Украинский великан

В 2007 году Стадник стал героем Книги рекордов Гиннесса со своими 253 сантиметрами роста. А в 2008-м категорически отказался от официальных измерений.

Теперь рекорд принадлежит Султану Косену из Турции, хотя он ниже украинца на 10 сантиметров.

Но о том, чтобы снова оказаться в зените славы, Леонид и слышать не желает - хочет жить, как все нормальные люди.

По некоторым данным, его рост составляет 253 сантиметров, масса тела 200 кг.

ЖИВЕТ ЗАТВОРНИКОМ

Леонид живет в своем небольшом домике в селе Подолянцы (Житомирская область) вместе со старшей сестрой Ларисой. Редко когда выбирается даже за пределы двора. Скучать времени нет - занимается домашним хозяйством, да и друзей у него много: и в селе, и в райцентре, и даже в США. Навещают. Помогают чем могут.
Бывший глава Чудновской райгосадминистрации Андрей Данилов сейчас основное связующее звено между Леонидом и остальным миром: созванивается с ним ежедневно, привозит из райцентра продукты… На этот раз у Лени было много заказов. Во-первых, купить несколько курочек. Те, что были, передушила собака, которую Стадник недавно завел. А еще свечи для автомобиля и кое-что из медикаментов. Благодаря Андрею Васильевичу Леонид и со мной согласился пообщаться - не выгонять же!
Увидев его на крыльце, я подумал, что это обман зрения. Рядом с Леонидом все выглядит игрушечным: хата, собака, лошадь. А сам я почувствовал себя хоббитом.

Трехлитровая банка в руке великана.

Леонид протянул руку. Я сумел пожать лишь три пальца - каждый был с предплечье двухлетнего ребенка. Тяжело ступая, ссутулившись и опираясь на стены и мебель, он проводил нас в миниатюрную даже для обычного человека комнатку, и беседа началась. Соболезнования по поводу безвременной кончины кур в зубах собаки он отмел:
- О чем разговор! Куры - дело наживное. А вы посмотрите, какая собачка - красавица! Дело в том, что она раньше кур не видела, вот и решила познакомиться. Тот, у кого я ее купил, предупреждал, что нужно быть осторожным. Но я не углядел.

ВСЯ ПОДАРЕННАЯ ОБУВЬ СНОСИЛАСЬ

Леонид присел на стул. Мой взгляд сразу зацепился за его обувь - то ли валенки, то ли очень толстые носки. Моя нога 42-го размера рядом выглядела детской!

- Когда вы были на волне популярности, разные фирмы наперегонки рвались сделать для вас обувь. А теперь как справляетесь?

- Заказываю на Житомирском протезно-ортопедическом предприятии. Мне как инвалиду полагается одна пара на два года. А те, что дарили раньше, сносились уже. Кроссовки только остались. Но они были малы, а сейчас, после операции, я похудел вроде. Может, влезу снова.

- Так все-таки была хоть какая-то польза от того, что вы были официальным великаном: и обувь дарили, и даже автомобили. Зачем же было отказываться от официального измерения роста?

- У меня очень много проблем со здоровьем. Мне стали в тягость постоянные визиты незнакомых людей. Нет, я не против общения с порядочным культурным человеком. Но ведь приезжают просто поглазеть. Так и говорят: "Хотим с тобой сфотографироваться. Для прикола". Не хочу я быть "приколом", мой рост - это моя беда. Поэтому и отказался от участия в "Книге рекордов". Хочу жить, как обычный человек. Хотя, скорее всего, не дадут.

ОТ ЗАРУБЕЖНЫХ КОНТРАКТОВ ОТКАЗАЛСЯ

- Но ведь и польза тоже была!
Тут Леонид усмехнулся:
- Когда обо мне было модно писать, иностранные журналисты ехали косяками. И кто-то, может, в шутку им подсказал, что мне обязательно нужно дарить чашку, пачку чая и свечку. Один за другим приезжали, и все с этим стандартным набором. Так моя покойная мама шутила, что я теперь спокойно могу вусмерть упиться чаем - свечей на отпевание хватит.
- Из каких стран приезжали?
- А какие вы знаете?
- Многие…
- Вот изо всех и приезжали. Даже с островной республики Океании - то ли Науру, то ли Ниуэ, то ли Палау, я уже и не помню. Приезжали послы Малайзии и Индонезии. Приглашали к себе. Если бы я ездил туда, куда меня приглашали, то, наверное, раз пять земной шар обогнул бы.

- Предлагали какие-то контракты?

- Да, но деньги, которые я мог бы заработать, не стоили затрат нервной и физической энергии, которые предстояли. И я отказывался. Без этих денег проживу.

- Если положить на весы вред и пользу от вашего роста - что перетянет?
- Мне трудно говорить об этом, поскольку, если бы не было проблем со здоровьем, все могло бы быть иначе. Когда уровень соматотропина - гормона роста - у меня был в 50 раз выше нормы, я был невероятно сильным. Два мешка с мукой по 70 килограммов брал, как килограммовые кульки, и мог нести на вытянутых руках хоть километр. Вот и доносился до позвоночной грыжи. Сейчас этой силы уже нет.

Великан с мамой в родном селе.



"И ГОТОВЛЮ, И СТИРАЮ, И ХЛЕБ ПЕКУ"

- Вы очень любили свою маму, Галину Павловну. Она, по вашим же словам, была самым близким вашим другом. Полтора года назад ее не стало. Кого вы сейчас можете назвать своим самым близким другом?

- Таким, как маму, - никого, - Леонид тяжело вздохнул. - Друг у меня есть в Штатах - Джим Спербер. Он раньше имел опыт лечения таких, как я. Где-то прочитал обо мне, написал письмо. Я ответил - завязалась переписка. Кажется, в 2005 году он в первый раз прилетел в Украину. С тех пор приезжает каждый год. У него здесь много друзей. Его друзья стали теперь моими, а мои - его друзьями. Он возил мою кровь на анализы в Германию, чтобы понять, растет моя опухоль или нет, таблетки привозил, которых у нас нет. Джим - настоящий друг. И Андрей Васильевич Данилов - тоже настоящий. Но таких, как мама, не будет…

- Раньше вы работали зо­отехником в колхозе. А теперь чем занимаетесь?
- Есть чем заняться: и кобылка есть, и бычок, и корова; свиньи были - недавно заколол; вон собаку завел. Есть большой виноградник, огород, покос.

- Косите самостоятельно?
- Раньше всегда сам косил. А в прошлом году решил косилкой. Не понравилось. В этом опять буду сам. Кошу обычной косой, но рукоятка для нее нужна особая, очень длинная, иначе сгибаться придется в три погибели. А по дому - я и готовлю, и стираю. Когда дорогу снегом замело и хлеба не подвозили, сам пек.

Много читаю. Книги мне читать тяжело - проблемы со зрением, а на компьютере я делаю шрифт максимально крупным и читаю запоем. В основном специальную литературу о животноводстве и о растениеводстве.

"НА ПОДАРЕННОМ АВТО ЕЗЖУ В КИЕВ"

- Операция помогла?
- Не знаю. Но чувствую себя хуже, чем до операции. Трудно бороться мне с моими проблемами. Иногда аж терпение лопается...
- Невесты пока нет на горизонте?
- Нет. Этот вопрос пока на втором плане. На первом - выжить.
- Если снова предложат номинироваться на право называться самым высоким человеком на Земле, то?..
- Упаси боже! Мне журналистов и ротозеев хватило на всю оставшуюся жизнь.
- А как ваша "Шевроле Такума" поживает, которую Ющенко подарил?

- Отлично поживает. Если надо, в Киев на ней выезжаю, на обследование в Феофанию.
- Тяжело в нее втискиваться?
- Мне сиденье перенесли в середину салона. Так что прекрасно умещаюсь. Спасибо Виктору Андреевичу!
- Когда поняли, что вы нестандартный?
- Лет с 10, наверное. Когда пошел в первый класс, был нормальный, разве что физически крепче других. А после - началось.

…Тут в комнату потянуло горелым. Леонид встрепенулся. Оказывается, поставил на плиту картошку варить, чтобы гостей угостить, да и заговорился. От предложения отобедать мы с Андреем Васильевичем вежливо отказались. А Леонид отказался от моего предложения измерить рост (я прихватил с собой рулетку). Объяснил просто: "Глаза не видят - сердце не болит".

Когда ехал домой, думал о том, что рост Леонида многим мешал оценить его душу, ум. Я попытался приподняться на цыпочки, хотя не думаю, что за час общения сумел достаточно глубоко понять его. Но то, что это личность цельная, многогранная, невероятно интересная - несомненно. А душа - чистая и безгрешная, как у ребенка.

Как у многих акромегалов, у него проблемы с перемещением по дому, и он вынужден ходить с опорой.

Леонид Стадник отказался от повторных официальных измерений, и в сентябре 2009 года утратил статус самого высокого человека в мире. Тогда как 27-летний турок Султан Кёсен, рост которого 251 см, прошёл официальные измерения и стал самым высоким официально зарегистрированным человеком на планете.

Начал ненормально расти после операции на головном мозге в 12-летнем возрасте; развилась опухоль гипофиза, что привело к акромегалии.

Я совсем не пью. Еще даже пива не пил в своей жизни. И сигарет не курил, - сообщил Леонид в интервью агентству УНИАН

С паном Леонидом часами можно говорить о его увлечении – садоводстве. Сидя посреди собственноручно выращенного виноградика в своем селе Подолянцы, что на Житомирщине, Леонид Стадник, рассказал корреспонденту УНИАН, чем сейчас живет и о чем мечтает.

Пан Леонид, как вы узнали, что вам нужно делать операцию?

Это все произошло по воле Божьей. Ко мне ежегодно приезжает мой друг Джим из Америки. Он доктор медицины в США. В начале мая этого года он опять приехал. И когда мы каждый раз отвозим Джима в аэропорт «Борисполь», то обязательно заезжаем в «Евролаб» (там еще при Викторе Ющенко мне дали стопроцентную скидку), сдаем кровь на анализы и вечером мне уже присылают результаты. В этот раз тесты крови оказались очень плохие. И мои врачи написали письмо, что опухоль у меня в мозгу ожила, и мне нужно немедленно идти на лечение.

Было нужно сделать МРТ, но в Евролабе этого не смогли сделать, потому что я по ширине плеч не входил в их томограф. А в Феофании, выяснилось, есть такой томограф, который мне подходит.

Он мне написал письмо, а у меня когда-то была такая привычка отвечать на все письма. Потому, как тех писем было уже слишком много, я физически уже этого не мог делать.

А вы были в гостях у Джима в Америке?

Нет. Он приглашал, но Америка – это очень далеко для меня. Я самолетом еще вообще не летал, боюсь. Я был во Франции, Германии. Ездил автобусом. Меня приглашал наш выходец из Украины, который живет в Германии.

В самолете дают спиртное, чтобы расслабиться и не бояться.

Я совсем не пью. Еще даже пива не пил в своей жизни. И сигарет не курил.

У вас такой принцип?

Да, это жизненный принцип.

Много писем получаете?

Сейчас не очень. Может, потому, что я в свое время не успевал отвечать на них, потому многие отсеялись. Теперь в основном пишут на електронку.

Что обычно вам пишут?

Обычно предлагают какую-то помощь, дают советы в жизненных ситуациях.

Было такое, что ко мне обращались фирмы, просили позволить пошить мне обувь. Я не отказывался, конечно. Но этот период уже прошел. Потом оказалось, что две фирмы, которые приезжали ко мне, конкурировали одна с другой. Например, приезжают Георг Вессель из Германии и бельгийцы в тот же день. Они все производят обувь. Меня удивило, что они приехали в один день. Потом выяснилось, что это просто Вессель узнал, что бельгийцы едут, тоже быстро приехал.

Сейчас никто не приезжает, но тогда меня были хорошо обули и одели. Относительно этого я сейчас спокоен. Вот недавно мне в Запорожье сшили сандалии.

Вы продлили регистрацию в Книге рекордов Гиннеса?

Сейчас зарегистрирован турок – как самый высокий в мире человек. Я не хотел больше регистрироваться, считаю это нецелесообразным, мне от этого ни холодно, ни жарко. Чтобы зарегистрироваться в Книге, нужно заплатить почти 400, а какая выгода с этого? Никакой. Я не хочу оскорбить Книгу рекордов Гиннеса, но выгода регистрации в ней – вещь очень субъективная. Кто-то регистрируется ради рекламы, а я хочу покоя. Потому что когда я был в Книге, это было что-то страшное, не было свободной минуты. В любое время мог кто-то приехать и сказать, что он проехал две тысячи километров и стоит под воротами, чтобы со мной сфотографироваться. Я говорю, хорошо, не возражаю, а оно вам зачем, спрашиваю. А тот говорит, просто для прикола... То есть эта публичность меня была просто замучила.

Я прожил с этой опухолью 30 лет. Когда-то, когда ее обнаружили, она вообще была неоперабельна. Меня тогда отправили домой и сказали, что есть шесть месяцев, а может, и нет, а я еще прожил 30 лет. Потом все эти годы опухоль то появлялась, то исчезала. Несколько лет назад анализы показали, что она оторвалась от гипофиза, почти умерла и все меньше продуцирует гормон роста. А в этом году она стала очень активной, гормон роста увеличился в 50 раз.

То есть все это время вы еще росли? Какой сейчас у вас рост?

Черт его знает, я уже не хочу измерять. Мой официальный рост остался на отметке 2 метра 53 сантиметра. После того, скорее всего, я еще подрос, потому что несколько раз ударялся головой о ветви деревьев, о которые раньше не бился.

Слышала, что у вас хобби – выращивать виноград.

Да, у меня почти 140 сортов винограда. Сад, огород – это мое хобби.

Что вы делаете с виноградом, если вино не пьете?

Сок делаю. Придется купить соковарку...

Чем еще вы занимаетесь? Смотрите новости, интересуетесь политикой?

Я вообще человек - немного принципиальный в жизни. И один из моих принципов – считаю, что в политику должны идти лишь те, кто в ней идеально разбирается. Как по мне, я слабо разбираюсь в политике, чтобы делать какой-то выбор или отдавать предпочтение. Я смотрю, констатирую, но вкусов каких-то нет.

Достаточную ли помощь получаете от государства?

У меня есть пенсия по инвалидности. Мне хватает. Пока мне позволяет здоровье, наша семья занимается хозяйством: держим корову, свиней, кур. Соответственно, есть молоко, мясо, яйца, овощи.

А какую-то официальную работу имеете?

Нет, не работаю с 2004 года. Хозяйство, в котором я работал ветврачом, закрылось.

А Виктор Андреевич после того, как вам подарил машину, заезжал к вам?

Нет. Но я в целом уважаю его. Он – молодец, добрый человек, я это почувствовал во время наших нескольких встреч (последняя – в 2006 году). Но его добротой воспользовались некоторые люди не так, как нужно.

Что вы читаете?

Сейчас в целом меньше читаю, чем раньше. Читаю книжки, периодику: о винограде, садоводстве. Мои любимые книги – Джеймса Хериота «Обо всех созданиях – больших и малых», «Обо всех созданиях – прекрасных и удивительных», «Обо всех созданиях – прекрасных и умных», «Собачьи истории».

Есть ли у вас мечты?

Сейчас хочу только одного – быть здоровым, чтобы опять радоваться жизни и заниматься своими любимыми делами: садоводством, виноградарством. Вот вышел сегодня на виноградник, душа радуется, что я уже здесь, но досадно, что почти ничего не вижу, и не могу, как следует, присмотреть за ним.

А почему виноград? Это же не лучший вариант для Житомирской области.

Потому и виноград, что это не его территория. Не хочется выращивать то, что совсем беспроблемно. Я захотел пойти против ветра, никогда не любил легких путей. Хотя житомирский климат не для винограда, но у меня с ним проблем нет, некоторые кусты уже десять лет хорошо родили.

А пасека вас не интересует?

Пока еще нет. Возможно, со временем. Я немного неадекватно реагирую на укусы пчел. Нет, не аллергия, мне просто больно.

Мне когда-то Виктор Андреевич предлагал несколько ульев, но я отказался, потом пожалел, подумал, может стоило бы попробовать, потому что практиески все пасечники – долгожители, за счет того, что когда ковыряются в улье, дышат этим воздухом – с ионами прополиса.

Были ли у вас когда-либо девушки?

Были, но это уже было давно. Потом наступило такое время, что у меня появились очень много проблем: с обувью, одеждой и главное – здоровьем. Тогда я принял решение, что не стоит свои проблемы перекладывать на чьи-то хрупкие плечи и стал жить сам по себе, со своей семьей.





Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //