Реальные пацаны

Наш Telegram канал @VerrDi (https://t.me/VerrDi)



Первые тридцать с лишним серий «Реальных пацанов», которые канал ТНТ показал в конце 2010 года, легко «взяли» российский зал. Телепроект, придуманный и сделанный в Перми, хвалят за органичность актеров, смешные шутки и жизненность. Поскольку дело пошло, съемки продолжаются — и скоро должен выйти второй сезон «Пацанов».

Тем временем Антон Богданов (А) и Владимир Селиванов (В), они же — Тоха и Вован, лучшие друзья Коляна — назначили корреспонденту  встречу в пермском ресторане «Санта-Барбара». То есть в той самой сериальной «Санте», где зависают как раз не пацаны, а представители вражеского лагеря мажоров. Но от «мажоров» актеры тут же открестились, как, впрочем, и от «гопников», и от сходства с рэпером Сявой. Реальные пацаны, говорят, ни на кого не похожи. Читают Гессе, строят галереи, «как Гельман», мечтают сняться в серьезном военно-патриотическом кино или хотя бы озвучить мультик, но помнят, что это такое — «руки по локоть в мазуте».

— «Реальных пацанов» смотрят по всей России, а действие сериала происходит конкретно в Перми. То есть начатое рэпером Сявой продвижение города как пацанской столицы вышло на новый уровень. Некоторым жителям Перми это не нравится — они думают, что теперь вся остальная Россия будет их держать за быдланов. Насколько вообще важен для участников проекта город? Есть разница — пермские реальные пацаны или воронежские?

В: На самом деле, если перенести действие в другой город, ничего бы и не изменилось — кроме пейзажей и говора.

А: Мне в социальных сетях пишут: «Привет из Молдовы», «Привет из Минска, мы такие же, как вы!» У нас же все кричат: «Пермяга — говно, валить отсюда надо!»

В: А вот насчет «быдланов» я категорически не согласен: мы стараемся изобразить самых обыкновенных парней из любого города России. Тех, кто работает автослесарями, токарями на заводе или электриками. Таких людей миллионы, и я бы не связывал это с какой-то гоповской тематикой. В первой серии мы угнали машину. В последующих сериях мы вообще ничего криминального не сделали.

А: К нам пермяки подходят, влиятельные люди, и наезжают: «Чего вы позорите родной город?» Да не позорим мы его. Видимо, сериал до конца еще не дошел, и некоторые не видят, что мы перевоспитываемся. Вова же правильно сказал: самое страшное в сериале — это момент, когда мы угоняем машину. И все! Мы даже не курим в кадрах, не харкаемся... А с Сявой уж точно нас сравнивать не надо. У того был гоп-проект для того, чтобы показать, какие гопники «крутые». У нас же все наоборот. Какие мы крутые? Нам каждую серию люлей дают.

«Я езжу в трамваях. Какой к черту мажор поедет на трамвае?»

— Ваши реальные пацаны мало того что не плюются и не курят в кадре — так еще и матом не ругаются. Но, даже несмотря на это расхождение с действительностью, речь героев кажется очень достоверной. Замечательные разговорные находки — «мразота», «трикошки», «черкаши» — прописаны в сценарии или актеры случайно их вытаскивают из себя во время импровизации?

А: Это все жизнь. То, с чем большинство из россиян сталкиваются каждый день. Импровизации тоже находится место, но чаще всего все диалоги прописаны заранее нашими авторами. По большей части, это их заслуга.

— Положим, экранные пацаны из вас убедительные. Но в жизни вы, прямо скажем, не в автосервисе работаете. Случались ли ситуации, в которых реальные уличные пацаняги квалифицировали вас как «мажоров»? Как у вас отношения с пацанами вне сериала?
В: Я родился в заводском городе. Мой отец — механик на заводе. В детстве я ходил в авто-мото кружок, и мои руки были по локоть в мазуте. Я примерно знаю, что к чему крепится и что как можно починить. Я могу назвать себя выходцем из пролетарской семьи...



А: У меня «девяносто девятая» была, поэтому я тоже знаю жизнь настоящего пацана. И тоже знаю, что такое руки по локоть в мазуте. А за мажоров нас не принимают. Нет причин.

В: Кроме того, сейчас я живу на Рабочем поселке...

А: А я езжу в трамваях. Какой к черту мажор поедет на трамвае?

В: Мне как-то в автобусе бутылку шампанского подарили. К нам подходят как к простым людям. Конечно, бывают ситуации, когда подходят персонажи неприятные:

— О, Вован, давай сфоткаемся!
— А где «пожалуйста»? — спрашиваю я.
— Пожалуйста!.. Так ты, это, улыбнись, как в рекламе-то! — и ржет.
Тогда я фотографируюсь с самым печальным выражением лица, на какое только способен...

— Есть и такие, но вам не кажется, что пацаны — это все-таки вымирающий типаж? Так называемая «шпана» или «гопота», или, мягче, дворовая молодежь — они ведь сильно сдали с 1990-х, то есть пошли на кучу компромиссов: отрастили волосы, стали разнообразнее одеваться и демократичнее мыслить. То есть ассимилировали. Может быть, через 20 лет ваш сериал будут смотреть так, как сейчас смотрят фильмы про хиппанов времен Вудстока — то есть субкультура всем известная, но в жизни больше не встречается.

В: Потеряют ли пацаны по пришествии какого-то времени свои отрицательные черты? Думаю, да. По крайней мере, мне хочется верить в то, что люди станут людьми.

А: На самом деле пацаны — не вымирающий типаж. Уедешь на север Пермского края — в Березники, Соликамск... Они же такие там и есть! А через 20 лет снимут другой сериал, про других пацанов. Одежда у них будет другая, они будут кататься на скейтах, но темы поднимут те же самые: как замутить с телочкой, по-легкому поднять денег и заработать на тачку. Больше скажу — у моего папы такие же проблемы были, хотя он ходил с длинными волосами и в брюках клеш.

«Никто не знает, в кого превратятся наши с Вованом герои. Аналогичная ситуация: человек работает слесарем, потом открывает автосервис».

— Один мой знакомый говорит, что верит в «Реальных пацанах» только «толстым гопницам» (мама Коляна — тоже как бы примыкает к этой категории), а гламурные девочки получились довольно ходульными. Согласны?
А: Если честно, то поначалу мне тоже казалось, что девчонки ненастоящие. Казалось до тех пор, пока я не встретил девушку — точную копию Викуси. Она же так и разговаривает: «Мне мой вчера «Картье» подарил». Но я-то знаю, что ее чувак не в состоянии купить «Картье». На ней много китайских лейблов, все это наружу, в руках iPhone. Все в стразах, все нарощено.

В: Нам в Воронеже очень хороший вопрос задали на эту тему: «С говором пацанов все ясно, но почему мажорные девушки разговаривают точно так же?» Я тогда ответил, что девушки точно такие же, как мы. Все, что отличает их от наших пацанов из автосервиса — это уровень достатка.

— В сущности, «Реальные пацаны» — это ведь сериал о том, что все люди — гопники. И Лерин папа — гопник, и Лерины подружки. То есть простые такие люди, конкретные, консервативные, от сохи. Собственно, негопников только двое — и это, как ни странно, главные герои — Лера и Колян. Потому что они сомневаются.
В: Все страдают какими-то пороками, от которых можно избавиться.

А: Я вот тут подумал: никто же не знает, в кого превратятся наши с Вованом герои. Аналогичные ситуации происходят и в жизни, когда человек работает слесарем, потом открывает автосервис: один, второй, третий. Люди становятся миллионерами, учат английский, испанский. Они уже открывают свои галереи — как Гельман! И какой он уже гопник? Кто скажет, что он работал в автосервисе? Во мне есть пацан, а гопника нет. Пацан, который постоит за свою семью и друзей. Наш Стас (сериальный персонаж Эдик.) — он же именно пацан! Но никто и никогда не назовет его гопником.

«Гопничество — это как герпес. Есть в каждом».

— Чем отличается пацан от гопника в вашей личной иерархии?
А: Гопником человек делает сам себя. Все начинает формироваться в 10-12 лет. Если компания, в которой он находится, начинает материться, то он матерится потому, что так принято. В этом случае в гопничество человек загоняет сам себя. А когда он отказывается и говорит: «Нет, сегодня я курить не буду», — тогда он становится на путь очеловечивания. Гопник увидит красивый и новый фонарь и обязательно сломает его...

В: Вот у нас остановки новые поставили. Красивые...

А: Мне будет так жалко, если их сломают...

В: Так их уже! У нас на Рабочем поселке все разворотили. Вот это проявление гопоты.

А: Гопничество — это как герпес. Есть в каждом. Но любой гопник, если осознает и, главное, захочет, может стать нормальным человеком.

— А нормальный человек — гопником?
А: Каждому при рождении поставили какой-то лимит гопоты, вот его можно либо развить, либо аннулировать. Те, кто развивают, ломают все, пишут на стенах неприличные слова. Я тоже раньше писал! Только надписи были другие. «Nirvana», например. Но тогда я таким образом боролся с гопотой — этакий пиар качественного продукта.

«Чтение — один из путей перевоплощения из гопника в человека».

— Пермский писатель Алексей Иванов, известный своей взыскательностью и живым критическим умом, похвалил ваш сериал за близость к народу, естественность и независимость. Это у вас взаимно с Ивановым?
Хором: Очень хорошо к нему относимся.

А: Только мы промохали в институте его лекции.

В: Он встречи какие-то проводил. Раз в неделю в течение полугода захаживал, но мы к нему так и не попали — уставали очень.

А: У нас в институтской программе были его книги. Я читал и мне понравилось.

— Но вы, наверное, не только Иванова читаете. Что из последнего запомнилось?
В: На днях я дочитал «Игру в бисер» Германа Гессе.

А: А я читаю «Музпросвет» — про историю музыки. Скоро дойду до 1980-х.

В: Чтение — один из путей перевоплощения из гопника в человека.

— А культурная революция в Перми способствует этой метаморфозе? Как вам вообще преобразования в области пермской культуры?

А: Я могу сказать, что мне не близко. Навороченный подход к культуре. Зачем-то выдумывают «фестиваль пространства видения режиссера через призму нищеты». Что-то такое. Как загнут! В Екатеринбург приезжаешь, и там все понятно — «Рэп-фестиваль». Все для людей! Сначала развейте конкурсы типа «Мисс Прикамье», сделайте рок-группу, а уж потом изворачивайтесь, как хотите.

Конечно, многие говорили: «Я думал это нормальное кино, а тут гомосятина одна!»

— После «Реальных пацанов» (поскольку это первый ваш проект и сразу ударный) вы для российской аудитории — однозначно «пацаны». К вам это амплуа автоматически приклеится. Вы будете ловить волну и делать то, что точно хорошо получается, или попытаетесь сломать стереотип и выйти из образа?

В: Так мы пацаны, мы пол менять не собираемся! А амплуа... Наверное, повзрослеем скоро. Хотя какие-то пацанские принципы у нас останутся.

А: Очень хотелось бы сменить амплуа. Вот Юэн МакГрегор и Джим Керри в фильме «Я люблю тебя, Филипп Моррис!» совсем далеко ушли от привычных амплуа. Зато вышла такая бомба! Конечно, многие говорили: «Я думал это нормальное кино, а тут гомосятина одна!»

— Так вы сами кого бы хотели сыграть?
Хором: Из них двоих?! (смеются)

В: Я бы хотел мультфильм озвучить. Персонажей вроде Мегамозга.

А: Я думал о чем-то серьезном: военном или ГУЛАГовском. В Москве, у серьезного режиссера, в военной драме.

— Для «Пацанов» в Перми нашлась фактура — дворы, провинциальный колорит, соседствующий с пафосными клубами. А на какую-нибудь еще тему можно было бы изготовить качественный телепродукт? На местных ресурсах, с местными актерами? Будете ли после пацанов снимать что-то, отличное по тематике, по жанру.

В: Что угодно в Перми можно снять. Главное — команда. В продолжение фильма «Волга, Волга» можно снять какую-нибудь «Каму, Каму»...

А: Все дело в кадрах: 380 вольт провести и получится качественный продукт.








Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //