Семь мужиков и одна девушка

Ройзман, Сорокин, Джигурда и другие рассказывают о том, как они доставляют себе удовольствие.

Сергей Малинкович, лидер коммунистов Санкт-Петербурга

Получаю удовольствие от политики уже много лет — с 1994 года. Мне тогда было всего 19 лет. Политическая ситуация в стране все хуже, а удовольствия все больше. Вот я иду по своему любимому проспекту Большевиков в Петербурге, кайфую от того, что добился отмены его переименования в проспект Белогвардейцев.

Вне политики люблю пропивать с соратниками свою небольшую зарплату скромного муниципального депутата. Любим мы выпивать за Владимира Ильича. Кроме этого, я встречаюсь c девчонками (я еще молод), читаю, езжу по островкам социализма. В этом году был на Кубе — не хотел уезжать. Люблю смотреть фильмы про шпионов, снятые в бывших соцстранах. Получаю удовольствие от стрельбы.


Илья Яшин, оппозиционный политик

Быть оппозиционером в нашей стране не очень приятно. Поэтому многие бросают. Но когда, например, в Калининграде в результате многотысячного митинга в отставку уходит губернатор, это опьяняет, приносит массу положительных эмоций.

Ну и как любой нормальный человек, я получаю удовольствие от занятий спортом, с друзьями встречаюсь.

Дмитрий Глуховский, писатель



Я трудоголик, и преимущество моего положения заключается в том, что моя работа — это хобби, и никаких других хобби у меня нет. Мои удовольствия в моей голове. С одной стороны, от этого сложно избавиться и невозможно отдохнуть. Но с другой — я не пытаюсь этого делать. Хотя и мечтаю устроить себе повторение школьных летних каникул — уехать на Черное море или еще лучше на побережье Индийского океана и ни о чем не думать.

Никита Джигурда, актер

В удовольствиях я ортодокс. Первое — женщины. Самая большая радость — любимая женщина: сочетание сексуального удовольствия и бабочек в груди. Причем секс с ней — это всегда акт космической священной ебли или акт священной космической ебли. С другими — тантрический бесполовой контакт. Мне Анисина разрешает тискать других женщин, но без соития.

На втором месте — алкоголь. Как правило, коньяк или красное вино. И третье — по праздникам я могу позволить себе слетать в Амстердам и выкурить косяк. Но все это я делаю с определенными мантрами, молитвами, благодарностями судьбе, Богу и себе, потому что стою на позиции, что все мы и есть Бог, что все мы творцы. Я благодарю за радости, которые помогают терпеть всю хуйню, которая нас окружает.

Леонид Симонович-Никшич, лидер православных хоругвеносцев

Самое большое удовольствие — сидеть и писать. Писать с хорошей настольной лампой какое-нибудь художественное произведение. Это самое прекрасное на свете. И это не работа. Когда Александр Сергеевич Пушкин писал «Онегина», он воспринимал это не как труд, а как наслаждение. Я помню, как однажды великого писателя спросили: «Что для вас рай?» И он ответил: «Для меня рай — это библиотека с большим окном в сад, перед которым я сижу и пишу». Для меня рай выглядит так же.

Евгений Ройзман, глава фонда «Город без наркотиков»

— У меня жизнь разнообразная. Я как любой нормальный человек получаю удовольствие и от творчества, и от спорта, и от экспедиций, от всего, но без наркотиков. Без кайфа.

Катя Гордон, журна­лист, фронтвумен группы Blondrock

— Я получаю удовольствие от вечера пятницы, думая о том, что у меня есть еще целый вечер и целая ночь, и вставать я буду не по будильнику, в отличие от других дней. А еще я получаю удовольствие от свершенных дел: если я, например, что-то очень не хотела делать и было лень — но я собралась и сделала... Люблю превозмогать себя — этакий садомазогедонизм.

Владимир Сорокин, писатель

Мне сложно сказать, от чего я получаю удовольствие. Например, от работы с текстами, от игры со стилями. Может быть, от кино. Но в то же время мне просто сказать, от чего я удовольствие не получаю: от общения с публикой, чаще всего скучающей.









Комментарии:



Поиск по сайту



Архивы
© 2018   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //