История белорусской «Володарки»


Не каждой тюрьме повезет оказаться в центре города. В Минске такой «острог» есть. Речь идет о следственном изоляторе №1 ГУВД Мингорисполкома на улице Володарского, в простонародье больше известной как «Володарка».

Тюрьма-замок

Построенный в начале ХІХ века острог в отличие от многих зданий на всем протяжении своего существования использовался лишь по прямому назначению.

Необходимость постройки новой тюрьмы в Минске было вызвано и тем, что старое здание Минского острога, находившееся на том месте, где сейчас расположена 3-я городская больница, пришло в угрожающе аварийное состояние.

Тот острог был деревянным с флигелем, окружен частоколом и по причине ветхости строения не мог обеспечивать надежной охраны сидельцам. Минский губернатор Викентий Гецевич в 1821 году обратился к министру внутренних дел России с представлением о постройке нового, каменного острога.

Пищаловский тюремный замок в Минске

Строительный комитет оценил работы в 239 283 рубля 20 копеек ассигнациями. Право на строительство получил помещик Рудольф Пищалло. Он взялся построить каменный замок с оградой и железной крышей за 226 850 рублей 50 копеек ассигнациями или 64 814 рублей серебром.

Место для новой тюрьмы было выбрано на тот момент подходящее. Романовский холм, нынче расположенный в самом что ни на есть центре, в начале позапрошлого века находился на окраине Минска. Проект замка был заказан губернскому архитектору Казимиру Хрщоновичу.

Его отличала любовь к историческим формам: в Минске есть еще одно известное здание - бывший военный госпиталь на улице Фрунзе, созданный также именно как госпиталь в образе дворца в стиле екатерининского классицизма. Проект этого здания был одобрен лично российским императором Николаем I.


Пищаловский замок

Постройка каменного замка завершилась в 1824 году, а весной 1825 он был введен в строй. Без проблем, правда, не обошлось. Прежде, чем заселять арестантов, минский полицмейстер решил освятить здание. Но оказалось, что тюремная церковь построена алтарем на запад. Пришлось обойтись без божественного благословения. То ли по причине отсутствия божественной благодати, то ли потому, что строители плохо работали, уже в 1826 году замок потребовал ремонта на полторы тысячи рублей – немалая по тем временам сумма.

Вот как новую тюрьму описывали «Минские губернские ведомости» за 1869 г.: «Выстроенный в 1825 году и ныне существующий замок красивое здание за городом в конце широкой ведущей к нему улицы, называющеюся теперь Тюремною (бывшая Соборная); он трехэтажный с 4 по краям башнями, занятыми лестницами, ныне остающимися без употребления; стоит посреди чистого двора, где прогуливаются арестанты, окруженного каменной стеною, оканчивающейся к стороне Тюремной улицы железными воротами, над которыми устроен каменный двухэтажный смотрительский дом; вверху коего помещается смотритель; внизу разделенные проходом в замок два отделения; в левом контора замка и отдельная комната с двойной решеткой для свидания посторонних лиц с арестантами, а с правой стороны отделение для военного караула с комнатою для дежурного офицера. Перед замком с левой стороны был колодец 14 саж. глубиною, а ныне по обеим сторонам посажены деревья в виде сквера».


Пищаловский замок в начале ХХ века

Содержание арестантов в те времена отличалось от того, как это выглядит сейчас. Узники Пищаловского замка сами для себя готовили пищу и пекли хлеб. Деньги на продукты они частично получали из средств казначейства, а частично - зарабатывали сами, плетя веревки и маты, работая на починке городских мостов и уходе за кладбищами. Часть денег могла выдаваться на руки, чтобы арестанты сами могли купить на них еду. Помимо того, заключенным было разрешено разводить овощи на огородах возле замка.

Жить в тюрьме было тяжело. Некоторые арестанты ходили в тряпье, которого едва хватало, чтобы прикрыть наготу. Процветали кожные болезни. В отдельных камерах содержались только самые тяжелые больные, прочие были вынуждены находиться вместе со здоровыми. Только после 1832 года, в замке была устроена тюремная больница на 30 мест и аптека.

Знаменитые узники

За всю историю тюрьма видела немало известных личностей. Первыми узниками острога стали польские повстанцы, арестованные за участие в восстании 1831 года. Тогда царские тюремщики обошлись с узниками довольно гуманно, предоставив каждому арестанту отдельную камеру и ежедневное горячее питание.

После подавления восстания Кастуся Калиновского в 1863 году Пищаловский замок уже был забит арестованными мятежниками до отказа. Камер не хватало, и повстанцев размещали прямо во дворе. Среди узников был известный белорусский писатель Винцент Дунин-Марцинкевич (срок отсидки: 1864-1865 гг.) и его дочь Камила, осужденные за распространение революционных листовок и активную поддержку восстания. Кстати, именно в тюремных стенах у писателя родился замысел главного своего произведения -  романа «Пинская шляхта».

Кроме этого в Пищаловском замке дважды сидел Карусь Каганец (1905-1906 гг. и 1910-1911 гг.). В 1906 г. на воротах тюрьмы был повешен революционер-террорист Иван Пулихов, покушавшийся на минского губернатора Павла Курлова.


Могила Ивана Пулихова на Военном кладбище Минска

Три года (с 1908 по 1911 гг.) за участие в съезде учителей провел в этой тюрьме будущий классик белорусской литературы Якуб Колас. Именно здесь им был задуман величайший шедевр белорусской литературы - поэма «Новая земля».

В минской тюрьме находился под следствием будущий основатель независимой Польши Юзеф Пилсудский. Именно отсюда он был отправлен в далекую сибирскую ссылку. Камеры Пищаловского замка часто становились временным жилищем и для другого известного поляка - Феликса Дзержинского. В Минске он не арестовывался, но по меньшей мере четыре раза проходил с этапом через эту тюрьму, направляясь в ссылку, а затем на каторгу.

Во время Первой Мировой войны тюремный замок серьезно не пострадал и достался органам ВЧК-ГПУ в полной целости и сохранности. Именно сюда первоначально доставили знаменитого террориста и эсера Бориса Савинкова, арестованного во время нелегального перехода советско-польской границы в районе Заславля под Минском. Это был финал знаменитой операции «Трест», в ходе которой большевикам удалось заманить одного из главных своих противников на советскую территорию и арестовать. Позже его переправили в Лефортовскую тюрьму, где Савинков погиб при загадочных обстоятельствах.

Кстати, после Октябрьской революции улицу Серпуховскую, на которой находился Пищаловский замок, переименовали в честь Моисея Володарского. Вскоре у тюрьмы появилось новое неофициальное название – «Володарка».

«Польский контингент»

17 сентября 1939 года начался т.н. «освободительный поход Красной Армии в Западную Беларусь». В результате этого события в советском плену оказалось значительное количество офицеров и рядовых Войска Польского, сотрудников Государственной полиции, польских государственных служащих.

Рядовых солдат большевики обычно отпускали, а вот офицеров содержали в тюрьмах под усиленной охраной. 22 марта 1940 года Лаврентий Берия подписывает приказ № 00350 «О разгрузке тюрем НКВД УССР и БССР». В этом документе, в частности предписывалось из тюрем западных областей Белорусской ССР перевезти в Минскую тюрьму 3000 арестованных.


Польские военнопленные в сентябре 1939 года

Присоединение территории Западной Беларуси и Западной Украины подкинуло органам НКВД еще одну проблему - в лице польских криминальны авторитетов. Не секрет, что в межвоенное время в Польше, как и в любой другой стране была своя организованная преступность, существовали банды воров, мошенников, шулеров, сутенеров, налетчиков, грабителей, взломщиков-«медвежатников».

В сентябре 1939 г. к многочисленным арестованным польским госслужащим, военным и полицейским добавились и польские уголовники, которых было достаточное количество в тюрьмах в Западной Беларуси. Часть из т.н. польских авторитетов весной 1940 г. оказалась на «Володарке». В те дни эта тюрьма была переполнена. Об ужасах, которые пришлось пережить ее узникам мы можем прочесть в воспоминаниях бывшего польского сенатора Константина Рдултовского, арестованного НКВД в 1939 г.

Проблема была и в том, что «польские воры» не признавали российский воровской закон и отказывались жить по установленным на востоке понятиям. Будучи ворами «по идее», они в то же время могли быть барменами, парикмахерами, директорами магазинов или иметь собственную бензоколонку.

В советских лагерях и тюрьмах «польские воры» часто становились нарядчиками, комендантами, работали в столовой и санчасти. С точки зрения «идейных» российских воров это являлось страшным прегрешением. Все это автоматически ставило «польских воров» в категорию т.н. «ссученных».

В результате в местах лишения свободы началась настоящая война между российским и польским криминалом. (Стоит подчеркнуть: в числе «польских воров», помимо поляков, имелось немало этнических украинцев, белорусов, литовцев, евреев и немцев.). Тюрьма на улице Волдарского являлась своеобразной вотчиной «польских воров», и если туда попадал «законник» с территории СССР, это означало его верную смерть.

В Великую Отечественную войну Пищаловский замок каким-то чудом уцелел. Нацисты использовали его по прямому назначению. В немецкой оккупационной газете «Minsker zeitung» о тюрьме, в частности писалось следующее: «Утром в 6 часов все камеры тщательно убираются. В тюрьме работают русский врач, 2 медсестры и 3 надзирательницы для заключенных-женщин. Больные временно доставляются в городскую больницу, позже будет оборудовано собственное специальное помещение.


Татуировка польского вора

Когда в тюрьму пришли немецкие власти, они не обнаружили там никаких документов, никаких книг по содержанию заключенных. Сегодня, когда человек попадает в тюрьму, он, прежде всего, проходит тщательную регистрацию.

Раз в неделю заключенные моются в бане. Ежедневный паек включает 330 граммов хлеба, суп и кофе. Два раза в неделю можно получать продуктовые передачи. Кухня для заключенных обслуживается гражданскими лицами. Для штата сотрудников имеется своя кухня с отдельным обслуживанием.

Рядом с хозяйственными постройками разбит маленький огород, который придает тюремным стенам и башням мирный вид. Наказание не вступает в силу без справедливого приговора. В тюрьме нет камер пыток, которые существовали при Советах в здании тюремной администрации».

Послевоенный беспредел

После освобождения Минска от немецко-фашистских захватчиков и окончания Второй Мировой войны в Пищаловском замке начались жестокие столкновения между российскими «законниками» и польскими ворами. Последних активно поддерживали т.н. «автоматчики» (воры-фронтовики, служившие во время войны в Советской армии), «отошедшие», беспредельщики и другие «ссученные».

Такие процессы происходили во всем Советском Союзе. Конфликт, жертвами которого оказались с обеих сторон тысячи человек из числа уголовной элиты, вошел в историю советской криминалистики под названием «сучья война».

Официальным началом этой войны принято считать 1947 год, когда отменили смертную казнь, и за убийство могли осудить не более чем на 25 лет с учетом предыдущего срока. То есть, если кого-то уже осудили на 25 лет, то, сколько бы он людей после этого ни убивал, срок его почти не менялся.

После кончины Сталина смертную казнь за тяжкие преступления восстановили, но взаимная резня, после этого, не прекратилась, ибо в этом не была заинтересована правящая в стране элита, считавшая, что преступный мир должен искоренить себя сам. Концом «сучьей войны» принято считать 1957–1958 годы, но отголоски ее были слышны еще долго. В 1960-х годах «Володарка» получила новое наименование - Следственный изолятор № 1.

***

Сегодня здание знаменитого Пищаловского замка в центре Минска требует капитального ремонта.  В апреле 2008 года обвалилась западная башня замка. В результате несколько сотен подследственных переместили в Жодинский СИЗО. В ближайшем будущем Следственный изолятор №1 планируется перевести в промышленную зону «Колядичи».


Обрушившаяся в 2008 году башня

Что будет с «Володаркой», пока не известно. Возможно, здесь будет создан музей. В мире существует немало примеров, когда в бывших тюрьмах создают культурно-развлекательные объекты. Самые известные из них - это парижская тюрьма-музей «Консьержери», замок Святого Ангела в Риме, или американский «Алькатрас». Теперь там созданы современные музейные комплексы. Да и для минчан будет гораздо более приятным соседство с музеем, чем с СИЗО.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //