Певица Юлия Самойлова. Евровидение-2017


Россию на песенном конкурсе "Евровидение-2017", который пройдет в Киеве, представит певица Юлия Самойлова. Девушка выступит на конкурсе с песней "Flame Is Burning", которую исполнит на английском языке. Автором музыки и слов композиции стал Леонид Гуткин. Он уже работал с конкурсантками "Евровидения" — Полиной Гагариной и Диной Гариповой.

Певица с детства имеет первую группу инвалидности и передвигается на инвалидной коляске. При этом Юля живет полноценной жизнью и не приемлет жалости в свой адрес.

«Я безмерно счастлива, что это произошло в моей жизни, потому что это то, к чему я шла с самого детства — смотрела телевизор и мечтала, представляла себя на сцене. И моя мама мечтала вместе со мной, собственно, она меня и заряжала на то, что это будет, и это случилось», — сказала Самойлова.

При этом она добавила, что не думает о политике на «Евровидении».

«Я не задумываюсь об этом, я просто еду на конкурс и все. Я просто об этом не думаю. Все это в стороне и не очень важно. Я пою, моя задача — достойно спеть, представить Россию и самой не опозориться», — сказала певица.

Талантливая исполнительница пробилась через заслон определенной критики и неприятия, заявив о себе и получив миллионы преданных поклонников. Юлия известна своим участием в третьем сезоне шоу «Фактор А», а также открытием параолимпийских игр в Сочи. Выступления на всевозможных конкурсах, фестивалях, а также поддержка близких позволили ей продемонстрировать свой голос, чувства и стремление к жизни, несмотря на ограниченные возможности. Самойлова Юлия для многих стала символом таланта, стремящегося к победе над собой и над ситуацией.

Певица родилась 7 апреля 1989 года. Случилось это в республике Коми, в городе Ухта. Юлия родилась здоровым ребенком, однако волею злого рока стала инвалидом после неудачной прививки от полиомиелита. Не было никаких болевых симптомов – девочка просто перестала вставать на ноги. Изначально причина была непонятна, и Юлию лечили от всего подряд, нанизывая диагнозы один на другой. Терапия не давала ожидаемых результатов, становилось только хуже. В 5 лет были даже разговоры о возможной смерти. Мама малышки очень нервничала и с трудом пережила этот тяжелый период неопределенности.

Юлия Самойлова, биография которой началась с такой сложной ситуации, повидала в детстве многое. Были походы по врачам, затем обращение к целителям и знахарям. В результате родители приняли ситуацию и поддерживали состояние девочки мануальной терапией и сеансами массажа.

Юлия с детства чрезвычайно увлекалась пением. Они с мамой постоянно разучивали новые песни, развивая ее талант. Первое выступление, о котором с увлечением рассказывает певица, состоялось в четырехлетнем возрасте на новогоднем утреннике. Была выбрана песня Булановой Татьяны «Не плачь», которая потрясла и ребят, и Деда Мороза. Вдохновляющим призом стала самая большая кукла из имеющихся подарков. Второе значимое выступление было на благотворительном концерте, где Юлия исполнила «Маленькую страну» Наташи Королевой в самом финале.

О ней написали в газете. Случилось это после участия в благотворительном концерте. Были предложения заниматься вокалом в местном Дворце Пионеров и Дворце Культуры. Девочка выбрала первый вариант. Преподавателем была Широкова Светлана Валерьевна, которая мотивировала Юлию к участию в различных конкурсах и с подачи которой состоялись четыре сольных концерта. В 15 лет начался следующий этап. Преподаватель уехала в другой город, и Самойлова Юлия перешла в местный ДК. Приглашения выступать прекратились из-за привязанности к инвалидной коляске, хотя раньше девушка не сталкивалась с подобными препятствиями. Она приняла решение заниматься самостоятельно, участвовала в нескольких конкурсах и занимала призовые места.

Весной 2008 года Юлия организовала собственную группу, которая просуществовала 2 года и распалась. У девушки опустились руки, она долго не пела. Училась в это время на психолога, однако бросила обучение еще на втором курсе.

В ноябре 2012 года состоялся третий сезон шоу «Фактор А». Юлия Самойлова стала для всех настоящим открытием. А началось всё с позднего звонка отца, который посоветовал девушке принять участие в известном на всю Россию шоу. Юлия решила сначала почитать отзывы и поспрашивать у знакомых. Услышанное не очень её вдохновило, однако в самый последний момент какой-то внутренний голос заставил её отправиться на конкурс. Она прошла предварительное прослушивание и великолепно выступала далее.

Знакомство со многими известными людьми стало переломным моментом в её жизни. Наиболее ценным оказалось общение с Аллой Пугачевой. Примадонна высоко оценила талант исполнительницы. Подтверждением тому стало получение награды «Звезда Аллы». Юлия Самойлова, биография которой отмечена призовыми местами и достижениями, считает эту награду самой значительной в своей жизни. По форме она напоминает звезду с вписанной по периметру буквой «А».

Самойлова Юлия принимала участие во многих конкурсах и фестивалях. Самыми известными были «Фактор А» и открытие зимних параолимпийских игр в Сочи. Девушка неизменно занимала ведущие или призовые места, упорно двигаясь к своей мечте – признанию и развитию таланта.

Сейчас у Юлии насыщенный гастрольный график, приглашения петь как на концертах, так и на других закрытых и неофициальных мероприятиях. Поклонники любят и ценят исполнительницу за открытое сердце и свободу духа, которыми она делится с приглашенными.

Личная жизнь

С Алексеем, своим молодым человеком, Юлия познакомилась в одной из социальных сетей. Он младше её на два года. Девушка не симпатизировала ему как мужчине и воспринимала, скорее, как друга. Изначально было желание встретиться и просто пообщаться. Самойлова Юлия считает себя обладательницей трудного, капризного характера. Молодому человеку пришлось перенести ряд испытаний, прежде чем завоевать сердце девушки.

Алексей поддерживает и во всем помогает Юлии. Увлекается религией и историей. Он музыкант, но девушка не является поклонницей его творчества. В их тандеме Алексей выступает администратором и тур-менеджером исполнительницы.

Кроме песенного творчества, какое-то время они совместно занимались рекламой, писали сценарии к роликам и даже пробовали Юлию в роли диктора.

Путь творческого человека зачастую сложен и тернист, и только самые стойкие и упорные достигают финишной прямой, ведущей к успеху. Юлия Самойлова, песни которой проникают в душу и задевают за живое каждого слушателя, является достойным примером для всех идущих к своей мечте, несмотря ни на какие трудности.

Дом в пяти минутах ходьбы от метро в одном из спальных районов столицы. У подъезда стоят трое явно подвыпивших неопрятных парней. В подъезде темно и почему-то сыро. На площадке на меня смотрят четыре почти одинаковых двери, за одной из них мне предстоит пообщаться с Юлией Самойловой.



За ничем не примечательной дверью оказывается вполне уютная квартира-студия. В дверях встречает Лёша – молодой человек Юли. Крепкое рукопожатие. Не успеваю раздеться, как предлагают чай. В комнате у небольшого журнального столика сидит Юлия. Она улыбается.

- Юля, расскажи о своем детстве.

– Я родилась в Ухте. Сначала мы жили в посёлке Ярега. В детский садик я не ходила. При этом моя мама сама предлагала быть нянечкой, чтобы и за мной ухаживать, и за другими детьми. Но в итоге ничего не вышло. Мы жили рядом с моими двоюродными братьями и сёстрами, поэтому я росла в большой компании. Да, и петь я начала с самого детства.

Как-то раз мы были на детском утреннике, мне было года четыре тогда. Все дети вставали на табуретки, рассказывали стишки, ну и всем дарили что-то: кому машинку, кому куклу. А я была очень смешная, мне мама сделала костюм мухомора. Большая смешная шляпа и платье в горох в виде ножки от гриба. Мне платье очень не нравилось, я, конечно же, хотела быть принцессой.

И вот я почти всё время сидела насупившись, пока не подошла моя очередь рассказывать стихи. И тут я решила спеть песню Деду Морозу: «Не плачь, ещё одна осталась ночь у нас с тобой»... Взрослая песня, Дед Мороз обалдел. Картина и правда была странная: маленькая девочка в костюме мухомора поет совершенно взрослую песню на детском утреннике. Все в зале замолчали, дети все замерли. В итоге мне подарили самую большую игрушку.

(Юля делает паузу, улыбается, кажется, вспоминает ту самую большую игрушку.)

- А что было в школе?

– С первого по пятый класс я в школу ходила. У меня была очень хорошая учительница. У неё самой ребёнок на коляске, правда у него всё посложней, чем у меня, и он в школу ходить не мог. Она для меня стала как третья бабушка и во всём мне помогала. Так я и доучилась до пятого класса, но потом пришлось перейти уже на домашнее обучение, потому что бегать из кабинета в кабинет по этажам я не могла.

(Делает паузу, улыбается.)

– Ну ничего страшного.

- И ты пела?

– Да, я пела, мы записывали всякие кассеты, раздавали знакомым и всем вроде как нравилось. Однажды появилось объявление о старте благотворительного марафона, в котором может принять участие любой человек. Можно было петь, танцевать, хоть крестиком вышивать. И я говорю маме, может я спою. Она, конечно, удивилась, спросила, не боюсь ли я сцены.

В общем, мы пришли, притащили с собой караоке, я спела две песни. Одну поставили где-то в середине концерта, а финальным номером я пела «Маленькую страну». После этого мне стало поступать очень много предложений.

(Юля хихикает и продолжает.)

– Ну как «очень много» – всего лишь два от Дворца пионеров и Дворца культуры. Это мне было 11 лет и я пошла в Дворец пионеров. Здесь я до 15 лет занималась с педагогом по вокалу, мы ездили по республиканским конкурсам. Потом перестала заниматься.

- А почему?

– Мой педагог уехал, и я пошла во Дворец культуры. В итоге я проходила на занятия к новому педагогу около полугода может, но никаких концертов, кроме как на День пенсионеров или День инвалидов, мне не предлагали. Мне же казалось, что это немного не мой уровень всё же. До этого у меня были сольные концерты. В итоге я ушла из дома культуры.

- Но петь не бросила?

– Нет, вскоре мы поехали на «Шлягер 2005» в Екатеринбург, и я заняла там второе место. Там мне сказали, что типа поешь ты хорошо, но в шоу-бизнесе у тебя ничего не выйдет, потому что пока у нас воспринимаются только мини-юбки. В итоге я решила подзабить на эстраду, тем более я и поп-музыку не сильно люблю.

- А что любишь?

– Я рок слушаю. Начинала с «Арии», потом мне они перенравились. Я стала слушать иностранный рок Deftones, Korn и прочее.

- Ты же и сама пела в рок-группе, да?

– Да, мы собрали команду как раз в тот момент, когда я решила, что всё, не буду петь попсу. В общем, я собрала команду, и мы играли вместе два или три года. Все ребята в группе были старше меня, у всех было большое желание играть. Мы играли в местных клубах. Было здорово. Единственное, мы не сходились в том, чего хотим дальше. Я хотела расти, ездить на гастроли, а у ребят были семьи, работа. В общем, получилось как-то глупо и мы развалились.

(Уже после интервью с трудом, но нахожу в Интернете записи Юлиной группы. В первом треке, который так и называется Entrance, две первые минуты играет гитара, никто не поёт. Потом вступает Юля. Она протяжно тянет звук у-у-у секунд двадцать. Дальше опять гитара. Слов нет.)

- А расскажи историю про то, как ты пела в ресторане?

– Да, был у меня такой период. Лёша договорился о прослушивании с владелицей одного из ухтинских ресторанов. В итоге меня взяли, я принесла свое оборудование, потому что в ресторане со звуком всё было ужасно. А Лёша сидел у меня на звуке.

– Мне нужно было сводить вокал с аранжировкой на микшере, – говорит Лёша, – я, в общем, сидел выполнял определённую работу. И однажды у нас был перерыв, мы сидим с Юлей пьём чай, тут врывается хозяйка заведения и говорит мне: «Чего это ты тут расселся, там нужно музыку поменять». При она мне ничего не платит. И я ей об этом напомнил. Она начала хамить, назвала меня морально безнравственным. Обвинила меня в том, что я требую деньги за ту работу, которую должна выполнять Юля, но выполнять её не может.

(У Лёши звонит телефон, он убегает на кухню.)

– После этого мы ещё какое-то время выступали в этом ресторане. Сначала люди приходили туда просто выпить: вахтовики, «гости из девяностых», были персонаж, который вытаскивал свой резиновый глаз и пугал дыркой в голове.

Но потом как-то обстановка стала меняться, люди стали приходить меня слушать. До моего прихода банкеты в этом ресторане заказывали раз в месяц-два, в итоге же очередь на их проведение тоже выстроилась месяца на два. В итоге это всё закончилось тем, что мы ожидаемо разругались с хозяйкой. Я хотела спеть в другом заведении, она же в ответ на это заявила мне, что таких, как я, никуда не берут. Я ответила, что ухожу из ресторана и забираю свою аппаратуру.

Самое смешное, что мы только через три месяца, в конце концов уже через милицию, смогли забрать наше оборудование.

- Я читал, что потом ты сделала паузу.

– Да, у меня была депрессия. Точнее даже не депрессия, я просто подумала, что у меня ничего не получается, не буду вообще петь. Потом я уже поняла, что это было только на пользу, возможно не эта бы пауза, не было бы и того же «Фактора».

Кстати, с Лёшей я познакомилась незадолго до распада группы. Мы начали записывать рекламу для радио. У нас это неплохо получалось. В какой-то момент мы решили, что нужно получить высшее образование в сфере рекламы. Правда, отнеслись к этому не очень серьезно, начав готовиться к ЕГЭ только в феврале. В июле поехали в Санкт-Петербург поступать в СпБГУ.

– В общем, поступить у нас не получилось, – перебивает вернувшийся к нам Лёша.

– Ну, я не скажу, что мы прямо ужасно написали, – говорит Юля.

– Там ещё просто бешеный конкурс, - ставит точку Лёша.

– Потом мы вернулись в Ухту, открыли свою рекламную фирму, достаточно успешную. Она и сейчас работает, но мы собираемся её продавать, потому что сейчас из Москвы управлять ею, конечно, нереально, – делает глоток чая и продолжает Лёша.

(Юле про агентство, кажется, говорить не очень интересно. Она возвращается к теме творчества. Рассказывает про то, как звонила в Дворец творчества, хотела выступить на благотворительном концерте, представилась Юлией Самойловой, а её не узнали.)

– Здравствуйте, это Юлия Самойлова, – я им говорю.

– Какая Юлия, – слышу ответ.

– Ну, девочка на коляске, которая поёт, – я как-то даже растерялась. Меня раньше все узнавали всё же.

– Мы таких не знаем.

– Думаю, блин, ну как так, всё, доигралась.

И вот это, наверное, и был тот самый момент, когда я и поняла, что творчество – это моё, его бросать нельзя. После был конкурс «Новая Ухта», где на отборочном туре я пела песню «Молитва», а вместе со мной танцевала одна из наших лучших балерин. В общем, я взяла Гран-При. Последний тур проводился, кстати, уже после отборочного тура «Фактора «А».

- А как вы решили, что поедете на Фактор «А»?

– Я посылала заявку ещё на «Голос», но ответа никакого не было. Точнее, даже не так, я передала свой диск через знакомую. В общем-то, мне кажется, что до моего диска тогда просто не дошли.

(По лицу Юли пробегает солнечный зайчик, она щурится. Смотрю в окно, за ним зелёные деревья, светит солнце – настоящее лето. Когда я ехал на встречу с Юлей, лил ужасный дождь и никаким солнцем даже не пахло. Снова смотрю на Юлю, у неё очень красивое лицо, а ещё она всегда улыбается.)

- А что ты делала после проекта?

– Я спела на нескольких концертах и уехала почти на месяц отдохнуть домой и закончить дела. Вернулись обратно мы буквально несколько дней назад.

- Скажи, в твоей биографии есть информация о том, что ты училась на психолога. Это правда?

– Да, я окончила школу и пошла учиться на психолога в Ухтинский филиал Современной гуманитарной академии. Я плохо понимала, что такое психология, но мне казалось, что у меня были к ней задатки. Это было дистанционное обучение, то есть мы работали за компьютерами, читали материал, а в кабинете сидел человек, которые следил за тем, чтобы не маялись ерундой.

Пользы от такой учёбы не было просто никакой. Единственное, у нас был очень хороший преподаватель психологии. Она проводила у нас по 2-3 мастер-класса в неделю. Как-то мы работали даже на телефоне доверия, и это у меня тоже хорошо получалось. Но вот с остальными предметами, с терминологией у меня было тяжело. Учили не особо хорошо.

– В этой связи и диплом СГА не особо ценился, – перебивает Лёша, - когда ты говоришь работодателю по телефону, что учился в филиале СГА, то всё, тут же бросают трубку.

– Ага, до свидания, – смеётся Юля.

– Диплом был не дороже туалетной бумаги, – продолжает шутить Лёша.

– Окончательно я поняла, что всё это ерунда, в тот момент, когда у нас был телемост с преподавателями из Москвы. Нам задают вопросы, а мы все молчим – ничего не знаем. Один вопрос, второй, пятый. Преподаватели помолчали, а потом говорят такие: даааа, - Юля долго тянет слог. - Ну, ладно давайте просто поговорим тогда, чем занимаетесь вообще?

Мне было ужасно стыдно. Я отчислилась. В итоге до диплома доучились всего пара человек, да и мой любимый преподаватель по психологии уволилась из СГА.

- А чем ты ещё увлекаешься?

– Ещё я очень люблю рисовать. Это у меня в папу. Я много рисовала лет с 13 до 18, у меня это получалось. И тут я решила что-то порисовать во время «Фактора «А»», но быстро отложила бумагу, поняла, что навык потерялся.

- Расскажи, как была устроена ваша жизнь на проекте?

– Мы жили в гостинице прямо рядом со студией. Каждый четверг у нас были съёмки. Мы приходили на студию часам к 10 утра, а уходили где-то в 2-3 ночи, бывало. Все уставали, и если бы не было столько времени, в которое ты занят непонятно чем, до концерта, то, наверное, мы бы и выступали лучше.

"Я не люблю слово "инвалид". Мои возможности ограничены, но желания - безграничны". Так о себе говорит певица Юлия Самойлова. 26-ти летняя "колясочница" из Ухты давно живёт по принципу "Нет ничего невозможного". Она переехала в Москву, вышла замуж, приняла участие в популярном вокальном шоу и покорила паралимпийские игры. В международный день борьбы за права инвалидов Юлия откровенно рассказала Евгении Паничкиной о силе духа, вере и любви.

- Юлия, земляки , узнавшие вас за время проекта, конечно, хотят знать, что изменилось в Вашей жизни после «Фактора А»?

- Самое главное, что меня теперь знают очень много людей. Меня стали приглашать на различные мероприятия, не только в Москве, но и по городам России. Я уже пела в Санкт-Петербурге, Ярославле, Нижнем Новгороде. К сожалению, у меня нет возможности сольно гастролировать. На концертах я пою с известными артистами, бывает, что меня приглашают под эгидой «специальный гость». Это значит, что люди хотят меня слышать, заинтересованы моим творчеством.

- А какая российская концертная площадка понравилась Вам больше всего?

- Ярославцы меня просто не хотели отпускать со сцены! Именно в Ярославле я впервые дала мини-сольный концерт. Программа была рассчитана на час. Можно даже сказать, всего лишь на час… Этого времени катастрофически мало, чтоб насладиться незримым контактом между артистом и слушателем. Я общаюсь со зрителями на равных, для меня давно не существует никаких ограничений, как в физической моей ситуации, так и в коммуникации с публикой. Люди это чувствуют, что потом отражается искренними слезами на глазах многих моих поклонников.

- Поддерживаете ли вы контакт с наставниками по проекту «Фактор А»?

- Общаюсь только по делу. У всех звезд очень насыщенные графики, поэтому времени на просто «выпить чаю» в беседе нет. Обычно я созваниваюсь с наставниками, чтоб решить ту или иную техническую для задачу – как лучше спеть, к кому обратиться за уроками вокала. В советах мои учителя по проекту, я точно знаю, мне никогда не откажут.

- В одном из интервью «Комсомолке» Вы говорили, что мечтаете о личном уроке вокала от Примадонны, так сказать, один на один. Случилось ли это уже за рамками «Фактора А»?

- Нет, к сожалению, после проекта мы с Аллой Борисовной не встречались. Но был момент, когда я нагло сторожила Пугачеву у ее гримерки – мне нужен был совет, как лучше спеть песню «Свеча горела на столе». У меня на тот момент возникли разногласия с педагогом. Алла Борисовна сказала тогда: «пой, как просит сердце». И действительно, очень многих растрогало до слез моё выступление с этой песней. Но я все еще жду личного урока от Примадонны. Может быть, в недалеком будущем.

- Записали ли Вы сольный альбом?

- Еще не было возможности заниматься альбомом. Я сейчас пишу песни и музыку. Людей больше трогают песни , как «Молитва», мелодичные, может быть где-то даже трагичные. Они привыкли к такой Юле Самойловой. Но недавно записала песню «Лайт» в стиле поп-рок. Она не депрессивная, как тяжелый рок, но и на «попсу» не похожа. Получилась взрывная смесь двух стилей. И, кстати, Сыктывкару и родной республике я спою ее на этом м благотворительном вечере впервые. Здесь, дома, услышат ее премьеру!

- Кстати, как часто Вы появляетесь в Коми?

- В родные края приезжаю редко, родителей очень мало вижу, потому и безумно скучаю по дому. А живу в Москве, в которой ритм жизни, как понимаете, жутко отличается от ухтинского. Немного неудобным до сих пор для остается неустойчивый график. Мне могут позвонить ночью и сказать о выступлении на следующий день. К такому нелегко привыкнуть. В столице я выступаю очень часто на благотворительных вечерах. Например, недавно пела для детей с тяжелой формой ДЦП (детского церебрального паралича — прим. ред.) в фонде Гоши Куценко. Мне нравится, что дети-инвалиды тянутся ко мне. Наверно, чувствуют «родственную» душу.

-Сейчас многие звезды шоу бизнеса снимаются в рекламе. Вам поступали такие предложения?

- Нет, пока сняться в рекламе мне не предлагали. Хотя жизнь только начинается, и всё еще впереди. Особенно интересно было бы , конечно, сняться в социальной рекламе о людях с ограниченными возможностями. В будущем я бы сама хотела заниматься благотворительностью и помогать тем, кто немного отличается от остальных.

Участие в проекте "Жить" и записи одноименной песни помогли ей прийти в норму после тяжелой операции и снова поверить в свои силы.

Вообще в моей жизни такое чудо произошло. Я была на реабилитации по поводу сложнейшей операции. Мы приехали из России, были уставшими. Тут я включаю телефон и вижу пропущенные звонки. Оказалось, мне позвонили от Игоря Матвиенко и предложили спеть. Я включила песню "Жить", у меня просто мурашки по коже побежали. Понимаете, в тот момент, когда я испытала сложности, я не знала, что делать. Я поняла, что нужно жить дальше, нужно ни в коем случае не опускать руки. Я сказала: "Конечно, я с удовольствием приму участие, буду петь песню". Мы собрались и поехали, текст я учила по дороге. Все было быстро. Пять дней меня не было в Москве, к сожалению, мне только в последний момент удалось попасть в проект, — пояснила Юлия Самойлова.

Она также поделилась, что слово "жить" означает лично для нее.

Жить — это не просто просыпаться, идти на работу, кушать. Жить — это отдавать полностью себя своим близким, развиваться, любить, не опускать руки, идти к своей мечте, какой бы сложной ситуация ни была. В жизни, даже когда кажется, что нет выхода, он есть всегда. Находятся люди. Какой-нибудь фильм может перевернуть твою жизнь, — сказала Самойлова.





Наш Telegram @VerrDi для настроения
Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //