«Интеллектуальных» спекулянтов от РАО начинают больно бить. Знаете, почему?


В Москве в ночь на 15 августа избили замглавы Российского авторского общества Андрея Кричевского, сломали ребра и нос, а также нанесли черепно-мозговую травму: «Мы связываем данное нападение с профессиональной деятельностью Андрея Кричевского. (...) При нанесении побоев нападавшие несколько раз в словесной форме озвучивали угрозы дальнейших расправ, в случае если потерпевший не сложит добровольно свои полномочия в РАО».

Возникает интересный вопрос: а за что так, в связи с профессиональной деятельностью? Для этого давайте взглянем на таковую.

К сожалению, в обществе достаточно распространена путаница авторства и авторских прав, т.н. копирайта. Тема обширная и юридически сложная, поэтому поясняю «на пальцах»: есть личные неимущественные права вида «Вася Пупкин написал эту книгу, песню и т.д.» и исключительное имущественное право — «…а доходы с этого принадлежат такой-то компании (или частному лицу)». Так, в музыкальной индустрии в среднем с $1000 долларов проданных записей музыкант получает всего лишь $23.40 — наглядно?

В современном мире очень устойчиво работает принцип «шерше ля деньги». Не буду углубляться в историю копирайта (тема интересная, но очень уж обширная для краткой статьи), просто укажу на очевидное в современном мире: средства тиражирования информации стали просты и доступны, ими может пользоваться любой человек. Казалось бы, должен наступить расцвет обмена произведениями искусства, научными публикациями и т.д. — но нет, корпорации не могут упустить деньги!

Все «антипиратство» не имеет отношения к провозглашаемому лозунгу «авторам нечего будет кушать»; это лишь война корпораций за право продавать даже не воздух, а пустоту. Автор получает жалкие несколько процентов как наёмный работник, а корпорация по контракту получает все права на произведение сразу после создания. Некогда права распространялись на время жизни автора, сейчас срок копирайта достигает десятков лет после, и уже идут разговоры о том, чтобы вернуть «под копирайт» произведения, которые давно уже находятся в публичном доступе.

В статье «Закат интернета вручную» я приводил показательный случай.

«…на государственном уровне был осуществлён перформанс: Мосгорсуд постановил заблокировать электронную библиотеку “Флибуста” за нарушения прав на романы Рэя Брэдбери, начиная с “451 градус по Фаренгейту”. О, этот дивный новый мир!».

Рекомендую по теме книгу Л. Лессига «Свободная культура. Как медиаконцерны используют технологии и законы для того, чтобы душить культуру и контролировать творчество» и статью А. Столярова «Интеллектуальная собственность: врага надо знать в лицо», а как иллюстрацию «к чему приводит» — классический рассказ-предупреждение Ричарда Столлмана «Право читать» и относительно недавний рассказ неизвестного автора. Для наглядности же приведу факты «как оно бывает».

Жительница Миннесоты Джемми Томас-Рассет признана виновной в нелегальном скачивании музыки из интернета — целых 24 песни! — и оштрафована судом на 1,9 миллиона долларов (не опечатка). Профессор Джеймс Дж. О'Доннелл обнаружил интересную особенность книжного магазина Google Play Books: если переместиться в другую страну, что честно купленные ранее книги исчезают: лицензия-то на предыдущее место пребывания! Брюс Уиллис выкроил время между спасениями мира в фильмах и ознакомился с лицензионным соглашением iTunes — как оказалось, оплата музыки в данном случае означает не покупку её в цифровом виде, а лишь право слушать самому (аренда!), передать коллекцию звукозаписей по наследству нельзя. «Многие люди будут удивлены, узнав, что все треки и книги, которые они скачали за много лет, на самом деле им не принадлежат. В то же время желание передать их по наследству тому, кого любишь, вполне естественно», — отметил адвокат актера Крис Уолтон.

При этом истошные крики «пиратство — это воровство!» опираются на формальное право (легко изменяемое в нужную сторону — погуглите тему «копирайт и Микки Маус»), но полностью противоречат нашему менталитету. Вопрос кратко, но аргументированно разобрал Вадим Нестеров в статье «Спич об авторских правах»:

«…воровство в магазинах люди считают воровством, и само общество, осуждая воровство как явление, всячески препятствует его распространению. А вот скачивание фильма из сети или файла с книжкой из пиратской библиотеки общество ан-масс воровством не считает. То бишь – основной тезис сторонников авторского права о воровстве воспринимается потребителями продукции этих авторов как ложный.

Почему?

По самой простой причине – в рамках традиционной этики действия нарушителей авторского права воровством не являются. Противники свободного распространения борются не с людьми – они схватились с этической системой, возраст которой насчитывает уже много-много столетий.

В рамках этой этики бескорыстно делиться – это не плохой, а хороший поступок. Если человек получил что-то законно…, а потом безо всякого корыстного умысла дал это мне – то он не вор, а благодетель. И я не вор, а просто везунчик. Потому что делиться в рамках традиционной этики – это хорошо».

Т.е. копирайт насаждается с целью максимизации прибыли правообладателя (напоминаю, что это обычно не автор), но при этом такой подход направлен ещё и на разрушение менталитета русского народа: «вы должны измениться и считать правильным явно несправедливое».

Так что же делает у нас в РФ это самое Российское авторское общество, а также Всероссийская организация интеллектуальной собственности и Российский союз правообладателей во главе с самим Никитой Михалковым? Следят за правильным соблюдением прав правообладателей, право слово — чем же ещё им заниматься?

Например, Сибирский Медиа Центр, занимающийся защитой интеллектуальной собственности в Новосибирске, подал в суд на местные ЗАГСЫ, решив, что те используют пиратские диски: «Мы подозреваем, что они скачали марш Мендельсона из интернета и потом записали его на болванку». Обратите внимание: подача иска в суд за одно лишь подозрение!

В 2008-м году РАО в Ростове-на-Дону подало в суд на организатора концерта группы Deep Purple, так как таковой, по мнению РАО, нарушил «авторские права Иэна Гиллана, Роджера Гловера, Иэна Пейса, Ричи Блэкмора и Стива Морса». Если кто не в курсе, то это — музыканты группы Deep Purple. Сами участники группы, как вы уже догадались, не просили о таком благодеянии.

А в 2010-м году в Самаре РАО сочло: «За публичное исполнение авторских военных песен нужно платить, даже если концерт бесплатный» — хороший подарок ветеранам к 65-летию Победы!

Более того, копирайт не просто старается сделать произведения искусства менее доступными для народа, но и формировать вкусы населения. Это не просто право получать деньги с копий, но и право вывести давнее произведение из обращения, современной попсе конкуренция не нужна. По сути — это возможность косвенно менять культуру социума.

Вас ещё удивляет, за что избили Кричевского? Хотя, понятно, всё же не «за копирастию» (устойчивый термин; как думаете, почему?), — вероятно, событие было тонким намёком на «тебе уже хватит, дай другим получать деньги». Деньги-то очень немаленькие…

Отрадно читать, что в России планируется взять под государственный контроль деятельность организаций по управлению авторскими правами и сделать ее более прозрачной — соответствующее поручение отдал Путин, причём исполнение должно быть в кратчайшие сроки, до 15 сентября. А, главное, контроль конкретизирован: организации по управлению авторскими правами должны будут регулярно проходить аудит и раскрывать информацию о своей финансово-хозяйственной деятельности.

Что ж, давно пора было национализировать эту «кормушку», чтобы действительно следить за соблюдением прав, а не жировать на правовых претензиях от имени тех, кто не уполномочивал РАО и другие подобные организации что-либо делать от их имени.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //