Какие были диеты в дореволюционной России


Чтобы соответствовать идеалу красоты, женщины готовы идти на любые подвиги. Сейчас это фитнес и йога. Когда образцом считалась фигура девушки с веслом — были плавание и гимнастика. В эпоху Серебряного века и общего декаданса — бессонница и кокаин.

В любое время и при любых идеалах обязательным атрибутом достижения красоты будет диета.

Глазами иностранцев

Кадр из фильма «Иван Грозный» режиссёра Сергея Эйзенштейна. На снимке: Николай Черкасов в роли Ивана Грозного и Людмила Целиковская и роли царицы Анастасии Романовны. В постели с царём. Иван Грозный и все его женщины Впрочем, когда речь идёт о совсем давних временах, например о допетровской Руси, слово «диета» кажется плохо совместимым с реальностью.

В самом деле, какая у классической русской красавицы может быть диета, да и зачем она ей? Память тут же любезно подсовывает зрительный ряд, где преобладает персонаж кисти Бориса Кустодиева «Купчиха за чаем». А вслед за ним подтягивается целый легион иностранцев, которым посчаст­ливилось свести знакомство с русскими женщинами.

Общий тон их впечатлений неплохо отражён в записках англичанина Самуэля Коллинза, медика царя Алексея Михайловича: «Худощавых женщин московиты полагают нездоровыми. Маленькие ножки и стройный стан почитаются безобразными, а истинную красоту они видят в толстоте».

Секретарь австрийского посольства Иоганн Корб пошёл дальше и заявил, что всё дело в своеобразном русском костюме свободного кроя: «Они, в отличие от прочих европеянок, не носят корсетов, и тело, нигде не стесняясь убором, может разрастаться как попало».

Спят и пьют

В целом всё верно. До сих пор в русском языке прилагательное «худой» имеет два значения. Одно — собственно тощий, костлявый. Второе — плохой, негодный. Но насчёт женского тела, что «разрастается как попало», австриец явно загнул. Другой ино­странец, немец Адам Олеарий, оказался более наблюдательным: «Русские женщины среднего роста, обладают стройным, нежным и пышным телосложением».

Стопроцентное попадание. Именно таков был идеал женской красоты на Руси. И чтобы его достичь, тоже нужно было постараться. Прежде всего сесть на очень специфическую диету. Причём под первым её правилом охотно подписались бы все современные диетологи: «Ести без довольнаго объядения, лучше часто помало, неже единощи много». Но вот последующие рекомендации привели бы нынешних докторов в ужас. Вот как уже помянутый Коллинз описал процесс достижения идеала: «Те, кто от природы не склонны к толстоте, предаются эпикурействам с намерением растолстеть. Они лежат целый день в постели, пьют русскую водку, очень способствующую толстоте, потом спят и снова пьют...»

Сама по себе водка полноте не способствует, здесь врач то ли просчитался, то ли намеренно замутил воду. Но и без неё тоже не обошлось. Роль этого напитка в достижении «нежного и пышного» идеала лучше всего проясняет история первой невесты царя Михаила Романова Марии Хлоповой.

Больше кушать

Через две недели после того, как девушку официально признали царёвой невестой, с ней приключилось недомогание. Вот анамнез: «Рвало и ломало нутро и опухла была. А после была ей блевота. Не вдруг, сперва побыло дни с три и с четыре, да перестало, а после того, спустя с неделю, опять почала блевать...» Собравшийся консилиум постановил, что всё дело в чрезмерном увлечении сладкими блюдами — маковыми коврижками, изюмом, взбитыми сливками и грецкими орехами, сваренными на меду: «Едала сласти, и они ей говорили, чтоб сластей кушала не много, и оттого та болезнь блевота почала бы быть в ней меньше».

Мария Хлопова на рисунке Николая Неврева.

Председателем консилиума был голландец Валентин Бильс. В принципе он сделал всё правильно. Но в силу своего происхождения иноземец не учёл одного. Царёва невеста объедалась сладким и жирным не по прихоти или жадности. Её намеренно и хладнокровно «доводили до кондиции», до той самой «нежности и пышности». А потому заморского доктора вежливо выслушали, но совет прекратить напихиваться сладким подвергли осмеянию. Потому что красота и тогда требовала жертв.

Зато другой совет того же Бильса был принят к исполнению безоговорочно. Когда Марию довели чуть ли не до коматозного состояния — она уже не могла есть, — голландский доктор поменял точку зрения: «Желудок у неё в те поры был бессилен и не варил, и селезёнка опухла. Та болезнь бывает от желудка, как желудок бывает ветрен; а как желудок будет здоров и то всё минуется». И прописал лекарст­во: «Велел взяти из аптеки скляницу с водкою и отнести к Марье, а сказал, что она от того будет больше кушать».

Вот это «больше кушать» и было причиной того, что невесты на выданье действительно пили водку, и по­многу. Правда, касалось это только барышень из богатых семей. Перечень женских хворей, записанный врачами тех времён, позволяет точно определить, кто соблюдал «свадебную диету», а кто обходился без неё. К бедным посадским «жонкам» лекаря, как правило, вызывали лечить от «надсады» (переутомление) и «грызи» (позвоночных грыж). А в богатые семьи приглашали «для брюшного вычищения». То есть для организации искусственной рвоты при переедании.

Фрагмент картины Константина Маковского «За чаем».

Не ешь лакомо

Медицинские карикатуры британского художника Джеймса Гилрея. Царское дело и тело. Как лечили коронованных больных Справедливости ради надо сказать, что подобная диета сродни современной предотпускной — следовало срочно «привести фигуру в порядок» перед ответственным событием. Да, жирное и сладкое ели помногу, но без особого удовольствия и только перед свадьбой.

Потом от него отказывались, причём, во что сейчас трудно поверить, с большим облегчением. И возвращались к обычному режиму питания. Он мало чем отличался от современного. Более того, почти полностью совпадал с рекомендациями нынешних диетологов. «Не ешь лакомо», «Раннего еды и пития не творите», «Ужин не нужен, был бы обед», «Отчайся обжорства — ведёт оно к похоти телесной». Всё это наставления многочисленной «учительной» литературы, благословлённой Церковью.

«В постные дни готовь про обиход яства рыбные и пироги постные с маслом с деревянным и с ореховым, и с льняным, и с конопляным, капусту сырую и гретую, грузди, рыжики солёные, сырые и гретые, и ягодные и овощные яства, без масла». Учитывая, что постных дней в году было примерно двести, надо признать, что стол в Древней Руси соответствовал самым придирчивым требованиям. За исключением, разумеется, «свадебных диет».




Метки:



Комментарии:

  • http://oreninga.oppps.ru/ Oreninga

    пойду,пожру чонить.



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //