Заказчики русской революции 1917 года


«Если звезды зажигают - значит - это кому-нибудь нужно?» - писал Маяковский. 7 ноября 1917 года в Петрограде большевики зажгли «звезды», которые прогорели более 70 лет. Осталось разобраться в том, кому же это было нужно

Александр Парвус

Есть такие поразительные личности, которые при всем своем несомненном вкладе в исторический процесс, остаются в итоге в тени. Израсходовав свой потенциал, они остаются забытыми, современники от них отворачиваются, а потомки даже и не вспоминают. Таким был Александр Парвус, которого в своё время называли купцом революции, а позже клеймили как врага рабочего движения.

Парвус, при всех своих талантах и невероятной оборотистости, умудрился оказаться на берегу, когда корабль русской революции отчаливал в свое семидесятилетнее плавание. Для целого ряда видных русских революционеров Парвус стал своего рода наставником по вопросам европейского социализма. В 1901 - 1902 годах он был единственным из немецких социалистов, с кем Ленин и Крупская встречались регулярно; они даже ради этого перебрались в мюнхенский район Швабинг, где тот жил. Еще более тесные и длительные личные отношения связывали Парвуса с Львом Троцким, с которым они повстречались в 1904 году. Троцкий вместе с женой Натальей Седовой даже жил в швабингской квартире Парвуса.

Парвус не только спонсировал большевиков, проворачивая различные операции на рынке, не брезгуя контрабандой и простым "кидаловом", но и был автором тех идей, которые впоследствии присвоили себе революционеры. Именно Парвусу принадлежит идея вооруженного захвата власти, когда солдаты империи должны были развернуть орудия для решения внутренних вопросов в стране. Смотрел Парвус и дальше. Еще в начале XX века он говорил о превращении капитализма в универсальную систему, об уменьшении роли национальных государств и о том, что интересы буржуазии будут выходить за рамки этих государств. Что мы сегодня и наблюдаем.

Немецкий Генштаб

То, что русскую революцию "спонсировал" немецкий генштаб - общеизвестный факт. Все знают про легендарный пломбированный вагон. Действие разворачивалось следующим образом. Уже знакомый нам Александр Парвус, когда узнал о начале Первой мировой, сразу же придумал хитроумный план, который заключался в следующем: немецкий генштаб финансирует революцию в России и она, раздираемая на части внутренним конфликтом, распавшаяся на несколько частей, уже не сможет участвовать в Большой войне. Парвус прибывает в генштаб и докладывает детали: Германия должна оказать содействие социал-демократам, сепаратистам на Украине и в Закавказье, а также финансово помочь финским и прибалтийским националистам. Кроме того, Парвус настаивает на широкой пропагандистской работе.

Схема финансирования была четко отработана: торговая фирма, которая принадлежала Парвусу лично и базировалась в Копенгагене, получала на свой счет деньги от немецкого правительства. Парвус покупал на эти средства дефицитные в России товары и переправлял их в империю.

Там «посылки» принимала большевичка Сименсон, в чьей компетенции находилась продажа поступивших товаров и передача полученных за них денег Ленину (перевод сумм осуществлялся через шведский «Ниа Банкен», который принадлежал Олафу Ашбергу). От немецкого генштаба через фирму Парвуса было проведено 10 млн марок. Немецкие деньги большевикам пероводил также некий господин Моор, немецкий агент.

Антанта

Революция в России была выгодна и странам Антанты. Выход России из Первой мировой войны обеспечивал её неучастие в послевоенном "дележе". Кроме того, Англия и Франция представляли войну как борьбу за свободу против власти автократии. Присутствие царской России в демократическом лагере союзников было серьезной помехой в этой идеологической войне. Лондонский "Таймс" приветствовал февральскую революцию как «победу в военном движении», и редакторский комментарий пояснял, что «армия и народ объединились, чтобы свергнуть силы реакции, которые удушали народные стремления и связывали национальные силы». Англия внимательно следила за развитием событий в России, основной задачей было не продешевить и вовремя определить те силы, которые нужно было при необходимости поддержать. Посол Великобритании Бьюкенен постоянно отправлял донесения о развитии ситуации. В итоге, ставка была сделана на большевиков, как единственное "меньшинство" с четкой программой действий. Бывшие союзники вели двойную игру, до поры до времени не желая ставить все ставки на одну лошадь, поддерживали и большевиков и белое движение, получая свои дивиденды в виде разорения и раздробления России. Революция была выгодна Англии ещё и потому, что открывала дорогу к прибыльным ресурсам.

Нефтяные олигархи

Одним из главных факторов поддержи революции и большевиков стала бакинская нефть; к ноябрю 1919 года англичане заняли Баку и железную дорогу до порта Батуми. Как вспоминал один из белых деятелей: «С легкой руки англичан грузины заняли определенно враждебную позицию к русским вообще и Добровольческой армии в частности. Русские в Тифлисе подвергались настоящему гонению». Цитата из книги Великого князя Александра Михайловича «Всё не так»: «По-видимому союзники собираются превратить Россию в британскую колонию, – писал Троцкий в одной из своих прокламаций к красной армии. И разве на этот раз он не был прав?

Инспирируемое сэром Генрихом Детердингом, всесильным председателем компании Royal Dutch Shell, или же следуя просто старой программе Дизраэли-Биконсфильда, британское министерство иностранных дел обнаруживало дерзкое намерение нанести России смертельный удар, путем раздачи самых цветущих русских областей союзникам и их вассалам. Вершители европейских судеб, по-видимому, восхищаясь своею собственною изобретательностью: они надеялись одним ударом убить и большевиков, и возможность возрождения сильной России. Положение вождей белого движения стало невозможным. С одной стороны, делая вид, что они не замечают интриг союзников, они призывали своих босоногих добровольцев к священной борьбе против советов, с другой стороны – на страже русских национальных интересов стоял никто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской Империи, апеллируя к трудящимся всего мира».

Уолл-стрит

По части финансовых вложений в революцию немецкий генштаб занимает не первое место. Первое место - за дельцами с Уолл-Стрит. История финансирования октябрьской революции напрямую связана со Львом Троцким, который до революции безбедно жил в Нью-Йорке, обладая всеми благами цивилизации. В распоряжении будущего реввоенкома был личный автомобиль с водителем, пылесос и холодильник. Но со всем этим Льву Давидовичу предстояло расстаться, его миссия лежала за пределами уютной американской квартиры.

Троцкий направился "творить великие дела" при щедрой финансовой поддержке американского президента. Вудро Вильсон выделил 10 000 долларов (более 200 000 долларов в пересчете на нынешние деньги). Для финансистов с Уолл-стрит Троцкий был своим человеком. Его родственики, проживавшие в США и странах Западной Европы, были миллионерами, членами наиболее крупных мировых банков и усиленно налаживали торговые отношения между большевиками и Западом. 1 мая 1918 года — в праздничный день красных революционеров — была создана Американская лига для помощи и сотрудничества с Россией, под видом гуманитарной поддержи и благих дел в Россию прибывали делегации американских бизнесменов. Отток средств из России достиг угрожающих цифр. Деньги переводились в швейцарские и американские банки. "Американская международная корпорация", управляемая Варбургом и Морганами, активно способствовала налаживанию торговых связей с большевиками. Это не удивительно: финансовые структуры получали небывалые дивиденды от разграбления русских ресурсов. Паровоз революции, запущенный на зарубежные деньги, уже невозможно было остановить, поэтому им нужно было управлять.

Староверы

Существенный вклад в успех Октябрьской революции внесли старообрядцы. С давних пор бывшие в неофициальной оппозиции монархии, старообрядцы при этом к началу XX века достигли небывалых успехов в торговле. Общеизвестно, что революционное дело поддерживал Савва Морозов, поддерживали её и другие старообрядческие семьи: Это не кажется странным ещё и потому, что русские купцы, промышленники из старообрядцев, были хорошо интегрированы в английскую жизнь и поддерживали тесные бизнес-контакты с английскими промышленниками.

Англичанин Кноп, ставший монополистом текстильного и хлопкового рынка России, открыл в нашей стране 122 фабрики, где титульными управляющими были назначены старообрядцы. Народ говорил: «Где церковь, там поп, где фабрика, там Кноп». Рабочих также набирали из старообрядцев. Забастовки и стачки? Сказано - сделано.

Старообрядцы, которых принято считать необразованными мужиками с лопатообразными бородами, далеко не так просты. Савва Морозов учился в Кембридже и великолепно знал английский язык, отца его называли "англичанином".

Российский народ

Революция невозможна в стране, где её не хотят. Сколь ни сильны были финансовые авантюры и теории международного заговора, российский народ был главным участником революции. Дезертирство с фронта, недовольство монархией, зреющие в народе революционные настроения - эти факторы сыграли решающую роль в успехе Октябрьской революции.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //