А потом что-то щёлкнуло, и после этого я стал быдлом…

Родители воспитывали меня в духе полной толерантности и христианских заповедей о второй щеке. Не ругайся, не груби, не обостряй отношения, не используй связи и знакомства — в больницу тебе ещё ходить, на улице могут в морду дать, а с соседом кто знает, где ещё встретишься.

Вот и жил я так лет до двадцати пяти, сглатывая хамство в поликлиниках, ворчанье в магазинах, откровенные оскорбления от бабушек в подъездах. А потом что-то щёлкнуло, и после этого я стал быдлом.

Соседка, ежедневно выносившая моей матери мозг о том, что подъезд нужно покрасить силами всех его обитателей вопреки созданному и сполна финансируемому ТСЖ, и доводившая её до давления, уже как месяц здоровается со слащавой мордашкой, тогда как до нашей с ней беседы вела себя как барыня с крепостной. Всего-то несколько предложений с использованием идиоматических выражений а-ля «свинячьи шнифты вытаращила», «ещё раз твоя тушка со старыми костями», «готовь тазик для полёта с лестницы» сделали из неё предельно вежливого человека. Дверь не подпалили, из квартиры не выселили — зато два этажа вниз и два этажа вверх общаются лишь с улыбкой.

В местной поликлинике девочки в регистратуре подобострастно улыбаются после того, как в ответ на трёхкратный отказ матери в посещении нужного врача я едва ли не с ноги открыл дверь приёмной главврача, рявкнул в нецензурной форме на рванувшуюся ловить меня секретутку, а потом громогласно и не стесняясь в выражениях орал на перепуганного толстячка, тут же вызвавшего дежурившую в регистратуре девку и нужного мне врача — разбираться в причинах отсутствия заветных талонов. Талоны нашлись и больше не терялись, а все участники этого шоу были лишены каких-то выплат. Несмотря на опасение матери, что её «залечат», улыбаются, находят нужные лекарства и ведут себя тише воды, ниже травы.

Назойливый ухажёр моей сестры, не понимающий адекватной речи и ломившийся в её квартиру в два часа ночи, перестал и махать кулаками и проникся ситуацией лишь после того, как ему был продемонстрирован травматический ствол и ножик-бабочка в вакуумном пакете. После пояснения, что содержимое ствола будет предназначено его ногам, содержимое пакета — вложено в его руку, а сам он будет связан и передан прибывшему наряду, который мой приятель в достаточно крупном милицейском чине сможет наставить на путь истинный и поможет усмотреть в моих действиях 100% самооборону от злобного хулигана с ножом. Забыл путь-дорогу к дому сестры и даже трубку не берёт — хотела она ему как-то позвонить, что-то забрать.

Горжусь ли я таким поведением? Нет, мне противно. Но, чёрт побери, как же так легче жить!




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //