Мистика «Голубой дыры»


На земном шаре есть множество мест, где природные условие создают дня человека смертельную опасность. Причем там она очевидна: бездонные пропасти, зыбучие пески, камнепады, водовороты, невыносимая жара или холод. Но есть и загадочные места, где люди часто гибнут без видимым причин.

Неподалеку от египетского курорта Дахаб на Синайском полуострове в заливе Агаба находится коралловый риф Голубая дыра. Впрочем, дайверы-ныряльщики, приезжающие сюда со всего мира, называют его Чертовым колодцем, который якобы прямиком уходит в преисподнюю. Во всяком случае, береговые скалы пестрят множеством разноцветных флажков в память ныряльщиков, так и не всплывших из проклятого бездонного колодца.

Вообще в большинстве своем дайверы — народ отнюдь не суеверный, но знаменитую дахабскую легенду рассказывают с удовольствием. Давным-давно жила в этих краях любвеобильная принцесса, которая велела топить в этом гигантском коралловом колодце своих секс-партнеров, чтобы те не болтали лишнего. Отец принцессы, узнав о жестокостях дочери, приказал ее саму бросить туда же. А та напоследок пообещала, что все равно будет находить себе жертвы. Вот с тех самых пор и пропадают в нем люди.

Если говорить о геологии, то это место весьма необычно. Береговая линия переходит здесь в отвесную рифовую стену, которая образует колодец, уходящий на глубину более тысячи метров, За его внешней стеной тянется обрыв, заканчивающийся отметкой более 800 м, На глубине 54 метров есть арка, открывающая из колодца выход в море. Однако тела пропавших дайверов в нем никогда не находили: они бесследно исчезали в самом Чертовом колодце.

Эту загадку пытаются объяснить тем, что на большой глубине сжатый воздух в баллоне аквалангиста вызывает наркотическое опьянение. У кого-то начинает кружиться голова так, что он теряет ориентацию в пространствен, вместо того чтобы всплывать, погружается все глубже. Некоторые впадают в «кому» — засыпают с открытыми глазами и спят так в толще воды, пока не закончится воздух в баллоне. Может случиться, что человек начинает думать, будто он рыба, и пытается дышать водой.

Но тогда почему не всплывают тела погибших ныряльщиков? Ведь рано или поздно их трупы начинают разлагаться. Образующиеся газы должны раздуть гидрокостюмы аквалангистов и вытолкнуть их на поверхность. К тому же международные правила рекреационного дайвинга запрещают погружаться на сжатом воздухе глубже 40 метров. Профессиональные же глубоководные ныряльщики закачивают в баллоны не сжатый воздух, а особую смесь, не обладающую наркотическим действием.

Тем не менее, в Чертовом колодце с ними происходят странные вещи. Вот что рассказывает о своем погружении, едва не ставшем гибельным, российский дайвер Николай:

— В Блю-Хоул ныряют многие, всплывают не все. И я чуть было не оказался в их числе, А произошло это так. Мы вошли в воду, договорились, кто за кем пойдет Подплыли КО входу в колодец и начали погружаться. Падение прекрасно, мы падали с немыслимой скоростью, и вот тридцать, сорок, пятьдесят, шестьдесят метров.

И вдруг мы увидели это. Неожиданно пропали цвета, все стало серебристо-серым. Ни одной рыбки здесь мы не увидели, но когда они появились, это были существа, похожие на людей, Я не знаю, насколько глубже они шли под нами, но их движения были совершенны. Они были примерно такого же роста, как и мы, и мне даже показалось, что на спине у них были баллоны.

Сначала, я подумал, что на них одеты гидрокостюмы серебристого цвета, но, подплыв ближе, я увидел, что это их цвет кожи, они полностью, все, с ног до головы, были серебристые. Мы, не задумываясь, нырнули глубже, чтобы получше разглядеть их.

Чем глубже мы погружались, тем сильнее их изображения трансформировались, они как бы таяли, и вот мы увидели рядом с собой, нет, не людей с серебристой кожей, а маленьких детей с пустыми глазами и серой кожей. На них были надеты какие-то лохмотья серого цвета. Они плавали рядом с нами, заглядывая нам в глаза, О Боже, эти глаза, именно тогда я почувствовал этот дикий страх.

Я посмотрел вниз и увидел, что дно совсем рядом. Я вдруг понял, что это за место, стал стучать по баллону, чтобы привлечь внимание своих друзей, но было уже поздно. Они не почувствовали тот ужас, который почувствовал я, они хватали детей за руки. Вокруг одного из нас дети образовали хоровод, и ему это нравилось, он улыбался, Я старался не смотреть им в глаза, я стал подниматься выше все быстрее и быстрее.

Но тут я услышал музыку, это точно была музыка, хотя скорее нет, это был хор, тысяча голосов звали меня вернуться, Мои движения стали опять замедляться, голоса стихали, я вновь стал погружаться все ниже и ниже. Я попытался поддуть жилет, но руки не слушались, дети стали тащить меня вниз.

Я, честно говоря, уже с трудом понимал, где верх, а где низ, я стал изо всех сил молотить ластами. На какой-то глубине я опять услышал голоса, тогда я закрыл уши руками и поплыл вверх. Последний раз я взглянул вниз и увидел ужасную картину: мои друзья, словно по взмаху дирижерской палочки, одновременно посмотрели на меня, и я увидел их лица, на которых был страх, нечеловеческий ужас.

Я никогда не забуду их лица в тот роковой момент. Только тогда они поняли, что происходит, А дети набросились на них, все разом, их были сотни, и через несколько секунд я уже не видел ни детей, ни моих друзей. Жилет раздулся и с треском клапанов тащил меня вверх с огромной скоростью.

Когда меня вышвырнуло из подводного сумрака, я увидел ослепляющий солнечный свет. После этого я уже ничего не помню. Наверное, меня кто-то вытащил из воды, сам бы я не выплыл. А мои друзья навсегда остались в Чертовом колодце.

Столь же трагически закончилось погружение в Блю-Хоул и французских ныряльщиков — Алена Марсо и Пола Тьюмана, «Мы с Полом достигли стометровой глубины и решили не спеша поплавать, понаблюдать. Отплыли друг от друга метров на пятнадцать, — рассказывает Ален, — Вдруг я поворачиваюсь и вижу, что Пол «завис» в толще воды; направив луч своего мощного подводного фонаря в одну точку, Я тоже вгляделся туда, куда смотрел Пол, И увидел в расщелине между больших камней странный большой белесый предмет. И он... вдруг зашевелился!

Помню, я еще подумал: что это за огромная такая рыбина, не опасна ли она? И тут меня передернуло от ужаса. Я увидел, что это обнаженная девушка, припавшая к скале. Как? Откуда? Не может быть! На стометровой глубине, без акваланга!

Все, что произошло потом, помню как в тумане, Фигура отделилась от скалы и метнулась к Полу. В лучах фонаря я увидел искаженное злобой страшное лицо. Еще мгновение, и существо накинулось на Пола, выбило из его рук фонарь и стало тянуть за собой, погружаясь все глубже и глубже. Я привалился к камню, на какое-то время впал в ступор: просто не мог пошевелить ни ногой, ни рукой. Меня била дрожь, дышал я с трудом, а сердце, казалось, вот-вот разорвется от бешеного ритма, Глянул туда, где растаяли в синеватой темноте две фигуры, Уже ничего не было видно, и я начал всплывать».

Когда Ален Марсо поднялся на поверхность и, заикаясь от пережитого ужаса, рассказал о случившемся, ему не поверили, Однако несколькими часами позже спасательная экспедиция, совершившая погружение в Чертов колодец, на глубине 150 метров обнаружила изодранный в клочья гидрокостюм Пола Тьюмана, однако его тело не нашла.

Позже экспертиза показала, что костюм был разодран не зубами какой-то рыбы, а скорее человеческими ногтями. Причем для этого была нужна немыслимая сила. И российский, и французский дайверы утверждают, что все увиденное ими не было галлюцинацией. Однако оба не берутся даже предположить, что это такое.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //