Исчезновение Мартина Бормана

Коллекция отличных, редких и эмоциональных гифок (gif, видеороликов), а также юмор в Телеграм канале КОЛЛЕКЦИЯ @collection_good.


1 октября 1946 года в Нюрнберге Международный трибунал огласил обвинительный приговор в отношении вождей Третьего Рейха. Среди приговорённых к смертной казни через повешение было названо имя Мартина Бормана.

«Он дружил только сам с собой»

Однако человек, которого считали «серым кардиналом» гитлеровской Германии, в зале судебных заседаний отсутствовал. Он был единственным, кому приговор выносился заочно. Даже подельники Бормана не знали, куда он исчез из осаждённого Берлина.

Где только не встречали рейхсляйтера после войны! Одни клялись, что собственными глазами видели его в Аргентине, другие уверяли, что он коротает остаток дней в США. Третьи и вовсе убеждали — Борман работал на советскую разведку и после окончания войны был вывезен в СССР. Наиболее рьяные конспирологии даже рассказывали, что своими глазами видели могилу нациста — он якобы скончался в 1973 году. Советской версии «подсобил» фильм «Семнадцать мгновений весны», в котором Борман в исполнении Юрия Визбора тесно общается со Штирлицем. К сожалению или счастью, реальный Мартин Борман к отечественной разведке отношения не имел.

Многочисленные примеры того, как высокопоставленные нацисты скрывались на Западе, убеждали многих, что и Борман пережил весну 1945 года. Настолько, что в 1961 году западногерманской прокуратурой был выдан ордер на его арест.

Ореол таинственности вокруг Бормана во многом связан с чертами его характерами. «Он дружил только сам с собой», — так говорили те, кто хорошо знал видного нациста.

В отличие от других вождей Третьего Рейха, он не обладал ораторским искусством. На рубеже 1920−1930-х годов Борман пытался выступать на митингах НСДАП, но соратники быстро посоветовали Мартину переключиться на другие виды деятельности — его невнятные речи скорее отталкивали аудиторию, нежели привлекали. Молчаливый исполнитель — вот в этом амплуа Борману не было равных.

Фермер с правыми взглядами

Родившийся 17 июня 1900 года в добропорядочной лютеранской семье Борман собирался заниматься фермерством. Первая мировая война внесла в эти планы существенные коррективы. Летом 1918 года молодого человека призвали в армию, но на фронт он попасть не успел. Зато старшие товарищи растолковали ему, кто виноват в унизительном поражении страны — конечно, евреи и коммунисты. После демобилизации Борман работал на кормовой мельнице, а затем нанялся управляющим большого фермерского хозяйства. В начале 1920-х в Веймарской республике действовали отряды фрайкора — праворадикальные вооруженные формирования, совмещавшие охоту на деятелей левого движения с рэкетом. В 1922 году Борман вступил в один из таких отрядов, где стал командиром отделения и казначеем. 23 мая 1923 года французскими оккупационными властями по обвинению в саботаже был казнен член фрайкора Лео Шлагетер. Восемь дней спустя праворадикалы похитили школьного учителя Вальтера Кадова, которого обвинили в доносе на Шлагетера. Вывезенному за город мужчине после пыток перерезали горло.




Казначей и хозяйственник
Полиция, обнаружив тело погибшего, вычислила преступников. В числе «мстителей» оказался и исполнительный Борман. За соучастие в убийстве его приговорили к году тюремного заключения. Эта история прибавила Мартину авторитета в среде правых. В 1927 году Борман вступил в НСДАП, где после неудачного опыта работы в структурах пропаганды занялся хозяйственной деятельностью. В октябре 1928 года Борман переехал в Мюнхен, где трудился в страховом отделе СА. Изначально НСДАП выплачивала компенсации раненым и семьям убитых в столкновениях с политическими противниками через страховые компании, однако с отказом последних от этой практики в 1930 году Борман создал партийную кассу взаимопомощи, куда шли доходы, часть из которых использовалась в благотворительных целях. Каждый член НСДАП был обязан платить отчисления в фонд, за что плательщику гарантировалась компенсация увечий, полученных в ходе партийной деятельности. На финансово-хозяйственной работе Борман находился вплоть до 1933 года. Но с приходом НСДАП к власти значимость его как казначея упала. Загрустив, он написал письмо Рудольфу Гессу, занявшему пост заместителя фюрера, с просьбой использовать его возможности на более ответственном участке.

Правая рука Гитлера

Гесс отнесся к просьбе благосклонно, сделав Бормана начальником своего штаба. В октябре 1933 года ему присвоили высшее партийное звание рейхсляйтера.

В 1935 году Борман получил задание проконтролировать строительные работы в Бергхофе, резиденции фюрера в Оберзальцберге. Фактически речь шла о строительстве комплекса для проживания целой группы высших деятелей Третьего Рейха. Со своей задачей Борман справился на отлично, чем расположил к себе Гитлера. Молчаливый и исполнительный рейхсляйтер все чаще оказывался рядом с фюрером, выполняя роль личного секретаря. Гитлер все чаще поручал Борману решение организационных вопросов, затем доверил управление личными финансами и фондами.

В 1938 году Борману была поручена организация очередного съезда НСДАП. Влияние рейхсляйтера стремительно росло. В мае 1941 года после перелета Гесса в Великобританию пост заместителя фюрера был упразднен. Несмотря на то что Борман формально был креатурой объявленного умалишенным второго лица в Рейхе, на доверии к нему Гитлера это никак не сказалось.

Более того, он был назначен начальником Партийной канцелярии НСДАП, сосредоточив в своих руках управление нацистской партией. В Бормане открылся талант мастера придворных интриг. Он умело снабжал Гитлера информацией, выставлявшей в невыгодном свете то одного, то другого из приближенных фюрера. Хозяйственник стал фигурой, по влиянию ничуть не уступавшей Герингу, Геббельсу и Гиммлеру. После нападения Германии на СССР в ведении Бормана фактически оказалась вся внутренняя политика. Он сосредоточил в своих руках колоссальные средства и ресурсы, в том числе партийные финансы, о которых другие нацистские лидеры имели весьма общее представление. «Серый кардинал» не дал повода Гитлеру усомниться в своей верности до самых последних дней. На свадьбе фюрера с Евой Браун в бункере рейхсканцелярии Борман выступил в качестве свидетеля. В своем завещании Гитлер назначил его рейхсминистром по делам партии, а также распорядителем имущества фюрера.

Берлинский прорыв

Отец десяти детей, Борман не собирался следовать примеру Геббельса, умертвившего и себя, и жену, и потомство. Какое будущее он готовил для себя, так и осталось загадкой. В силу характера он определенно не жаждал стать новым вождем, но вот выстроить себе безбедную жизнь в любой точке земного шара вполне мог.

Мартин Борман (крайний слева в первом ряду), 1941 год

1 мая 1945 года последние обитатели бункера покидали свое убежище мелкими группами. Для начала они планировали пробраться через районы, занятые советскими войсками, и покинуть Берлин. В дальнейшем беглецы планировали добраться до оккупационной зоны англо-американцев, где легче было затеряться, выдав себя за гражданских или мелких армейских чинов.

Группа Бормана успешно добралась до станции метро Фридрихштрассе. Далее необходимо было форсировать реку Шпрее, но никаких плавсредств поблизости не оказалось. Члены группы разделились, ища различные способы вырваться из ловушки. Борман, врач СС Людвиг Штумпфеггер и рейхсюгендфюрер Артур Аксман столкнулись с немецкой танковой группой, пытавшейся, как и они, вырваться из Берлина.

Нацисты решили прорываться через мост, находившийся под контролем советских войск. О начатой танковой атаке было доложено Жукову, который заподозрил, что среди беглецов может оказаться кто-то из высокопоставленных гитлеровцев. На колонну обрушили всю мощь расположенной поблизости артиллерии.

Рассказ Артура Аксмана

Кого именно накрыли снарядами в ночь на 2 мая, герои-артиллеристы так и не узнали. В ноябре 1945 года в Баварии поймали Аксмана, пытавшегося обьединить попрятавшихся нацистов в подполье. Задержанный рассказал, что при обстреле Борман и Штумпфеггер получили ранения, но все-таки сумели перебраться на другой берег. Они шли вместе вдоль железнодорожных путей, но вскоре раненые отстали. Аксман пошел вперед, но вскоре наткнулся на советский патруль. Оставшись незамеченным он двинулся назад и вскоре обнаружил бездыханные тела своих спутников.

Впрочем, Аксман признавался, что не пытался убедиться в смерти Бормана и Штумпфеггера — в этот момент он думал только о спасении собственной жизни. Показания Артура Аксмана были достаточно противоречивыми, а никаких тел в указанном им районе найдено не было. Поэтому решили, что нацист покрывает сбежавшего партайгеноссе.

И все-таки в версиях о выжившем Бормане кое-что не сходилось. Например, известно, что он тепло относился к своим детям. Но в послевоенный период ничто не указывало на то, что с детьми, усыновленными священником, пытался хотя бы раз связаться беглый нацист или его доверенные лица. Да и вообще никаких движений, которые могли бы обозначить деятельность столь крупной фигуры, даже косвенно не было отмечено. Ни одна из многочисленных версий не проходила проверку фактами.

Труп с осколками в челюстях

В 1963 году бывший сотрудник почты Альберт Крумнов рассказал сотрудникам полиции, что 8 мая 1945 года участвовал в захоронении двух трупов, обнаруженных у железнодорожных путей близ станции Лертер. Это был примерно тот район, о котором рассказывал Аксман. Более того, по свидетельству Крумнова, у одного из погибших были найдены документы на имя Людвига Штумпфеггера. Крумнов указал место могилы, где похоронили тела. Однако проведенные там раскопки завершились безрезультатно. Значит, новая мистификация?

Но в декабре 1972 года при проведении строительных работ в 12 метрах от места, на которое указывал свидетель, были найдены останки двух человек. Судмедэксперты пришли к выводу, что оба погибли от ампул с цианидом — такое средство использовали для того, чтобы не оказаться в плену. Все имевшиеся сведения, в том числе сохранившиеся медкарты, указывыли на то, что речь идет о Бормане и Штумпфеггере. Но потребуется еще 25 лет, чтобы развеять все сомнения — в 1998 году экспертиза ДНК, проведенная по заказу правительства ФРГ, окончательно установила, что Мартин Борман погиб в Берлине 2 мая 1945 года. Во время прорыва через мост он получил тяжелое ранение, с которым шансов вырваться из Берлина не оставалось. Тогда Борман решил поставить точку в своей биографии.
16 августа 1999 года останки рейсхляйтера были кремированы и развеяны на Балтийским морем. В деле Бормана поставлена точка.





Метки:


Комментарии:


Поиск по сайту
Архивы
© 2020   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //