Природа скучна и однообразна: гении рождаются только раз в столетие

Говорят, что гений рождается один раз в столетие. Жаль. Так бы хотелось побеседовать с равным. Хотя бы недолго... Хотя бы минуту... Хотя бы спросить его: "Сколько времени?", чтобы он ответил мне как равный равному: "Я не справочное. Я - гений!"

Но нет. Закон природы суров: один на столетие, и все, и баста. Как отрезало. Иногда, конечно, мечтаешь о том, что было бы, если бы не отрезало. Гении всегда мечтают о недостижимом.

Эх, думаешь, сколотить бы шаечку, человек десять-двенадцать гениев, чтобы наводить ужас на города и веси! Как идейка? Гениально, не правда ли? Кто бы из вас додумался до такого? А? То-то.

Или вот еще: пятнадцать гениев вскакивают на коней и обращаются ко мне: "Куда нам скакать, о самый главный гений?" - "Постойте,
- сказал бы я. - Дайте я вас обниму, как равный равных!" И они слезли бы с коней и пали бы предо мной на колени, лобызая мои утомленные ноги. Во сцена! Во картина! "Пятнадцать гениев выбирают главаря". Интеллектом прет за три версты... Но нет: один на столетие, и все.

Что же, буду терпеть. Хотя столетие досталось мне, прямо скажем, не ахти. Не ренессанс. Я, как родился, сразу понял: "Труба, Серега, пахать придется за всю мазуту, это же тебе не ренессанс, когда можно лежать себе да в потолок поплевывать, как Леонардо да Винчи, а оно само возрождается". Но я не жалуюсь, слишком умный.

Вместо стенаний и жалоб я себе задачу поставил: ночь - роман, день - картина. Или наоборот. Тут уж как покатит, у нас ведь это непредсказуемо. Вдохновение, слыхали? Нет его - сиди, кури; пришло - будь любезен, работай. Трудно? Еще бы! Планка-то высоко поднята, а чуть расслабишься, уже губы поджимают: "Да он просто огромный талант, и не более". Роман только раза три прочтут - и в сторону. Обидно, конечно. Даже саперу можно ошибиться один раз, а гению - ни разу.

Да что вам говорить, вы все равно меня не поймете. Меня никто не понимает. Так принято, ведь признанный гений - это, конечно, дурацкие бредни неумных стариков.

Нет, с этим у меня все в порядке: не публикую, не выставляют, не слушают, не пускают и насмехаются. Потом, конечно, будут локти кусать, но это после, когда меня на дуэли убьют в спину... или там, повешусь от безысходности какой-нибудь страшной. Конфликт, знаете ли, с обществом, лишний человек... на свадьбе... Да мало ли. Нас ведь обидеть легко. Только повод дай, мы
сразу в петлю лезем. Прощальная записка у нас всегда при себе. Вот моя: "Я сделал все, что мог. Кто может, пусть сделает лучше".



Ну как? Ничего? По-моему, гениально. Тут и обида, и светлая печаль, и вера в будущее, и юморок английский: мол, попробуй сделать лучше после гения. В общем, мне нравится. Сколько раз не читал, за душу берет. Иногда даже представляю, как враги выводят меня на мороз - поговорить, мол, надо, а сами подло обливают меня водой, закатывают в снег и втыкают в лицо пресловутую морковь, чтобы унизить мой гордый ум... А на морковь вешают записку: кто может, пусть сделает лучше... Трогательно, правда?

Но это - финал. До него еще далеко. Хотя не очень. Я ведь умру молодым. Буду сидеть за столом, ничего не подозревая, творить, а тут вдруг выстрел в затылок трагически оборвет мою жизнь. Или в вино чего подсыпят... Я в этом не разбираюсь. Это их проблемы, бездарностей.

Кстати, бытует мнение, что гению легко расстаться с жизнью. Мол, вторую часть романа - в печку, а сам - на кладбище. Это не совсем так. Ведь мы, гении, чувствуем жизнь намного острее обычной серости. Нас просто влечет все неведомое. Например, бездарность никогда не полезет в розетку, если ей сказали, что там двести двадцать вольт. А гений? Он ведь как дитя - ему сказали, он забыл... Или спички... Бездарность прикурит и погасит, а гений чирк - тепло по всей квартире. Я говорю образно. Гении вообще мыслят образно. Вспомните Дон-Кихота. Убогое зрелище. Физически не крепок, психически не уравновешен... То ли дело - гений! Всегда подтянут, отутюжен, знает всех командиров в лицо, пилотка на два пальца выше бровей - не гений, а картинка!.. Впрочем, я отвлекся. Гении часто отвлекаются. Они идут к истине неторенными путями. Возьмем конкретный пример из бытовой практики:
скажем, как бездарность наливает себе суп? Да примитивно, прямо в тарелку. А почему? А потому, что вся работа за бездарность уже проделана. Какой-то древний гений обратил внимание, что суп неудобно есть со стола, и поделился своей догадкой с окружающими бездарностями.

Они, конечно, долго хохотали над ним, утверждая, что лучше в охотку поесть со стола, чем целыми днями мыть посуду. И лишь после смерти гения, которого закидали камнями и тарелками, к нему пришла слава.

И со мной так будет. Даже скучно. Коньки отброшу - сразу все тут как тут: ах, умер гений! Ах, кого мы потеряли. Ах, вот его рукописи; ах, вот его коньки!..

Теперь о главном. У меня с бабами проблемы. Либидо у меня слабое. То есть, конечно, я себя разжигаю, как могу: мол, Серега, давай, не мужик, что ли? И женщины помогают, то же самое говорят: давай, мол, Серж... ну и так далее. Обидно, право. Хорошо еще, что я гений. На шутку все могу свести. Идеал свой, де, ищу, а ты, извини, физиономией не вышла. И характером, поскольку мне большой любви хочется, чтобы меня с дуэли принесли, а дома все готово: обед горячий, блинчики... Ну и на девять дней чтоб все по-людски сделала. С бумагами моими чтоб аккуратно...

У меня ведь куча изобретений, которые могут осчастливить человечество... Например, зеркало над Тихим океаном. Казалось бы, зачем? А поднял голову, посмотрелся в зеркало - удобно, и в каюту бежать не надо. А если надоест в небе видеть себя, а не звезды? У меня и это предусмотрено. Подается команда: "Разжать кронштейны!", и вертолетчики отпускают зеркало.

Все. Небо опять чистое. Поэтому стоя на палубе и глядя в зеркало, всегда опасайтесь команды "разжать кронштейны".

Остальные изобретения имеют стратегическую важность для России, поэтому засекречены. Но завесу над одной такой машиной я приоткрою. Принцип действия объяснять не буду, засмеете - он ведь, как и все гениальное, непонятен. Изобретение называется Уничтожатель Америки. Короче, отжимаешь эту красную штуковину от себя, он встает и идет уничтожать Америку, сильно злой.

Но для войны работать не люблю. Там энергичные нужны, а у меня плоскостопие. Кстати, гений без дефекта - это не гений. Как увидите полноценного человека, можете ставить на нем крест.

Перед вами серость. Такие рождаются каждую минуту. А спроси их - зачем? Растеряется, глазами моргает, сапоги грязные,
бляха не чищена, так бы и дал десять суток! За разговорчики в строю. Жалко, у гениев власти мало, да и звание, как правило, не выше старшего прапорщика.

И вот еще: денег у гения не должно быть совсем. То есть - напрочь. Как у Христа за пазухой. Гений должен голодать, а если будет замечен с колбасой - стреляй его! А я попадусь - меня стреляй! Но Бог пока миловал - не попадался.

А вот кофе гениям положен. Мы ведь всю ночь не спим, все кофе пьем и курим по-черному, чтоб здоровье свое до конца угробить. Зачем оно гению, подъем с переворотом делать? Нет, мы не фигуристы, чтоб смешить толпу.

Наше оружие - мозг. Наши мысли - это, так сказать, наши скакуны. Я говорю образно, цените это.

И вообще, цените мои слова. Я вот сейчас стою перед вами, такой умный, и говорю сбивчиво, и путаюсь, и перескакиваю с одного на другое для чего? Для того, чтобы вы потом внукам смогли про встречу со мной подробно рассказать. Да, мол, видел его так же хорошо, как тебя. Руку протяни и коснись... Но не коснулся, кто ж тогда знал, что он - гений. Все думали - лектор
из общества "Знание", отклонившийся от темы. А потом оказалось, что в его словах внутренней логики было столько, сколько бывает только у гениев. Так-то.

А кончить хочу вот чем. Представьте себе: тюрьма, ночь, меня ведут на расстрел. Вдруг священник, который пришел ко мне, говорит: Сережа, я твой отец! Прикиньте, явился папочка после стольких-то лет. Я ему: отец, это несерьезно. Где бутылка?.. То есть, где веревочная лестница? Где кони под окном? А он мне: "Твои мысли, Сергей, они, как бы это выразиться, и есть твои скакуны"...

Вот облом-то! Другой бы на моем месте обиделся. А я - нет. Не из того теста сделан. Вместо этого я расправил грудь, встал к стенке, запел гордую песню... "Орленок", кажется... Не помню. Там про свободу, полет и расстрел и вечную память.

Пою я, значит, а тут солдаты построились, подходит ко мне офицер и спрашивает: Где тут ракетный гарнизон?

Тьфу, заговорился!.. Это ж со мной действительный случай был. А в будущем все будет не так. Подойдет ко мне офицер, красивый итальянский парень, и скажет:

- Ну здравствуй, Овод. Я пришел завязать тебе глаза.

- Вы ошиблись, - скажу я твердо. - Моя фамилия Степаненко.

- Что я, дурак по-твоему? - скажет он.

- Все познается в сравнении, - отвечу я. - По сравнению с гением, вы -
дурак.

Он задумается, признает мою правоту и скажет:

- Если ты такой умный, то сам командуй своим расстрелом!

А я что, мне будет не затруднительно.

Солдаты!.. Братья!.. Сейчас вам предстоит расстрелять гения. Выше нос, не печальтесь. Наступит новое столетье, родится новый гений! Я не в обиде на вас. Итак... Стройся!.. Целься... Кру-гом! Шагом... марш!

Короче, напутал я команды. Солдаты повернулись и ушли. И так мне вдруг одиноко стало... Так тоскливо... Господи, думаю, ну когда же смена?.. Хоть бы еще один гений родился...

Но нет. Природа скучна и однообразна: гении рождаются только раз в столетие.





Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок





Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //