Как в Европе решали, достойна ли инфанта Мария-Терезия занять австрийский престол


Картина французского художника XVIII века Пьера Лефанта "Баталия при Фонтенуа". Слева на коне изображен Людовик XV, а справа - Мориц Саксонский. Автор погрешил против истины, так как в момент сражения опухший от водянки маршал не мог не только ездить верхом, но и ходить, он передвигался лишь на носилках.

Все-таки, интересная и насыщенная жизнь была в XVIII веке. Вот, например, 11 мая 1745 года, в теплый и солнечный весенний день более 100 тысяч мужиков почти со всей Европы, одетых в яркие карнавальные костюмы, увлеченно, но не забывая о галантных манерах, кололи, рубили, резали и стреляли друг в друга, выясняя животрепещущий вопрос: достойна ли инфанта Мария-Терезия занять австрийский престол?

Это называлось битвой при Фонтенуа - крупнейшим сражением восьмилетней войны за Австрийское наследство, тянувшейся с 1740 по 1748 год. На поле боя сошлись французская и англо-голландская армии, причем в составе обеих армий сражались многочисленные наемники из самых разных стран, от Италии до Скандинавии. Войсками антифранцузской коалиции командовал герцог Камберленд, а французами - страдавший водянкой маршал Мориц Саксонский.

Чтобы морально поддержать свою армию, на поле боя явился и сам французский король Людовик XV с наследником-дофином. Он не был воином и не умел командовать, зато умел произносить красивые фразы. Морицу Саксонскому он сказал, что после битвы при Пуатье ни один из французских монархов не сражался бок-о-бок с сыном и никто после Людовика Святого не выигрывал сражений у англичан, но он надеется продолжить традицию великого предка.

Битва началась в пять часов утра. Первой в атаку двинулась английская пехота, ее встречали французские пехотинцы. Англичане наступали медленно, плотными шеренгами, держа строй и шагая в ногу, как на параде. Когда противники сблизились на 50 шагов, английские офицеры, снялв шляпы, поклонились французам. Граф де Шабанн, герцог де Бирон и все французские офицеры ответили тем же. Согласно легенде, лорд Чарльз Гэй, капитан английских гвардейцев, сказал: "Господа французы, стреляйте!" Граф д`Отрош, лейтенант гренадер, ответил: "Господа англичане, мы предоставляем эту честь вам!".

Английский залп снес всю первую шеренгу французов: более 500 солдат и 52 офицеров. Сам граф получил семь пуль (однако потом оправился от ран и дожил до 80 лет). Ответный залп произвел в английских рядах не меньшее опустошение. Перезаряжая ружья, противники стреляли снова и снова, потери были огромны, но никто не отступал.

Участники сражения словно состязались в стойкости и выдержке: генерал-лейтенант шевалье д`Аше, которому раздробило ногу, докладывал обстановку королю не выказывая боли, пока не потерял сознание. После него к ставке на взмыленном коне прискакал герцог де Ришелье. "Моя новость - в том, что сражение будет выиграно, государь,- заявил он,- а мое мнение - нужно немедленно выдвинуть пушки на передовую позицию. Артиллерия проредит неприятеля, а кавалерия ударит с фланга. Нам нужно контратаковать, но для этого необходимо задействовать все силы, включая вашу свиту, сир, и конную гвардию".

Говорят, что Людовик плакал, давая согласие на план герцога: ему было жаль своих гвардейцев. Тем не менее, элиту французского дворянства бросили в бой. Схватка длилась не более восьми минут, но за это время погибли 73 офицера, в том числе пять полковников и пять капитанов, 55 человек были тяжело ранены, 464 получили более легкие ранения. Однако потери были не напрасны - англичане и голландцы обратились в бегство. Введя в бой резервы, Камберенду удалось остановить французов и избежать превращения неудачи в разгром, но в итоге ему, все же, пришлось отдать приказ об отступлении.

К часу дня все было кончено. Потери армии Камберленда составляли более 2500 человек убитыми, примерно 5000 ранеными и 3000 - пленными. При отходе англичане и голландцы бросили 40 пушек. Французская пехота потеряла 1734 солдат и офицеров убитыми и 4605 - ранеными. По французской кавалерии известно только общее приблизительное число потерь, без разбивки на убитых и раненых - порядка 1800 человек.

В дополнение к сказанному можно привести выдержку из воспоминаний шведского наемника фон Горта, воевавшего в составе английской армии и участвовавшего в битве при Фонтенуа:

"Я видел удивительные примеры храбрости, о которых стоит упомянуть. Молодая женщина из английского обоза в разгар битвы спарывала золотые галуны с мундира только что убитого офицера, не обращая внимания на летающие вокруг пушечные ядра. Когда я проходил мимо, ядро размозжило ей голову. Тотчас же другая женщина, несшая на руках младенца, подбежала и, положив ребенка на землю, вытащила из сжатых пальцев убитой нож, чтобы продолжать вместо нее спарывание галунов с тем же невозмутимым спокойствием. Но и она не успела закончить работу: очередное ядро сразило ее".

Показательна психология человека того времени: его нисколько не возмущает то, что женщина (да еще и с младенцем!) занимается мародерством на поле боя, но он восторгается ее безумной отвагой. О дальнейшей судьбе ребенка фон Горт ничего не пишет, очевидно, она его не заинтересовала.

Маршал Мориц Саксонский (еще в добром здравии), Людовик XV и герцог Камберленд.

Как уже говорилось, французская армия времен Войны за австрийское наследство в значительной мере состояла из наемников. На рисунке слева - швейцарские гвардейцы, справа - шотландцы, ирландец (в красном камзоле), корсиканец (в белом) и итальянец (в коричневом).

Слева - французские пешие гвардейцы, справа - шотландец, два лотарингца, ирландец, валлон и швейцарец.

Французский гренадер (слева в синем камзоле) и солдаты различных полков линейной пехоты.

Схема первой фазы битвы при Фонтенуа.

Атака англичан.

Шотландцы при Фонтенуа.

Еще одно изображение битвы при Фонтенуа со стороны французов на картине Анри Филиппоте.

Археологические находки на поле сражения.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //