят на Майорке и вспоминают, как познакомились на революции. Или на активном петтинге в лифте гонконгского небоскреба упоминают тот митинг.

Они мешают жить тем, что все время призывают к борьбе

Относятся, к нам как к дурачкам. Когда идет седьмой месяц оппозиционной войны — не надо ни к чему призывать. У нормального, вменяемого человека уже сложилось мнение. И тебе все равно, что она думает. Хочется послать ее на х… и поехать кататься на велосипеде. Она из той категории людей, что учат Родину любить.

Промоутер

Это молодые провинциалки, которых богатый дядя пригласил попробовать поднять с колен свое неудачное дело: суши, караоке, бар, галерею.

Разговорчивая, быстро переходит на ты, называется тебя «зая», использует уменьшительно-ласкательные суффиксы, чуз, йоу — набор блевоты. Они всем занимаются временно. Думают — это пережиток молодости. Вот когда вырастут, то откроют свой фешенебельный ресторан и раскрутят его. Нет. В 90 процентов случаев у них ничего не получается и их вышибают. Потом они пишут семь злобных постов, что денег не дали и вы туда больше не ходите. И я понимаю, что туда никто и не ходил — из-за этого ее и вышибли. Она там только завтракала, обедала и ужинала. И потом, иногда вылетают фото, где она в клубе, который не промоутирует, трясет задом над барной стойкой.

Они бесконечно спамят. Они гипер активны. Не повезло, если ты встретишь ее в месте, куда ты пришел с мамой, женой или ребенком. Они бесцеремонно летят к тебе, как Кай к Герде. Не стесняются совершено. Садятся на колени, целуют — хотя ты знаком с ней только по фейсбуку. Просят по дружбе в долг.

Всех их связывает всеобщая глупость

О корректности они не слышали. Ты можешь сидеть в стриптиз-баре, обедать. И вдруг это дрянь туда залетает. Устраиваться на работу. И через пять минут на телефон приходит сообщение, что эта мразь тебя зачикинила в стриптиз-клубе. Вот такие подставы. Первый вопрос будет от партеров, которым ты сказал что в Коломне, но уже едешь, тут пробка. И второй от семьи: почему ты в баре с какой-то дурой.

Доброе сердце

Эти девочки пристроенные. Они ни разу не голодала и ни разу не понимали, что деньги и самому нужны. Такая может написать спам-сообщение «Ребята, ну хотя бы по 10 тысяч давайте скинемся». Я — за фонды, за помощь несчастным и пострадавшим. Но когда фондов больше, чем кабаков у Гинзы — начинаешь не верить. Как правило, первым делом появляется фотография ребенка или плачущей овчарки, или затопленной деревни. Следом текст: «помощь нужна всякая». Снимаю с себя, рейтузы, носки. Выношу из дома одеяло и простыни.

Покупают вату, бинты, зубную пасту — на шесть деревень

Звоню, говорю, что сейчас все привезешь. В ответ слышишь, что все это уже не нужно, как вам не стыдно, вези только деньги. Причем, тональность грубая. Естественно, этим девочкам начинаешь не доверять. А бомбят тебя со всех сторон — фондов миллион, еще больше перепостов и ретвитов на страницах. И когда ты им начинаешь объяснять, что этим должно заниматься государство, то тебя обвиняют в цинизме и лицемерии. Эти добрые люди, кричат «чтоб ты сдох и сгорел в аду».

Ничего своего

Типаж — отличница с очень низким IQ. Она постоянно хуярит пословицами и поговорками, избитыми, как дворовый футбольный мяч. Наверняка, есть сайт для мудаков, где они все это копируют. Так раньше люди без чувства юмора заходили на сайт анекдот.ру, делали копипаст и отправляли по корпоративной почте письмо с намеком "посмотрите какой я юморной". Все их в дураки записывали и даже курить не звали. Сейчас, наверное, есть сайты для дураков, где собраны крылатые фразы, цитаты писателей, мысли приличных людей.

Они там сидят и думают, что самые умные, раз случайно сказали красивую фразу

Они дико лицемерные. Им не хочется, чтобы их зацепил таджик на велосипеде и сказал: «У меня такое же открытое сердце». Он им не интересен. Они эту левую фигню пытаются продать тому, кто богаче.

Раздражают их фотографии: козявки, листочки, комара в стакане воды (нет, чтобы бы его спасти). Кусок драного ботинка, картофель фри. Они все хотят сделать вид, что видят мир, как Энди Уорхол.

Они совершенно не интересны в разговоре. Чужие мысли (если запомнят) — выдают за свои. Когда встречаешься с ними оффлайн — не о чем говорить — эта дура не запоминает, того о чем пишет. Она, как копирка. Плохой флеш-накопитель.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //