Еврейская полиция в еврейском гетто. Юденрат

Еврейские гетто… Для многих обывателей это страшные места совсем недолгого пребывания евреев, где они либо умирали, быстро и мучительно, либо так же недолго ожидали своей отправки в газовую камеру. Однако гетто и концлагерь – понятия разные. Гетто – формально часть города, где жили определенные категории граждан, отделенные по национальному признаку. В данном случае речь идет о евреях.

Находились они там долго. И потому имели свою администрацию и даже свою полицию. Причем полиция и администрация были не немецкими, а еврейскими. Администрация называлась юденратом (т.е. еврейским советом), формально ей подчинялась полиция – еврейская служба порядка.

Юденрат с самого начала не вызывал доверия немецкой администрации, хотя и исполнял непосредственно ее приказы. Полиция же стала структурой более благонадежной и даже местами более сильной, чем администрация, подчинив себе последнюю.

В полицию изначально пришли люди образованные. В некоторых гетто даже проводился строгий отбор при приеме на службу. Однако скоро единственным условием стала хорошая физподготовка, что сказалось на ее дальнейшей работе.

Еврейская полиция стала хорошим помощником оккупационных властей. Своих же собратьев они отправляли в концлагеря, отбирали их имущество и деньги, устраивали облавы, арестовывали «неблагонадежных», собирали непосильные налоги, следили за тем, чтобы никто не покидал территорию гетто. Евреи-полицейские расстреливали собственноручно узников гетто. Так в Ошмянском гетто еврейские полицейские были причастны к расстрелу более 400 человек.

При этом они не получали свободы. Их не отправляли в отпуск на курорты. Более того — они нередко также подвергались высылкам в концлагеря и уничтожению, только арестовывали и убивали их последними.

Правда, сами представители еврейского народа стараются мягко говорить об этом моменте в истории Второй мировой. В составе полиции, говорят, немало было агентов гестапо, которые морально разлагали евреев. Саму деятельность полиции гетто разделяют на периоды: 1) 1939-весна 1941г. – период первых высылок в трудовые лагеря, когда отношения узников гетто и полицейских были вполне нормальными; 2) весна1941-лето 1942 – период отправок в трудовые лагеря и начала отправки в лагеря смерти, когда отношения узников и полиции начали обостряться; 3) с июля 1942 г. – период массовых отправок в концлагеря, когда отношения полиции и узников были крайне напряженными.

В каждый период якобы в полиции служили разные люди. В последний – только те, кто преследовал одну цель – выжить. При этом приводится немало примеров, когда полицейские помогали своим собратьям – евреям, являясь членами подпольных организаций. Однако, в общем и целом, еврейская полиция – это те же коллаборационисты, такие же как и все остальные полицейские. Были среди них и подпольщики, и те, кто хорошо служил оккупационным властям.

После войны часть полицейских была арестована и осуждена на разные сроки заключения, некоторых приговорили к смертной казни. Но немало бывших полицейских гетто выехали на «историческую родину» и успешно дожили до старости. Далеко не всегда при этом бывшие «блюстители порядка в гетто» имели поддельные документы. Но их простили, ввиду «крайне суровых условий жизни в гетто»…

Всего в Европе было создано около 1000 гетто, в которых проживало не менее миллиона евреев. В «Справочнике о лагерях, тюрьмах и гетто на оккупированной территории Украины (1941-1944)», подготовленном Государственным комитетом архивов Украины в 2000 г., упомянуты свыше 300 гетто — это значит, в Украине было 300 юденратов, в каждый из которых входило 10-15 влиятельных евреев и раввинов, и десятки, а то и сотни еврейских полицейских (в гетто Львова было 750 еврейских полицейских).

Напомню, гетто — это существовавшие на принципах еврейского самоуправления жилые зоны на подконтрольных немцам территориях, куда насильственно перемещали евреев в целях изоляции их от нееврейского населения.

Органом самоуправления гетто являлся юденрат («еврейский совет»), в состав которых входили самые авторитетные в городе или местечке люди. Например, в Злочеве (Львовская область) членами юденрата стали 12 человек со степенью доктора наук. Юденрат обеспечивал хозяйственную жизнь в гетто, а за порядком там следила еврейская полиция.

Чаще всего в контексте холокоста упоминают образованное в 1940 г. Варшавское гетто, максимальная численность которого достигала около 0,5 млн. человек. Евреи работали по немецким заказам как внутри гетто, так и вне его.

Верхний слой в гетто составили преуспевающие коммерсанты, контрабандисты, владельцы и совладельцы предприятий, высшие чиновники юденрата, агенты гестапо. Они устраивали пышные свадьбы, одевали своих женщин в меха и дарили им бриллианты, для них работали рестораны и ночные клубы с изысканными яствами и музыкой, для них ввозились тысячи литров водки.

«Приходили богачи, увешанные золотом и бриллиантами; там же, за столиками, уставленными яствами, под хлопки пробок от шампанского “дамы» с ярко накрашенными губами предлагали свои услуги военным спекулянтам, — так описывает кафе в центре гетто Владислав Шпильман, чья книга «Пианист» легла в основу одноимённого фильма Романа Поланского. — В колясках рикш сидели, раскинувшись, изящные господа и дамы, зимой в дорогих шерстяных костюмах, летом — во французских шелках и дорогих шляпах».

В гетто было 6 театров, рестораны, кафе, но евреи развлекались не только в общественных заведениях, но также в частных борделях и карточных клубах, возникавших чуть ли не в каждом доме...

Взяточничество и поборы в варшавском гетто достигало астрономических размеров. Члены юденрата и еврейская полиция наживали на этом баснословные барыши.

Например, в гетто немцами было разрешено иметь всего 70 хлебопекарен, параллельно же существовало ещё 800 подпольных. Они использовали сырьё, провезённое в гетто контрабандой. Собственники таких подпольных хлебопекарен облагались крупной мздой своей же полицией, юденратом и гангстерами.

Многие попавшиеся контрабандисты становились агентами гестапо — сообщали о припрятанном золоте, о деятельности банд. Такими были контрабандисты Кон и Геллер, захватившие в свои руки всё транспортное дело внутри гетто и промышлявшие, кроме того, в широких масштабах контрабандой. Летом 1942 г. они оба были убиты конкурентами.

Варшавское гетто было общепольским центром нелегальных валютных операций — чёрная биржа гетто определяла курс доллара по всей стране.
Лично меня больше всего поразил другой факт из жизни чёрной биржи гетто: один чудом выживший еврей вспоминал, что там торговали земельными участками в Палестине!

Крайне интересно, почему евреи называют «восстанием» произведённую немцами в апреле 1943 года зачистку утопающего в антисанитарии, разврате и коррупции Варшавского гетто? Почему они боятся говорить правду о том кто и против кого там «восставал»?
Ведь рейд немцев спровоцировали вооружённые до зубов еврейские воры, рекетиры и контрабандисты, подставив тем самым под угрозу мирное население — стариков, женщин, детей.

Еврейские боевики «восстали» вовсе не против немцев, как гласит легенда, а перебили внутри гетто свою еврейскую полицию и почти весь юденрат, они убивали артистов театров, журналистов — от рук еврейских мафиози погибло 59 из 60 (!) сотрудников газеты «Жагев» (Факел). Они зверски лишили жизни одного из руководителей гетто, скульптора и видного сиониста 80-летнего Альфреда Носсига.

Бандиты терроризировали население Варшавского гетто, обложив практически всех рекетирским налогом. У тех, кто отказывался платить, они похищали детей или забирали их в свои подпольные тюрьмы на ул. Мила, 2 и на территории предприятия Тебенс — и там зверски пытали.

Шайки грабителей забирали всё без разбору и у бедных, и у богатых: они снимали с рук часы, украшения, забирали деньги, ещё не изношенную одежду и даже припрятанные на чёрный день продукты. Эти еврейские банды наводили ужас на гетто. Часто в ночной тишине начиналась перестрелка между самими бандами — Варшавское гетто превратилось в джунгли: один нападал на другого, по ночам слышались крики евреев, на которых напали грабители.

Бандиты трижды средь бела дня грабили кассу юденрата, отбирая деньги, которые шли на питание бездомных детей, лечение больных тифом и другие социальные нужды. Они обложили юденрат контрибуцией в четверть миллиона злотых, а отдел снабжения юденрата контрибуцией в 700 тысяч злотых.

Юденрат заплатил контрибуцию в срок, а отдел снабжения — отказался. Тогда еврейские гангстеры похитили сына кассира отдела и продержали его несколько дней, после чего получили требуемую сумму.

Но лишь после того как бандиты начали нападать на немецкие патрули, вмешались долго терпевшие все эти безобразия немцы, и начали «рейд против воров и бутлегеров». В акции активное участие приняли еврейские полицейские — они, как люди хорошо знающие местность, очень помогли немецким штурмовым группам при прочёсывании кварталов.

Не немцы, а еврейские гангстеры уничтожили гетто, взрывая дома и поджигая их бутылками с зажигательной смесью. В огне грандиозного пожара погибли сотни ни в чём неповинных людей. Немцы пытались потушить пожар, но безуспешно — бандиты поджигали новые здания.
Вот как о неудачной попытке заминировать здание рассказывает один из боевиков Аарон Карми: «И они таки не заложили там мины… Трое наших парней спустились в подвал, чтобы его взорвать.

И что? Они там торчат с языком, прилипшим к заднице. А я тут кручусь… и это была трагедия!».

Один из боевиков Казик Ратейзер признался через много лет: «Какое право имели мы, небольшая группка молодёжи из ZOB (одна из банд), решать судьбу многих людей? Какое мы имели право устроить бунт? Это решение привело к уничтожению гетто и смерти многих людей, которые, иначе возможно, остались бы живы».

Чем закончилось «восстание»? Гетто было полностью разрушено, всех жителей гетто отправили в трудовые лагеря — практически все они выжили. Немцы даже не расстреляли захваченных с оружием боевиков.

В Интернете популярно фото девушек-повстанцев в кепках. Крайняя справа — Малка Здроевич, она была схвачена с оружием, но её не расстреляли, а отправили трудиться в Майданек, конечно же она «чудом пережила холокост».

Ещё более популярно фото, на котором изображена группа евреев, которых выводят из подвала. На переднем плане идёт мальчик в коротких штанишках с поднятыми руками, за ним виден немецкий солдат в каске с винтовкой в руках.

Этот мальчик — Цви Нуссбаум (Zwi Nu;baum) — ЛОР-доктор, живущий недалеко от Нью-Йорка, а немецкий солдат — Йозеф Блоше (Josef Blosche) был предан суду в Восточной Германии после войны и казнён по обвинению в участии в акции для подавления «восстания» в Варшавском гетто.

Командир «восстания» — Мордехай Анилевич вместе со своим штабом совершили коллективное самоубийство в подвале по улице Мяла, 18, где размещался штаб одной из банд.

Несколько слов к портрету руководителя восстания: члены банды вспоминают, что когда Анилевич ел, закрывал руками миску. Они спрашивали: «Мордка, почему ты закрываешь руками миску?» Он отвечал: «Я так привык, чтобы братья не отняли». Он был сыном торговки рыбой из варшавского предместья, и, когда рыбу долго не брали, мать заставляла его подкрашивать краской жабры, чтобы казалось: свежая.

В начале мая руководители другой банды обнаружили ход через канализацию и покинули гетто (возможно, они ушли бы и раньше, но не знали об этой трубе) — покинули, бросив разрозненные группы своих боевиков, находившиеся в других местах.

По воспоминаниям одного из членов руководства этой банды, они при этом отказались забрать с собой нескольких мирных евреев, просивших о помощи... Последнюю банду уголовников немцы уничтожили 5 июня на Мурановской площади.

Убежавшие за пределы гетто воры, рекетиры и контрабандисты сбились в новые шайки, грабящие польских крестьян. Генерал Бур-Коморовский, командующий польской подпольной Армией Крайовой 15 сентября 1943 года издал приказ, прямо предписывающий уничтожение мародерствующих еврейских преступных группировок, обвинив их в бандитизме.

Возможно, кто-то будет продолжать искать злой умысел и вину немцев в гибели Варшавского гетто, но этим исследователям я предложу задуматься над тем, почему немцы не трогали сотни других гетто, где не было коррупции, контрабанды, рекета, антисанитарии, не разворовывались посылки Красного Креста, работали предприятия?

Как пример, можно привести сравнимое с Варшавским по количеству людей, гетто Терезиенштадт, где немецкие и чешские евреи поддерживали образцовый порядок. Еврейский Совет старейшин Терезиенштадта неоднократно сообщал инспекторам Красного Креста, что они пользуются на удивление благоприятными условиями, учитывая, что Германия шла к поражению в войне, а мировое еврейство было первым, кто призывал к её уничтожению.

Руководитель юденрата в гетто Белостока (город на северо-востоке Польши) Эфраим Бараш сумел переоборудовать жилые дома в цеха, раздобыть инструменты и станки, наладить работу более 20 фабрик, которые работали на нужды немецкой армии.

Приезжали комиссии, в том числе из Берлина и осматривали эти фабрики. Бараш организовал на арийской стороне выставку, чтобы показать, как гетто способствует военным усилиям Германии. В ноябре 42-го немцы ликвидировали некоторые бесполезные окрестные гетто, а гетто Белостока не тронули.

Следует заметить, что во многих гетто Восточной Европы еврейские кварталы из-за тотальной антисанитарии превращались в зону повышенной эпидемиологической опасности — там вспыхивали эпидемии тифа и дизентерии.

Наиболее частой причиной смерти среди еврейского населения в гетто был совсем не «холокост», а инфекционные заболевания. И если быть совсем откровенным, то основной причиной этих заболеваний было обусловленное иудаизмом неприятие европейских гигиенических процедур.

Приведённая здесь история Варшавского гетто выглядит достаточно необычно, однако всё, что здесь было написано, на 100% взято из еврейских источников, а вся статья строится на них примерно на 80%.

Если научиться очищать холокостные истории от пропагандистской шелухи, избавляться от навязчивых субъективных оценок и извлекать «голую информацию» — вы чаще всего обнаружите прямо противоположный смысл произошедшего.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //