Карельский Робинзон. 20 дней в зимнем лесу

НЕ приглашаем подписаться на наш Telegram канал @VerrDi (https://t.me/VerrDi), ибо ненужно забивать себе голову всякой фигней. Первые 150 подписчиков были удалены администраторами, так как, вероятно, ошиблись подписавшись. Живите счастливо без всяких телеграм-каналов!!!


    
В
чера только вернулся из карельских лесов. Планов было – громадьё. Хотел и поохотиться и порыбачить и заодно отстроить себе новую избушку. А в основном хотелось вспомнить старое – как в этих местах когда то у меня был свой участок и я жил в землянке и промышлял норку да куничку. Ностальгия замучила, засиделся… И от компьютера пора немного отдохнуть, что бы руки не возомнили себе, будто только для клавиатуры ко мне приделаны.

Осень была чудесная. Долго выбирал момент, что бы забросится на участок к сроку – желательно за недельку до ледостава. Что бы успеть наловить рыбёшки на приманку побольше и успеть построиться до наступления холодов. Но помешали планы на работе и причуды природы. Короче опоздал я, и опоздал существенно. От этого вся поездка вышла наперекосяк.
   
Ну, что есть - то и есть. Поправлять уже поздно. Начну с самого начала. Собрался я по привычке основательно. С собой взял около 150 кг всякого полезного груза. В основном это продукты и инструмент, лодка, сети, капканы. Тяжеловато для одного, но так спокойнее.
 

Вот всё моё богатство – даже Чернуша глядит на меня с подозрением – часом не тронулся ли хозяин умом? Как он это всё тащить собирается, уж не меня ли запрячь хочет?

    
Н
о, мне уже как-то привычно. До вокзала помог мне добраться мой верный напарник по налимьим рыбалкам и старый добрый институтский товарищ. Отвёз на своей машине.

    В поезд вносил незаметно, по одному мешочку, а когда проводница оценила объём и ахнула, что багажа слишком много – было уже поздно))) – поезд тронулся.

    На станции назначения встретил другой товарищ – вместе работали в экспедиции. Забросил меня на сколько возможно по дороге на своей машине. А дальше дорог не было – надо плыть на лодке.
Спасибо вам, друзья! Что бы я без вас делал?

    Подтащив уже в полной темноте вещи к берегу реки, мы расстались. Товарищ уехал домой, а я остался ночевать на берегу. Устал так, что даже костра не разводил. Просто завернулся в спальник с головой и заснул. Ночью слышал какое-то шуршание по спальнику и понял, что ложится снег. Опоздал таки… с этой мыслью и провалился в сон.

    А утро было весёленькое. Всё было в снегу.

    
И
накачанная вскоре лодка смотрелась как-то не очень органично в такой ситуации.

   
 
Л
одочка у меня новая, замечательная! «Налим» называется. Спасибо Мише из московского КБ «Сталкер», который выпускает такие вот чудесные судёнышки. Без всякого стеснения хочу разрекламировать его продукцию! Чудесная рабочая «баржа». При длине 4,4 метра вмещает в себя уйму груза, и сама при этом весит всего 9,5 кг! Просто мечта бродяги-одиночки.

   

 Но надо поторапливаться. Вчера в темноте я лишь увидел, что река не замерзшая и обрадовался. А оказалось, что не замерзла лишь небольшая бухточка, а вдали плавают огромные ледяные поля. (Вот стою, держу весло, через миг отчалю…)

    

Проблемы появились сразу – к берегу не подойти.

    
Нахожу самую узкую перемычку и разгоняюсь, пытаясь сделать из лодки ледокол:

    

Отчаянно молотя вправо-влево веслом, проламываю узкий проход в тонком льду и прорываюсь на открытую воду. А сзади с шелестом смыкаются раздвинутые ледяные поля… Прорвались. Первая попытка оказалась удачной.

   


Н
о, дальше везло меньше. Потихоньку сплавляясь и отталкивая опасные льдины, я досадовал на своё опоздание. Мало-помалу, но приблизился к месту своего назначения.

    И тут следующая незадача – береговой припайный лёд оказался гораздо крепче плавучих льдин. Полчаса яростной рубки так и не позволили подойти к берегу вплотную. А выходить из лодки нельзя – лёд не выдерживает веса. Несколько раз попробовал, но благоразумно отступился.

    

Остался единственный вариант – сплавиться дальше на быстрину, к старой лесосплавной плотине. Там берега ещё не обмёрзли из-за быстрого течения. Но на такой груженой лодке очень не хотелось соваться в жерло плотины. Само по себе быстрое течение лодке не угрожало, но старая плотина вся в гвоздях и острых железках. А напороться на скорости тяжелым бортом на гвоздь или старую искорёженную обшивку лесосплавного лотка – перспективка та ещё. Ахнуть не успеешь, как утопишь драгоценный груз, без которого амба...

    Решил не рисковать и не пробовать проскочить между этими опасными столбиками с торчащими старыми гвоздями.

    

Вот так выглядит эта древняя плотина весной

    
П
ока выбирал способ как бы пристать к берегу, плавучие ледяные поля мне устроили подарок. Под действием ветра разомкнулись на минутку, приоткрыв небольшой проход, и я успел быстренько проскочить в него и благополучно причалить к берегу.

    
Через пару минут, река будто устав держать коридор, сомкнула на глазах эти громадные льдины и лед сомкнулся уже окончательно. До весны. Успел!!! И как всегда в последний момент… когда же я научусь рассчитывать время?



    
П
овыкидывал вещи и вытянул счастливое судёнышко на берег.

    
С
разу стал перетаскивать вещи. До землянки, в которой я жил лет пятнадцать назад всего метров триста.

    Вот и место, где стояло когда-то моё охотничье жилище… немногое от него осталось.

    
Нужно срочно перетаскивать припасы и делать временное жилище. Вот, вроде бы среди этих трёх сосен можно неплохо устроиться.

    

Но первым делом хочется напиться чаю. Погода что то опять хмурится и с неба начинает то ли падать, то ли капать. К тому же не терпиться опробовать свою новую печку, специально купленную для этого случая.

    Вот она красавица! Из нержавейки – не прогораемая, и весит всего 6 кг. И система регулировки тяги замечательная. Можно настроить на очень долгий и экономичный режим горения.

    
Ч
ай, как видите, на такой чудо-печки закипает в считанные минуты.

    
П
ока чаёвничал начало стремительно смеркаться. А я сижу весь погруженный в воспоминания о прошлом. С трудом опомнился от ностальгических воспоминаний, встряхнулся. Пора браться за дело, однако. К трём соснам добавил столбик и стал сооружать каркас будущего своего пристанища.

    
С
неба активно посыпался снег и Чернуха забралась в ящик с продуктами, ожидая конца строительства. Надо же ей чего нибудь поохранять?

    
С
корее-скорее, что бы совсем не засыпало снегом, стал сооружать на скорую руку, абы как, тяп-ляп «домик кума Тыквы». Всё равно временное, думал я, забыв мудрую поговорку – «Нет ничего более постоянного, чем временное».

    Поставил быстренько печку, плеснул домовому капельку спирту, что бы не обижал нас с собачкой, и набив печку дровишками благостно уснул под прикрытием полиэтиленовых стенок.

    
А
снаружи бушевал снегопад. Пару раз за ночь приходилось вставать и стучать по туго натянутой крыше, что бы стряхнуть снег. А то неровен час продавит плёнку и тогда нас засыплет.

    Вот примерно так обустроился. В углу у двери печка, котелок с водой из ближайшей ламбы, дровишки…

  

  В дальнем углу всё ценнейшее барахло сваленное в кучу.

   

 Напротив печки охотницкая амуниция в головах и спальное место. В общем – дела налаживаются потихоньку.

    

С утра, едва успев выхлебать кружечку горячего кофе, я конечно же, побежал на разведку по угодьям. Вот на этих брёвнах у меня всегда капканчики стояли.

    
П
ерекаты на речке долго не замерзают. Норка будет постоянно рядом крутиться.

    
Ч
ерез пару километров другой перекат.

   

 Бобры его, кажется, немножко «подкорректировали». А может сама собой вода поднялась и оглоданные брёвешки просто течением принесло. Но выше этого порожка и впрямь обнаружилась бобровая хатка.

    
Н
ебольшие, захламлённые и быстрые ручьи, соединяющие озёра с рекой – райское местечко для норки.

    
А
вот так выглядит стоянка-ночёвка через 15 лет. Когда то давным-давно я сюда даже жену с дочкой привозил. Летом конечно. Ночевали на берегу. Консервные банки уже почти истлели. А сырая берёза положенная мною тогда на ночь в костёр так и лежит не сгоревшая.

    
Н
о, пора возвращаться с прогулки и приступать к сооружению более серьёзного жилья. Перво-наперво надо изготовить себе рабочий инструмент.

    Куда же денешься без хорошей и крепкой кувалды? Излюбленный русский инструмент. Говорят с помощью его и кое-каких выражений, можно смастерить всё, что душа пожелает.

    

Взял с собою два новеньких топорика для тестирования. Один плотницкий, нижегородский "Труд - Вача", а второй кажется какой то немецкий "STAYER". Немец мне сразу как то не приглянулся, а вот в нижегородский я влюбился. Легко его наточил, да так, что волосы на руке сбривал чистенько и берег его для самых тонких работ. А немцем дрова колол и всё остальное делал.

    Без лопаты, однако, тоже никуда… Начал с земляных работ, потому что погода нашёптывала, что еще немножко и земля схватится морозцем и тогда уже так просто не покопаешь.

    И весьма громко нашёптывала, между прочим. Я понимал, что нужно торопиться и разрывался между охотой и стройкой.

    Особенно после первых попыток копать. Едва выкопал маленькую ямку, а камней из неё выворотил уже довольно приличную кучу… Если так дело пойдёт и дальше, то пожалуй я намаюсь… (Эх, многострадальная спинка моя спинка... рыжая щетинка)

    

А погодка расслабиться не давала. На следующий день лодку на берегу и всё в округе стало заносить снегом.

   

 Мечты о том, что я наловлю гору рыбы для приманки-накрохи развеялись как дым. Ставить сети при такой погоде я уже не решился. Вспомнил свой прошлый опыт юности – когда выставленная сетка вмерзла за ночь в молодой ледок, и я трясясь от страха, полз на брюхе вызволять свою кормилицу из ледяного плена. Ох и накупался я тогда по молодости да по дурости… Теперь уже так не рискую.

    Тем не менее, какая то рыбка у меня была и я решил выставить железо хотя бы на эту жалкую приманку. Всё равно уже начал понимать, что толкового промысла в этом сезоне не предвидеться. Но хотелось всё же провести время с максимальной пользой.

    

Мой домик, который я прозвал «аквариумом», оказался очень уютным жилищем. Печурка шпарила день и ночь, не позволяя выстужать помещение.

   

На второй день пребывания, я сколотил прочные нары, что бы не спать на земле.

   
 И даже успевал предаваться удовольствиям в виде почитывания книжечки с кружкой горячего чая в руках.

    
А
ещё у меня был приёмник, и кусок чудеснейшего сала! Эти два добрых друга не давали мне переработать, и я делал себе обеденный перерыв на стройке, заодно с новостями и политинформацией, что бы совсем уж не оторваться от мира.

    

Правда, вскоре стало не до расслаблений. Мороз крепчал, а светлый день на севере очень короток. Фактически всего 7 часов светлого времени и терять его никак нельзя. Очень трудно получается – только «раскачаешься», глядь, а уже и стемнело...

    Пришлось ломать режим. Вставать в 6 утра, завтракать уже не просто чашечкой кофе, по городской привычке, а основательно и плотно, что бы потом не терять светлого времени на обед.

    С самым рассветом уже проверял путики, сметал наваливший на капканы снег, и бежал заниматься стройкой. Не успевал разработаться в полную силу, как уже смеркалось. Нужно значит успеть наготовить дров, принести воды. Готовить обед, сушить вещи и заниматься всякой хозяйственной работой.

    В 16-00 уже темно и хочешь-нехочешь забирайся в «аквариум».

    

Очень быстро понял, что такими темпами ничего не успею, и стал работать в темноте.

    
Н
о, честно говоря, ночной смены по настоящему у меня так и не получилось. Так неуютно себя чувствуешь, когда долбишь мерзлую землю при свете луны… Никак не мог отделаться от могильных ассоциаций.

    Я же всё-таки в отпуске… приехал отдыхать. Поработать-то мне в охотку, но хотелось бы без аналогий с «Колымскими рассказами» Варлама Тихоновича Шаламова.

    

И поэтому, я малодушно поковыряв землицу, отправлялся к Чернухе и теплой печке. Да и хозяйственных работ «дома» вполне хватало.
Например никогда не думал, что мне придётся так беречь рабочие перчатки и кропотливо зашивать их в полутьме. А куда деваться? без рукавиц просто напросто руки себе поморозишь.

    
А
на рабочие рукавицы вообще пришлось накладывать здоровенные льняные заплатки, которые я выкроил выдернув из-под бедной Чернухи её подстилку.

    
Н
емецкий топорик первый не выдержал русской дури и переломился. Конечно же он не ожидал, что им будут колоть дрова… Но его то я быстро вылечил. А нижегородский-плотницкий я всё приберегал для ответственных работ.

    
В
от так проходили вечера. А работу продолжал уже с наступлением светлого времени.

    
З
ато какие прекрасные рассветы я встретил из своей ямы!

    

Как то раз, копаясь в яме, я услышал шум над головой. Пямо надо мной с шумом, хлопанием крыльев и "мявканием" расселась стая тетеревов штк около тридцати!

    Я, крадучись, стал вылезать из ямы, чтобы дотянуться до ружья, но меня, конечно, засекли и с грохотом сорвались с верхушек. Остался без добычи, но впечатления всё равно приятные.

    Яма под землянку увеличивалась медленно, но неуклонно. Чернуха каждое утро приходила поглядеть, как движется работа и всё ждала, когда же я ей наконец построю тёплую будку?

    
Спина моя яростно протестовала против такой эксплуатации после спанья на жестких нарах, но после выбрасывания наверх очередного громадного каменюги, вероятно смирилась и всхлипнув, обреченно замолкла.

    Я же, подсчитывал кубометраж вынесенной на поверхность щебёнки и прикидывал – а не легче ли было бы сложить стенки из брёвен? По окончательным размерам ямы, кубометров 8 я всё же наверх перекидал… А это по весу наверное будет поболее 15 тонн грунта! Да я просто монстр, какой то!

    Но всё же, постройка землянки – дело менее трудоёмкое, чем сруб. да и самое главное - лес жалко. Не хотелось валить такие старые сосны на сруб. К тому же я очень быстро убедился, что таскать на себе сырые 3,5 метровые брёвна отнюдь не легче, чем кидать лопаткой землицу. С первым же принесённым и уложенным венцом я это быстренько уразумел.

    Иногда погода менялась, дул сильный ветер. В печную трубу задувал выталкивая дым обратно и мой «аквариум» превратился в душегубку. Пришлось приспособить к трубе вот такой вот кусок сухой сосновой коры в качестве отражателя ветра. Печка сразу угомонилась и довольно заурчала, пожирая дрова.

    
П
о утрам я ещё продолжал выкраивать время на охоту и рыбалку, но всё реже и реже. Упрямая мысль построить жильё не давала покоя и совсем не оставляла свободного времени.

    Свежевыпавший снег приносил некоторые неудобства. С ветвей он постоянно сыпался за отвороты поднятых болотников и таял там. Поэтому, не смотря на высокие сапоги, приходил я каждый раз с мокрыми штанами и носками. А работать с мокрыми ногами очень зябко. Пришлось очередным вечером, выдернуть из под собачки остатки подстилки и сшить себе такую вот кокетливую юбочку. Не «плиссе-гофре», конечно, но возвращался я теперь из лесу с сухими ногами.

    
А
в лесу было просто чудесно. Установилась солнечная погода.

 








Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //