Остров Огненный. Ад на земле


Колонию на острове Огненном в Белозерском районе называют «Вологодский пятак» - по номеру учреждения. Здесь шагал по деревянным мосткам на свободу герой фильма Василия Шукшина «Калина красная» Егор Прокудин. Здесь отбывают наказание осуждённые за зверские преступления на пожизненное заключение. На общем счету заключённых этой колонии - сотни загубленных жизней.

Немного истории

Мужской Новоезерский монастырь, в стенах которого содержатся осуждённые, находится в 37 верстах от Белозерска на Красном (Огненном) острове Нового озера. Основан в 1517 году в княжение великого князя Василия III Иоанновича преподобным Кириллом, иноком Корнилиева Комельско-го монастыря. Обитель в древнее время пользовалась известностью, ей благотворили великие князья и цари московские, которые нередко лично посещали монастырь.

После революции 1917 года обитель закрыли, и очень скоро стали содержать заключённых. В 1938 году здесь размещалась Ново-езерская ИТК-14, после войны ИТК-6, ЛО-17, который в пятидесятые годы был реорганизован в лагерный пункт строгого режима. В 1956 в ИТК-17 был установлен строгий режим для мужчин, осуждённых в первый раз за бандитизм и убийство.

В 1962-м - колония именовалась ИТК-5. В 1994 году впервые в вологодском регионе и в России на её базе была создана исправительная колония с новым видом уголовного наказания - пожизненное лишение свободы.«Пятак» выбрали не случайно. К мощным толстенным стенам монастыря ведёт лишь одна дорога - деревянный мост через озеро. Сбежать отсюда практически невозможно, кстати, время это подтвердило. Первых осуждённых привели весной 1994 года этапом из Тамбова. Их было человек 20.

Сегодня на Огненном острове содержится около двухсот осуждённых к пожизненному лишению свободы, а также осуждённых, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным заключением. Впечатления и мысли10 апреля я ехала на «пятак» в автобусе вместе с артистами Белозерского дома культуры. Это была моя третья поездка в данное учреждение, раньше мне приходилось бывать здесь на Днях смотра полезных дел. В эти дни обычно устраивались выставки и концерты, участие в которых принимали и осуждённые, в том числе и «пожизненники».

В этот раз для осуждённых праздника не было, не увидели они ни концерт собственных талантов, ни выступления приезжих артистов.Преодолев контроль - бесконечное количество дверей и решёток, где нас заставили отключить сотовые телефоны, мы оказались внутри учреждения. Нас сразу же проводили в актовый зал, чтобы артисты смогли переодеться. Пока они устанавливали аппаратуру, я подошла к окну.

Толстые стены, на окнах крепкие решётки. А за окном кусочек монастырской стены и краешек голубого весеннего неба. Почему-то подумалось: грустно, наверное, каждый день видеть из окна камеры много-много лет подряд один и тот же вид. Но сразу вспомнилось, что когда мы проходили по мрачным коридорам, на дверях каждой камеры висели довольно солидные «послужные» списки их обитателей и фотографии.

В каждом списке не одна статья, а значит, не одно преступление, не одна загубленная жизнь. О чём думают эти люди в стенах этого монастыря, о чём мечтают, жалеют, раскаиваются, и раскаиваются ли?

Мои размышления прервал довольно упитанный кот, который внезапно возник на выступе стены по ту сторону решётки. Оказалось, это местный кот, который, как и все представители кошачьего рода, даже на территории колонии гуляет сам по себе.

Праздник

В актовом зале постепенно собирались в этот раз только сотрудники колонии, ветераны и гости. Это был праздник тех, кто здесь работает. А трудятся на «пятаке» около 250 человек, из них 66 женщин. На сцену выходили гости: начальник отдела воспитательной службы Управления федеральной службы исполнения наказаний полковник Галина Федотова, глава района Владимир Лебедев, который, кстати, сам отслужил в данном учреждении десять лет, начальник ОВД по Белозерскому району Евгений Шашкин, председатель районного суда Николай Тарасов, председатель совета ветеранов учреждения Тамара Великано-ва и другие.

Со сцены звучали имена тех, кто был, когда всё в колонии начиналось буквально с нуля, когда в шестидесятые здесь после запустения создавалась исправительная колония особого режима.

Это Тамара Михайловна Великанова, Лия Александровна и Валерий Георгиевич Лялины, Алексей Андреевич Андреев, Елизавета Николаевна Лебедева, Николай Фёдорович Полозов. Поздравить с юбилеем коллег и ветеранов приехал бывший начальник колонии полковник в отставке Алексей Васильевич Розов. За время его службы в должности начальника колонии была проведена очень большая работа. Именно на период его руководства пришёлся тот переломный 1994 год, когда колонию перепрофилировали.

В связи с этим пришлось провести полное оснащение помещений, был произведён ремонт корпусов, здания штаба, мостов, оборудована столовая для сотрудников, построено здание пожарной службы, пекарня, гостиница, магазин и многое другое. Но без коллектива единомышленников ему было бы не справиться с поставленной задачей.

Многие из тех сотрудников вышли на заслуженный отдых, но по сей день работают в колонии: Вячеслав Иванович Павлов, Александр Михайлович Иванов, Леонид Анатольевич Шаронов, Абду-лахат Абдуамитович Хо-дайназаров, Ольга Юрьевна Кузнецова, Любовь Александровна Ухачёва и другие. Минутой молчания почтили собравшиеся память тех ветеранов учреждения, кто не дожил до сегодняшнего дня. Назовём и их имена: Павел Агапьевич Павлов, Святослав Иванович Каш-лев, Александр Александрович Черемхин, Николай Викторович Сидорков, Петр Михайлович и Галина Ивановна Бабуковы, Александр Тимофеевич Антонов. Поздравил коллег нынешний начальник колонии полковник внутренней службы Мирослав Макух.

Мирослав Николаевич руководит колонией с 2001 года. За это время было построено три жилых дома, физкультурно-оздоровительный комплекс, построены и сданы в эксплуатацию новые мосты, соединяющие острова Огненный, Сладкий и «большую землю». По итогам 2008 года ИК-5 заняла третье место в рейтинге среди учреждений УФСИН России по Вологодской области.Мирослав Николаевич Макух вручил грамоты, благодарности, нагрудные памятные знаки лучшим сотрудникам.

Концерт



После торжественной части был концерт, номера в исполнении артистов ДК сменяли номера в исполнении сотрудников колонии. Оказалось, что они прекрасно поют, читают стихи и даже показывают небольшие спектакли. Хотелось бы ещё отметить, что в зале были оформлены фотовыставка и стенгазеты, рассказывающие о жизни колонии.

Дорога домой

Пройдя опять ту же процедуру с решётками и дверями, мы, наконец-то, оказались «на свободе». Автобус отправился в обратный путь.

Проехав мост, он притормозил, и я ещё раз обернулась, чтобы взглянуть на остров Огненный. Огромные монастырские стены поднимались посреди белоснежной глади замерзшего озера. Словно корабль, навсегда бросивший здесь якорь, подумалось мне.

БелозерскАвгуст 1994. Первую ночь, проведённую на корпусе, я запомню на всю жизнь. Всю ночь я ходил по коридору и читал дверные карточки. И чем больше читал, тем страшнее становилось. На какое-то время я понял, что вокруг меня находятся одни убийцы и насильники. Заметив моё состояние, прапорщик Шаронов сказал: «Никогда не показывай вида, что тебе страшно. Всем страшно, но никто не боится. Делай, как делаем мы, и всему научишься. И вообще, парень, запомни, эту работу, кроме нас, никто делать не будет».

Из воспоминаний сотрудника безопасности

*********************************************************************************
Лариса Петровна Василенко президент благотворительной общественной организации «Возвращение» и всю свою жизнь посвятила работе с заключенными. Лариса Петровна рассказала нам о своей поездке в Вологодскую область, где находится тюрьма для тех, кому смертная казнь заменена пожизненным заключением. Вот ее рассказ:

- По долгу службы мне пришлось побывать там, где отбывают пожизненное заключение. До сих пор меня волнует то, что я увидела.
Поехала я в эту колонию на машине. Ехали очень долго по бездорожью, и мне казалось, что мы находимся на краю света. Там нет никакой цивилизации. Колония находится на острове Огненный. На самом деле там два острова. На одном живут сотрудники колонии. На другом острове находится Кирилло-Новоезерский монастырь, который был построен 490 лет назад.

Преподобный Кирилл молил Божью Матерь о том, чтобы она определила ему место для пожизненного пребывания на земле. И тогда Божия Матерь ему явилась во сне и сказала, что из Тихвинского монастыря ему нужно ехать сюда. Последовал Кирилл ее совету, прибыл на остров и увидел, что земля здесь красная, как будто горит. В тонком сне явился к нему ангел и сказал: вот твое место, где ты должен быть постоянно.

И он, выкупив это место у жителей, перебрался на этот небольшой остров на лодке. Остров можно сразу окинуть взором. Стал строить Кирилл здесь монастырь. Многим не нравилась его затея. Не раз его грабили разбойники. А однажды эти разбойники с награбленным заблудились на озере, и Кирилл Новоезерский встретил их и сказал, чтобы они не делали больше свои беззакония, не злорадствовали, потому что придется всем отвечать на суде Божием.

Остров Огненный

И вот сейчас, спустя 490 лет точно в этом месте оказались пожизненно заключенные – разбойники, преступники.
Сердце мое трепещет оттого, что я там увидела и почувствовала. Мне хочется сказать всем подросткам, которые сейчас находится в следственном изоляторе. Господь говорит нам: «Прощаются грехи твои. Иди и больше не греши. Как бы чего хуже не вышло». А что может быть хуже, если ты закрыт в тесной маленькой келье и находишься там, не будучи верующим? Почему страшно там быть этим людям? Потому что у них нет молитвенного духа. Жизнь для них теперь кажется ужасом. Если раньше святые угодники ради подвига и молитвы за людей ограничивались такой жизнью и не хотели выходить в мир, то здесь наоборот. Люди хотят выйти в мир, но постоянно находятся под замком.

Откуда эти люди? Из всех близ находящихся регионов. Когда мы перешагнули порог монастыря, сотрудник стал показывать нам фрески, которые сохранились под штукатуркой. Штукатурка осыпалась, и фрески оказались хорошо видны. Но я обратила внимание не на фрески. Я обратила внимание на двери. На каждой двери написана табличка и прикреплена фотография человека, у которого смертная казнь заменена на пожизненный срок. Здесь написано, что он совершил и указано: опасен! склонен к побегу! склонен к нападению! У меня было ощущение, что я нахожусь среди рептилий.

Я читала эти таблички и нашла, что нет ни одной, на которой было бы указано, что человек осужден за наркотики.

Причины, по которым находятся здесь эти люди, ужасающие. Мне даже страшно говорить об этом. Например, изнасиловал женщину и убил ее детей. Другой грабил водителей на дорогах и зверски, с особой жестокостью, убивал. Или изнасиловал пятилетнюю девочку и задушил ее. Такие люди, действительно, очень опасны, и им нельзя выходить на свободу.

Заключенные находятся в камерах по три человека. Я видела, как выводят их на прогулку. Открывается первая дверь. За ней вторая, зарешеченная. Они должны просунуть руки через решетку, чтобы надеть наручники. Потом они выходят и в согнутом положении, подняв руки за спиной, так они должны передвигаться во время прогулки.

Я спросила у начальника колонии, в каких случаях их выводят из этих камер. Он ответил, что только в следующих случаях. На полтора часа в медицинскую часть, на работу (работают они тоже полтора часа, шьют рукавицы) и иногда в церковь. Остальное время заключенные должны находиться в камере. Сами понимаете, как трудно пятнадцать-двадцать лет находится в камере друг с другом. В колонии работает психолог. Если что-нибудь случается, им помогают психологически пережить эту ситуацию. Если заключенный заболевает, его вывозят в больницу, и тогда они отдыхают друг от друга.

Я поговорила с осужденными и спросила у них, как они спасаются, зная, что должны находиться здесь всю оставшуюся жизнь. Они сказали, что с Божией помощью. Чье сердце Господь затронул, тот думает над своей душой, и это большая милость. И может быть, когда-нибудь Господь пошлет им спасение. Но остальным приходится очень трудно.
Когда я проходила мимо комнаты длительных свиданий, то увидела, что дверь закрыта на большой замок. Сотрудник, который меня сопровождал, перехватил мой взгляд и сказал: «Первое свидание положено только через десять лет после того, как он отбудет срок!». А ведь сколько может измениться за это время!

Единственная надежда на амнистию, которая проходит через двадцать пять лет. Если человек расположен к мирному образу жизни, его отпускают на свободу.

Мы посетили часовню, в которой обычно происходит исповедь, там все картины, все иконы сделаны руками заключенных. Нельзя сказать, что они все сумели воцерковиться.
Многие из тех, кто здесь находится, приходя сюда, писали заявление, чтобы им вернули смертную казнь. Но поскольку смертная казнь у нас отменена, то они сейчас благодарны, что остались живы. Некоторые из них прошли в этих стенах уже по двадцать лет. А один человек сказал мне, что отбыл уже 27 лет.


В разговоре заключенные сказали мне, что их жизнь проходит как всегда: утром сотрудники тюрьмы при обходе задают вопрос: все ли в порядке. Они отвечают: «В камере все в порядке, вопросов нет, камера в исправном положении». И так изо дня в день, из года в год, ни одного лишнего слова. Стираются дни, времена года, ничего не меняется. Установлено, что в условиях тюрьмы человек через семь лет начинает деградировать и это становится заметным. Теряется связь с происходящими событиями, человек становится малоразговорчив, меняется его словарный запас.

Единственное, что спасает заключенных – это переписка с волей. Письма, на которые им отвечают добрые люди. Через такую переписку заключенные меняются, постепенно воцерковляются.

Когда я вышла на улицу из этих помещений, светило солнце, слепило глаза. Белели толстые монастырские стены. Когда я подняла глаза, то вздрогнула. Я увидела из окон множество мертвых, ничего не выражающих лиц, которые смотрели на меня. Было страшно оттого, что их было много, маленьких зарешеченных келейных окошек.

Запомнился мне Дмитрий. Помню, я принесла в камеры газету «Православные Кресты», которую распространяют у нас в Петербургских крестах, и по газете он понял, откуда я. И сказал, что читал ее. Мы разговорились, и Дмитрий сказал, что ему двадцать девять лет, и он осужден пожизненно. Я не осмелилась спросить, за что. А только поинтересовалась, может ли человек оказаться на пожизненном сроке, впервые совершив преступление. Оказалось, что да. Я прошу молиться за Дмитрия. А рядом в соседней камере Юрий находится. Запомнились мне эти люди…

Когда мы вышли из колонии, весь ужас остался за плечами. Я не успела перевести дыхание, как поодаль в лесочке увидела кладбище. Оказалось, что там лежат те, кто отбыл свой жизненный срок здесь, на острове, и умер.
После этой поездки у меня до сих пор такое ощущение, что я побывала на краю света, где находится ад.
***********************************************************************************

Политики вовсю обсуждают тему моротория на смертную казнь и некоторые склоняются к тому, что особо опасных преступников надо казнить. А вот мнение известного режиссера Вахтанга Микеладзе, который сам побывал за решеткой как заключенный, а потом избрал делом своей жизни кинодокументалисту и снял около сотни фильмов о зэках.

- Где бы вы поставили запятую, Вахтанг Евгеньевич? Вы сами побывали за решеткой, много тюрем и лагерей объездили, сняли более ста документальных фильмов на эту тему.

-90-е годы породили огромное число преступников. Сейчас многие из них, те которые остались в живых, отбывают наказание в специальных колониях для пожизненного заключения. Я снимал героев своих фильмов для цикла «Пожизненно заключенные» и «ПЛС»(это аббревиатура означает "пожизненно лишенный свободы") в четырех тюрьмах: «Черном дельфине» в Оренбургской области, «Острове Огненном» в Вологодской области, «Белом лебеде» в Соликамске, городе Ивделе Свердловской области. Передо мной проходили судьбы преступников, которые никогда не выйдут на свободу. Моя позиция выражена в фильмах четко: я против смертной казни. Расстрел - это слишком легко для людей, совершивших жуткие деяния.


Тюрьма "смертников" «Черный дельфин»

- Не уверена, что с вами согласятся жертвы этих самых «плс»…

- Я показывал фильмы о пожизненно заключенных женщинам, дети  которых были изнасилованы и они, увидев насколько невысимо тяжело жить этим преступникам в созданных им условиях, сказали: пусть живут. Ведь многие из ПЛСников даже хотят покончить жизнь самоубийством. Посмотрите, как их выводят из камеры. Только в позе ку, то есть наклонившись вперед, руки сзади подняты с расправленными ладонями. На глазах повязка. Так, чтобы они не могли ориентироваться в пространстве. Выводят их на прогулку в специальные прогулочные камеры, которые находятся на крыше корпуса, снимают повязку, но они кроме стен и неба в решетку ничего не видят. Каждый из них склонен к побегу, им терять уже нечего. Сколько им Бог отмерил, столько пусть и живут. И даже после смерти на их могильной плите не пишут ни имени, ни фамилии, а надпись ПЛС и номер. Делается это тоже специально. Потому что за их преступления люди могут осквернить их могилы.


Вологодская область. "Остров Огненный". Бывший Кирилло-Новоезерский монастырь. Тюрьма для смертников

  - А как сами зэки «плс» строят между собой отношения?

- Даже в пожизненных тюрьмах есть классификация заключенных: цветной, урка, вор в законе. Заместитель министра юстиции Юрий Калинин рассказывал, как он зашел в камеру к троим заключенным. Двое с ним разговаривали. Он спросил, а где же третий. На что ему ответили, что тот третий насильник, и он под нарами лежит. Там свои законы. Жестокие.

- Почему вы обратились к теме заключенных?

- Преступники — тоже часть народа. Я снимал Андрея Волхова, главаря Саранской группировки в тюрьме, который раскаивался перед камерой и говорил, передайте моим друзьям, чтобы они опомнились и так не поступали. А мой друг журналист Юрий Краузе отвечает ему: многие из ваших друзей либо убиты, либо сидят также как вы в тюрьмах. Этот фильм, как и другие мы показывали в колониях малолетним преступникам и снимали их скрытой камерой. И когда свет выключался, ребята плакали, глядя на экран. Такие картины очень помогают осужденным, заставляют их по-новому взглянуть на уголовную романтику. Конечно, не каждый смог бы вообще снимать такое кино – это тяжелое и не очень благодарное дело. Но я знаю уголовную среду, со мной легко идут на контакт осужденные. Ведь я сам сидел. Правда, совсем по другой статье, как член семьи изменников родины.


"Белый Лебедь" — неофициальное название исправительной колонии особого режима в городе Соликамске Соликамского района

Сталинские репрессии не оставили в стороне образованную грузинскую семью Вахтанга Микеладзе. Сначала расстреляли его дедушку, первого секретаря ЦК Закавказья. Затем бабушку, наркома Просвещения Грузии, которая презирала Берия и открыто говорила ему это в лицо. Родители Вахтанга Микеладзе стали прототипами героев громкого фильма «Покаяние» Тенгизе Абуладзе. Отец, известный композитор и режиссер, по приказу Берия был арестован, над ним изуверски издевались, лишив слуха, а потом тоже расстреляли. Вахтанг, его мать и сестра отправились по этапу. Шесть с половиной лет будущий кинодокументалист провел за решеткой. Поступать во ВГИК Микеладзе приехал прямо из лагеря.

- А были ли среди преступников те, которым вы сочувствовали?

- В «Черном дельфине» в одной камере отбывают свой пожизненный срок отец и сын Тищенко. В 1996 году в Иркутске в пивной произошли разборки между двумя бандами. Одной из них руководил отец Тищенко, вместе с ним был и его сын. Так вот у них не было выхода уйти живыми, либо они убьют, либо их. Сын по приказу отца расстрелял пятерых человек, еще нескольких ранил. Их приговорили к смертной казни. Потом обжаловали на пожизненное заключение. Они уже отсидели 13 лет. Сын попал туда, когда ему было всего 23 года. Отец и сын добились разрешения сидеть в одной камере, хотя подельникам это запрещается. Оба стали верующими. Конечно, отец не желал зла своему сыну. А получилась вот так - ПЛС. Мы спросили у отца, работает ли он в тюрьме. А он ответил: «Зачем? Я уже мертвый». Я рыдал после общения с ними. Мне кажется, им вынесли слишком суровый приговор. А бывают преступники, которых ненавидишь. Был один негодяй, который изощренно насиловал женщину и ее дочку, по очереди на глазах друг друга, потом убил. Он сам сказал, что лучше бы его расстреляли.

Сейчас я работаю еще над одним фильмом, очень драматичным. Помните, кино «Тюремный романс», в основу которого легла реальная история настоящей любви следователя Натальи Воронцовой и уголовника Сергея Мадуева. Так вот, она отсидела срок, и я хочу ее познакомить с исполнительницей роли Мариной Нееловой. Также покажу камеру, в которой через полмесяца после заключения умер Мадуев. У него нет могилы. А сыгравший его Абдулов покоится на Ваганькове…

СПРАВКА

Вахтанг Микеладзе родился 16 июня 1937 года. Закончил ВГИК, курс Романа Кармена. Работал в Тбилиси на студии научно — популярных и документальных фильмов. С 1995 года работал в телекомпании «РТС», участвовал в создании программы «Человек и закон». Лауреат Государственной премии, заслуженный деятель искусств, руководитель программы «Документальный детектив».





Наш Telegram @VerrDi для настроения
Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок





Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //