О, да это же Вася!


В 1979 году, когда было мне семь лет, повезли нас всем классом в Москву. Музеи, памятники, то-сё. И Мавзолей, естественно.

В автобусе моя подружка Катя заявляет: «А хочешь, Вася, я тебе открою одну тайну?! Так вот, если у дедушки Ленина, когда к нему в Мавзолей заходишь, попросить исполнить желание, то оно непременно сбудется! Но не сразу, а только когда большим станешь».

«Да ну», - сомневаюсь я: «А ты откуда об этом знаешь?»

«У меня старшая сестра, когда их тоже к Ленину водили, загадала, чтобы мальчики из-за неё совершали всякие безумные романтические поступки – дрались, там, цветы воровали. И всё сбылось: трое её ухажёров в тюрьме сидят, четвёртый – в дурдоме лечится».

«Здорово!» - говорю: - «Чё, прям любое-любое? И велосипед? И мильён денег?»

«Не, деньги нельзя, Ленин не любил богатых. А велик... Нужен он тебе станет, когда вырастешь? Надо на будущее думать. Но только осторожно, а то один мальчик загадал себе самую большую в СССР писю, а потом всю жизнь жениться не мог».

«А пися-то причем?» - спрашиваю: «Чтобы жениться кольца нужны золотые».

«Какое же ты, Вася, ещё дитё», - говорит она: «Ну да ладно. Только загадывать надо не словами, а думать, чего хочешь. Представить себя взрослым, каким бы ты мечтал стать...»

Вообщем озадачила она меня.

Заводят нас в Мавзолей. Я всё голову ломаю - каким хочу быть. Ну, перво-наперво, машину крутую. Ну, чтобы про меня по телеку показывали, а все говорили: «О, да это же Вася!». А в остальном - совершенный сумбур в голове, картинки из фильмов мельтешат, от которых я тогда просто млел: Жеглов и Горбатый, сыщики, воры и прочая криминальная муть. За этими думками даже Ленина толком не разглядел...
***

Прошли годы. Так уж сложилось, что покинул я отчий дом, переехал в другой город и в начале 90-х стал бандитом. Ну как «бандитом», рядовым бойцом в бригаде Кутума. Для легальности был у нас свой ЧОП – рынок охраняли, ларёчников опекали и прочее по мелочовке.

Что ты! Как я гордился своим статусом! Я был весь из себя такой по кожЕ, цепа, болт из цыганского золота. Даже автомобиль у меня был свой собственный, должной степени крутости. По братве уважуха, у Кутума я на хорошем счету.

... А потом началась полоса невезения...

Началось с того, что сбил я корову. Не бабу толстую, а реально корову с рогами.

Вообщем мчусь я на машинке за город, а тут спуск такой крутой. И через дорогу стадо гонят.



Я притормаживаю, открываю окно и ору на менеджера коровьего, типа, шевели своих подруг! А он, гад, стал мне кнутом угрожать. Вступил я с ним в полемику, а за дорогой хоть бы кто следил. Бац! – тюкнул слегка одну бурёнку. Её от удара развернуло задом строго в моё окно и... Вот говорят же «медвежья болезнь», а она, оказалось, и у коров случается.

От неожиданности я газ с тормозом попутал и в кювет улетел.

И ведь надо же было тому случиться – как раз мимо проезжал фургончик местных телевизионщиков. А для них произошедшее не беда позорная, а рейтинговый сюжет.

Когда я, весь в коровьем дерьме, из машины выполз, меня уже вовсю на камеру снимают. Девка-ведущая от смеха с собой совладать не может, очередной дубль запарывает: «Корова обделалась, тьфу, отделалась лёгким испугом».

Ну, естественно, после моего теледебюта братва прётся, кликухи мне выдумывают одна круче другой: «Матадор», «Ковбой». Коммерсы рыночные за спиной хихикают. А главное - Кутум был очень не доволен.

***

Года с того случая не проходит, как новый попадос.

Еду я по той же трассе, но уже в обратном направлении, на подъём в горку. Впереди «Камаз» - скотовозка. А я почти вплотную к нему.

Тут камазист не пойми с чего резко по тормозам вдарил. Запор на скотовозе дохлый был или ещё чего, но крайняя корова жопой своей дверцу высадила и мне на капот примостилась, чисто как та кукла на свадебной машине. И опять с ней медвежья болезнь приключилась.

Я – в шоке, рульнул вправо. Вылетел с дороги, и кубарем. Башкой сильно ударился...

Милиционеры понаехали. И телевизионщики, мля, те же самые. У корреспондентки ихней от смеха аж истерика приключилась, когда она меня узнала.

Лежу в больничке. Медсёстры улыбаются и молочка, стервы, мне предлагают. Братва проведать пришла с гостинцами: тушёнка, сгущенка, конфеты «Му-Му» и «Бурёнка».

Отец звонит, подкалывает: «Сын, у нас в области животноводство даже лучше развито. И стоило тебе уезжать, херачил бы местных коров?!».
«Ты-то откуда об этом знаешь?» - спрашиваю.

«Так ведь тебя по центральному каналу аж три раза показали!» - говорит: «Весь город жужжит: О, да это же наш Вася! Меня поздравляют, мол, какого сына воспитал!».

Тут меня озарило – это же желание моё сбылось, что Ленину загадал! И ведь всё, мля, в масть, разве что я по другую сторону баррикад оказался.

Ну, думаю, надо эту тенденцию ломать. Как оклемался, пошёл напрямую к Кутуму. Говорю: «Отпустите меня на тройку дней, мне кое-какие дела в Москве уладить надо».

Кутум мне: «Ах, Вася, Вася. Вот нормальный ты парень, бесхитростный. И всегда ты меня устраивал, но сейчас... Ведь это не над тобой, надо мной ржут. И даже это не главное.

Пойми ты, если ещё не прочухал, нам лишний РR – как нож вострый. А тут ты - ньюсмейкер доморощенный, палево наводишь. Короче, Васятка, ещё раз засветишься или, того хуже, на нас журналистов наведешь – лучше уж сразу тебе уходить из бригады. Ты хоть не на выставку животноводов собрался?»...

***

Приезжаю я в Москву и прямиком на Красную Площадь. Только было рванул в Мавзолей, как тормозят меня сотрудники милиции. «Тебе чего?» - спрашивают.

«Да вот, Ленина повидать!», - говорю.

Один, что по-старше, стал ржать. «А кипяточку тебе до кучи не надо?!». Второй говорит: «Мавзолей закрыт, Ленин - на техобслуживании. Приходите через месяц».

«Братцы!», - аж кричу: «Мне очень надо к Ленину! Хоть подскажите где он. Мне к нему ненадолго, один только вопрос с ним перетру»

Первый милиционер аж загнулся от смеха, второй спрашивает: «А ты часом не дурачок?»

Я рукой махнул и пошёл обратно. Засел с горя в кабаке и упился там совершенно.

Дальше плохо что помню, урывками. Опять Красная Площадь. Я на коленях перед Мавзолеем. Кричу: «Товарищ Ленин! Я – Вася! Прости меня, я был не прав!» ну и всё такое. Давешние ммилиционеры («Говорил я тебе, что он – дурачок!»). Потом вытрезвитель.

Отписали мне пятнадцать зорь. Как вышел – мигом к телефону. Звоню на офис. Тоха «Мамай» говорит: «Ну ты, брат, отвесил! Мы тут вторую неделю от разных корреспондентов отбиваемся! Лучше тебе здесь не появляться - Кутум в гневе!!!»

Ладно, звоню отцу. Тот говорит: «Вася, мать-перемать! Ты чего там на барагозил?! Тебя журналисты со всего света разыскивают! А ну срочно домой!».

Короче, оказалось, что когда я, вдупель пьяный, Ленину земные поклоны бил, меня разные интуристы запечатлели на фото- и видеоаппаратуру.

Вскоре их западная пресса разродилась статьями, типа: «Русские неисправимы!», «"Васья" – зомби коммунизма!». Ну и наши тоже не подкачали: «Ленин – кумир братвы», «Покаяние бандита» и т.п. И везде я на фото во всей своей красе.

Приехал я в родной город. Возле дома тусуются какие-то утырки с красными флагами. Весь подъезд исписан: «Вася+Ленин=революция», «Вася – мы с тобой!», «Васька – ганд...» (а, ну это старое, это не в счёт).

Журналисты меня выцепили, лютуют во всю, мол, по вашему месту работы мы уже были, теперь хотим Вас лично опросить: кто для Вас Ленин, Ваше отношение к либеральным ценностям, и что Вы чувствовали в застенках, когда Вас загребли за Ваши убеждения...

Потом как-то всё само собой прекратилось. Как сказал мой отец: чёта-чёта там глория мунди.

Но мунди мундиями, а жить на что-то надо. На шее у единственного родителя сидеть мне не хотелось. А из всех активов у меня - только машина, дважды коровами битая.

И такая депрессия меня придавила – хоть вой. Чем заняться? К Кутуму вернуться? Пасть ему в ноги, мол, возьми обратно? Или в местную братву влиться? Или, пока машина на ходу, таксистом заделаться? Я ведь, по-сути, ничего не умею!

С горя напился я и решил – всё, завтра возвращаюсь к Кутуму.

Тут ночью на наш город налетел дикий ураган. Крыши с домов срывало, деревья в штопор завинчивало.

Утром выхожу и вижу – мою машину наглухо накрыло рекламным щитом. Вот, блин, машина две коровы пережила, а тут какая-то хрень из моей боевой ласточки знак интеграла сделала.

Захожу разбираться в офис компании, что эти щиты ставит. Панику там устроил вселенскую. Юрист-жаба визжит: «Форс-мажор!!! Мы не несём ответственности!»

Я говорю: «Да мне всё-равно, что ты мажор! Надо было лучше щиты укреплять! Я отсюда не уйду, пока мне деньги за мою машину не выплатите».

Тут на крики выскакивает директор фирмы, приглашает меня к себе в кабинет. Говорит: «А не желаете ли у нас поработать? Так Вы и свои деньги отобьёте, и нам пользу принесёте. Вы, я вижу, мужчина настойчивый, нам таких как раз не достаёт».

В общем, забил я на Кутума и устроился к ним на работу. Со временем стал замом, а потом и сам возглавил фирму. Женился (на дочери директора), детей уже двое, третьего вот ждём.

И ведь если бы не этот щит – так и был бы на побегушках у Кутума.





Наш Telegram @VerrDi для настроения
Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //