Горячие сторонники кризиса и хаоса собирают свой марш

Марш против кризиса собирают его самые горячие сторонники.

Давным-давно некоторые отечественные революционеры взяли на вооружение лозунг «Чем хуже, тем лучше». Замысел простой: чем тяжелее простому народу, тем скорее он поднимется «на баррикады». А потому, дескать, неплохо бы в нужный момент эту жизнь россиянам «подусложнить». Ну, чтобы «весь мир насилья до основания разрушить, а затем…».

Что было затем, известно. Да и за примерами сильно углубляться в историю не требуется: Украина перед глазами.

Увы, то, что для миллионов людей - трагедия, для кого-то - эффективный инструмент «сдерживания России». И потому призывы «сделать похуже» от так называемой несистемной оппозиции звучат нередко. Причем публикуются, как правило, в западных изданиях (такие «уши» не особо скроешь: отовсюду торчат).

Ладно бы, если бы подобные вещи исходили только от источников типа Pussy Riot. Сии девицы, как известно, во время встречи с американскими конгрессменами предложили ни много ни мало усилить санкции против России: те самые, которые в значительной мере и являются одной из причин нынешней экономической ситуации.

Бог с ними. На таких, как говорится, не обижаются: не принято. Да и не факт, что они сами данную инициативу «родили». Скорее серьезные американские «дядюшки» порекомендовали.

Грустно наблюдать гораздо более серьезные вещи. Как, например, намерение провести 1 марта так называемый Антикризисный марш, многие организаторы которого, увы, тоже успели отметиться как сторонники «усиления давления».

Вот, например, мнение о санкциях Михаила Касьянова: люди, «к которым я себя отношу, считают меры Запада оправданными». Правда, он оговаривает: потому что это не против российского народа направлено. «Санкции просто ускоряют скукоживание всего механизма, который раньше давал рост экономике», - говорит Михаил Касьянов. И это не против народа?! А разве не отечественная экономика дает заработок тем россиянам, которых теперь созывают на «Антикризисные марши»? И что это, если не реализация того самого девиза «Чем хуже, тем лучше»?

Уместно вспомнить мнение другого «видного представителя несистемной оппозиции» Михаила Ходорковского. Мнение олигарха по этому поводу, озвученное перед депутатами Европарламента, весьма метко изложила одна из деловых газет: санкции против России должны быть! Правда, с оговоркой, что «умными и честными», но для народа это уже не имеет значения.

Это далеко не единичные примеры. Борис Немцов, например, не так давно дал интервью другому западному источнику, а именно BBC. Краткое изложение его содержания уместилось в СМИ всего в одну строчку: «Нужны санкции против Москвы». Т. е., получается, против того самого города, жителей которого теперь и созывают на «Антикризисный марш».

Отметился темой санкций и Алексей Навальный, теперь столь активно созывающий людей протестовать против последовавшего за ними осложнения экономической ситуации. «Без этих санкций Российская армия была бы уже в Одессе», - оправдывал он их в одной из французских газет. А главное: «Санкции оказывают давление на Путина и во внутреннем плане. Они способствуют его ослаблению».

На этом фоне лозунги планируемого на 1 марта мероприятия уже сейчас звучат не больно-то искренне. Тем более что в них не столько экономические, сколько политические требования. Суть их проста: допустить несистемную оппозицию к власти.

Давайте будем откровенны: господам Касьянову (бывшему премьер-министру), Немцову (бывшему первому вице-премьеру), Ходорковскому (без комментариев) грешно жаловаться, что им «не дали проводить реформы». Они в свое время много чего нареформировали. Да и господин Навальный, несмотря на постоянные намеки на ущемление прав, вполне законно смог поучаствовать, например, в выборах мэра Москвы.

Сегодня под их фамилии уже трудновато организовать сколько-нибудь серьезную протестную активность. Достаточно вспомнить прошедший в столице 15 января так называемый Народный сход. Мероприятие, посвященное приговору Алексею Навальному (напомним, он признан виновным по делу о хищениях в компании «Ив Роше»), не набрало в столице и пары сотен человек и буквально потерялось на фоне митинга «Антимайдана».

В этих условиях идея проведения «Антикризисного марша» для несистемной оппозиции, по-видимому, единственный способ хоть как-то собрать народ. И очень похоже, что она как минимум координируется с «авторами санкций». Недаром, несмотря на перемирие на Украине, глава американского госдепа заявил о возможности введения уже в ближайшие дни новых антироссийских ограничений.

В любом случае трудно представить, что в такой ситуации организаторы «Антикризисного марша» смогут собрать столь неосторожно обещанные ими 100 тысяч участников. В последнее время аналогичные мероприятия несистемной оппозиции набирали как максимум впятеро меньше людей. А идея «Чем хуже, тем лучше» вряд ли придется по душе россиянам.

Товарищу Марксу было бы сегодня, конечно, нелегко. Сидя в библиотеке Британского музея, сочиняя «Капитал», он мог прямо из окна наблюдать огромные демонстрации обездоленных английских рабочих. Но эти демонстрации не возглавлял барон Лайонел Нейтан Ротшильд. Барон Ротшильд сколачивал свои миллионные капиталы, избирался в палату общин и принадлежал к немногочисленному классу тех, кто как раз и богател за счет люмпен-пролетариев.

Когда товарищ Ленин развивал учение о классовой борьбе, в его картине мира тоже все было в порядке. Промышленник Рябушинский не вел рабочих на баррикады на Красной Пресне. Бедные были отдельно, богатые – отдельно, они воевали друг с другом, никаких вопросов.

В современной Москве гуру классовой борьбы с изумлением увидели бы, как их теория летит ко всем чертям. В прошлом году на «революционные протесты», закамуфлированные под «Марш мира», московскую интеллигенцию, всяких там доцентов, дизайнеров и ногтенаращивателей, выводила Ирина Прохорова. Состояние ее брата совсем недавно оценивалось в 13 миллиардов долларов США. В этом году антикризисный марш 1 марта благословил и организовал Михаил Ходорковский, у которого с состоянием тоже, можно не сомневаться, все в порядке.

Так кто же эти люди, которые бодро и простодушно пляшут под дудку богатых людей? Откуда они берутся вообще?

Ну, все довольно просто. Живет себе молодой человек с высшим образованием в большом городе. Работает там дизайнером или журналистом, стилистом или лайф-коучем. Живет в общем-то так себе, работа то есть, то ее нет, рынок подобными специалистами перенасыщен, хорошо, если у молодого человека собственная однушка захудаленькая есть, но чаще всего и ее, родимую, снимать надо. И перспектив, честно говоря, никаких.

И вот умные и богатые люди начинают внушать этому бедному существу, люмпен-пролетарию, по сути, что он не такой, как все. Что он креативный д'Артаньян, а все вокруг быдло и совки. Весь прикол в том, что по своему материальному положению наш пролетарий умственного труда ровно ничем не отличается от пролетария, работающего на заводе. Сопоставимые зарплаты, одинаковая неуверенность в завтрашнем дне, сходное отсутствие перспектив. Ну, может, чуть иная структура расходов. Молодой человек в большом городе будет проматывать отпускные на неделю в Италии. Рабочий обзаведется семьей, возьмет ипотеку, и ему будет не до Италий. Других различий между ними нету. Вообще. Второй оператор, уволенный с «Мосфильма» из-за кризиса, так же беден и социально незащищен, как и наладчик станка на «Уралвагонзаводе». По-хорошему, у них должны быть общие цели и общий враг – богатая буржуазия. Им бы стоило вместе пойти на демонстрацию против Прохоровых и Ходорковских.

Нет различий? Ну, так мы их создадим. Будем повторять как заведенные, что рабочие тупые, они слушают Стаса Михайлова и пьют пиво. А второй оператор или бедный провинциальный журналист слушает, наоборот, System of a Down и пьет божоле нуво (раз в месяц, если продают со скидкой). И вот на этой ерунде пытаются слепить сословное различие. Создать, так сказать, офисное дворянство, нищее, но гордое.

Офисный планктон с удовольствием на эту чушь покупается. Потому что так-то жить, без перспектив, невесело. Ну а дальше уже как – записался в дворянство, давай, соответствуй. Маши шпагой, презирай быдло, воюй с ним – пока в интернете, но это ненадолго. Как сказала моя юная знакомая, когда я спросила ее, почему она скачет за Навального, – «чувствуешь себя сливками общества».

В это время настоящие «сливки», конечно, дико ржут. Потому что по жизни Маркса отменить невозможно. И всех «сливок» у нас на Руси – несколько сотен человек. У них есть заводы, газеты и пароходы. А у нашего д'Артаньяна нет ничего, кроме его однушки. И ничего больше ему не светит. И по-хорошему ему надо бы объединяться с миллионами других пролетариев и требовать от «сливок» нормальных пенсий, нормальных зарплат, нормальных пособий на детей, и всего прочего, что ему на самом деле нужно. Угрожая, если что, раскулачить олигархов. Путь этот нелегкий, но именно на нем можно найти и уверенность в завтрашнем дне, и хорошие перспективы. Но нет, наш д'Артаньян будет проецировать все свое раздражение, зависть, ненависть на миллионы «быдлосовков», которые, что обидно, даже и не замечают его пламенных страстей.

Перевести эту ненависть из виртуального положения в реал совсем нетрудно. Просто до ужаса – если судить по Украине. Я без большого напряжения представляю себе креативных москвичей, радующихся массовым убийствам своих соотечественников – «ватников» и «колорадов» – точно так же, как радовались креативные киевляне одесской бойне и донбасским бомбежкам. А умные богатые люди сумеют не по-детски наварить на этих разборках двух придуманных сословий.

Четверть века нам талдычат, что у нас в государстве нет идеологии. Так даже в Конституции записано. Ага, держи карман шире. Идеологии официально, может быть, и нет, зато плоды ее налицо. Вот они, наши прекрасные гомункулусы, выращенные на потребительстве и антикоммунизме. Кто их выращивал? Неужели сами как-то завелись?

Отсутствие внятных политических и экономических целей превращает сословие, которое хочет выглядеть революционным, в банальный бессмысленный кордебалет. Они с шумом выбегают на сцену истории, топоча, словно лебеди пуантами в «Лебедином озере», и бесславно, всеми забытые, сходят со сцены, не добившись для себя ровным счетом ничего.

В результате – возникает та дикая, ни на чем, казалось бы, не основанная ненависть к своим же согражданам, к таким же бедным людям. Те, кто мог бы быть их братьями по классу, назначаются ответственными за несбычу мечт. Тотальная ненависть и самоистребление, – это все, на что способно созданное из ничего креативное сословие. Но критиковать их бессмысленно. Они такими и задумывались, и создавались. Ответственность за убийства лежит не на монстре Франкенштейна, а на самом Франкенштейне.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //