Как англичанин 20 лет в Сибири живет

Майкл Уэр уехал из Англии в сибирское село Дубинка в 1992 году. Здесь он стал фермером, женился, завёл троих детей. Это не единичный случай, когда иностранцы оседают в России. При нормальной госполитике в российские деревни могли бы приезжать сотни тысяч иностранцев.

Уровень эмиграции из России – это от 30 до 50 тыс. человек ежегодно. Но существует и обратный поток – приезд в Россию иностранцев не только из слаборазвитых стран, но и из Белого Мира. Так, в 2010 году только из стран – членов ЕС в 2010 году в нашу страну на ПМЖ приехали 1867 человек. А если ещё учесть и другие развитые страны (США, Канада, Япония, Южная Корея и др.), то их число перевалит за 2 тысячи. К примеру, в тот год желание стать россиянами из США изъявили 29 человек, из Германии – 47. Кто эти люди и зачем они едут в дикую, как принято считать на Западе, страну?

Пусть и скудная, но информация об этих иностранцах есть. И из неё понятно, что именно дикость, точнее деревня (а это в России почти всегда синонимы), и прельщает этих переселенцев.

Вот, к примеру, англичанин Майкл Уэр, которому газета The Daily Mail посвятила небольшой репортаж. У себя на родине он развёлся с женой. В 1992 году, когда ему было 35 лет, приехал в Россию, в глухую деревню Дубинка (15 жителей), что в Новосибирской области. Здесь он женился на местной женщине Татьяне (ей было 18). От неё у Майкла двое детей. Третий их сын – от первого брака Татьяны, и он сейчас служит в армии.

В деревня Дубинка Майкл (впрочем, он просит, чтобы его называли «Михиал») развернул большое, по местным меркам, хозяйство: 14 коров, 40 овец, лошадь, свиньи куры. Его рабочий день длится с 8 утра до 11 ночи, и, по его словам, выходные бывают только когда он болен. Их дом типичен для русской деревни: отапливается дровами и с удобствами на улице. Самым большим потрясением для англичанина стало то, что в этой и окрестной деревнях был очень высокий уровень пьянства.

Несмотря на все трудности, Майкл говорит, что ему очень нравится жить в России. «В Дубинке долгие, солнечные зимы и нежаркое лето. Здесь свежий воздух и красивые места. Эта земля стала моей второй родиной», – рассказывает он. Несмотря на то, что англичанин живёт в нашей стране 20 лет, у него по-прежнему нет российского гражданства (но есть ПМЖ). Каждые пять лет он автоматически получает новую визу. Чтобы получить российское гражданство, ему надо сдать экзамен по русскому языку, но Майкл, как он печалится, за 20 лет так и не смог выучить нашу грамматику.




В комментариях к этой статье на Siberian Times простые англичане не только поддерживают Майкла и ждут от него книгу о своей жизни в Сибири, но и многие делятся своими планами на отъезд из Британии. Кто-то присматривается к Уругваю, кто-то к Венгрии, а есть и те, что хотят тоже переехать в Россию – в Красноярский край или поближе к Байкалу. Среди них есть мелкие фермеры, которые пишут, что их хозяйство нерентабельно на родине. Но главными причинами отъезда они называют порядки в Англии. Вот комментатор Сэм Джонсон из Шефилда формулирует это: «Блэр разрушил нашу страну и в ней почти нет рабочих мест для британцев, мы теперь официально в меньшинстве в Лондоне. Я подыскиваю варианты в России, частности в Красноярске и у Байкала. Я также не доверяю британским женщинам. Иммиграция означает, что у нас будет всё меньше возможностей попасть в дом престарелых, а если и попадём туда, то нас будут обслуживать наркоманы или просто люди без сострадания».

Из этих записей видно, что в основном такие высказывания по части идеологии можно отнести к правым. Западный мир переполняет т.н. «толерантность» и в ней всё меньше основ т.н. христианской демократии – по русски «правой демократии».

Пример Майкла Уэра не единичен. Вот ещё один англичанин обосновался в России. Здесь он тоже почти 20 лет, получил российское гражданство и сейчас занимается выращиванием бычков (700 голов) в Тульской области.

Региональная пресса полна примеров, как в провинциальные деревни приезжают немцы. В ту же Новосибирскую область, в деревню Алексеевка в 2006 году из Германии вернулись 200 семей. В начале 1990-х они, этнические немцы, возвратились к себе на историческую родину, но не прижились там.

Вот история немцев, вернувшихся в Россию, в деревню в Липецкой области.

Есть история американца Джея Клоза, поселившегося в деревне Крутово Владимирской области, где у него 4 коровы и 5 коз. Клоз занимается производством сыра – 40-80 кг в неделю.

В России принято стенать по поводу эмиграции наших соотечественников. Но по сравнению с эмиграцией из развитых стран она чрезвычайно мала. К примеру, из Германии ежегодно выезжают до 200 тыс. человек, из Швеции – до 30 тыс. (столько же, сколько из России, при том, что население Швеции в 14 раз меньше), из Франции 100-130 тыс. За пределами США живёт 3,6 млн. американцев. Из ЮАР ежегодно убегает до 100 тыс. буров (буров, кстати, пообещала принимать Грузия).

Мир сейчас захлестнула не только волна мигрантов, устремившихся в развитие страны, но и обратный процесс – бегство коренных европейцев и вообще жителей развитых стран, куда глаза глядят – от Китая до Латинской Америки. В целом такой поток белых людей можно ежегодно оценивать в 600-800 тыс. человек. Как мы уже говорили выше, недовольство нынешним порядком дел в своих странах в основном высказывают люди с правой идеологией. И Россия могла бы перехватывать часть этого потока. Из вышеприведённых примеров видно, что многих граждан развитых стран не смущает ни отсталость нашей страны, ни диковатые порядки в ней, ни необходимость тяжёлого труда. Наоборот, именно это многим иностранцам и нужно. Если вспомнить мощнейшую эмиграцию немцев в Россию (в 1913 г. в нашей стране жили 2,4 млн. немцев), то именно за свободным трудом они и ехали к нам.

Что нужно, чтобы увеличился поток белых иностранцев в Россию? Многие из них говорят, что необходимо упрощение получения не только российского гражданства, но и статуса ПМЖ. Многие упоминают и сложную процедуру покупки землю (официально иностранцам она не продаётся). Решение только этих двух проблем могло бы сделать страну в среднесрочной перспективе совсем другой – в первую очередь, это придало бы жизни умирающим деревням, возрождению сельского хозяйства.

Но нет, вместо отмены виз для граждан – стран членов ЕС и ОЭСР (всего остального развитого мира), упрощения гражданства для столь необходимых стране кадров, власти и крупный бизнес с маниакальным упорством пробивают «особое отношение» к мигрантам из Средней Азии, без чьего труда страна вполне могла бы обойтись (кстати, что-то эти гастарбайтеры не спешат заселять сибирские деревни или высвобождать русских работников на Химкомбанатах). Ситуация полного абсурда.





Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //