Все лгут. Особенно в соцсетях

Наш Telegram канал @VerrDi (https://t.me/VerrDi)



С тех пор как виртуальные знакомства превратились в индустрию и уже начали влиять на способность некоторых людей к завязыванию отношений в реальности, сфера онлайн-общения постоянно развивается. Речь идет уже не только о сетевых любовных романах. Психологи считают, что в социальных сетях формируется настоящий паноптикум.

Некоторые пользователи замещают друзей "френдами", всерьез гордясь их запредельным количеством. Другие выкладывают в своем профиле фотографии двадцатилетней давности, рассчитывая тем самым привлечь внимание людей соответствующего возраста. Третьи врут о себе напропалую, придумывая красивые сказки — и далеко не всегда исключительно для того, чтобы кого-то обмануть, ведь в первую очередь это самообман.

Любящие онлайн-общение с незнакомцами пользователи знают, что чаще всего поводом для лжи становятся возраст и семейное положение. "Это как разговоры в курилке во время перерыва: каждый сочиняет во что горазд, лишь бы хоть на минуту привлечь к себе внимание всех окружающих, — говорит один из завсегдатаев популярного чата для знакомств. — Удивляться в такой ситуации, что тебе кто-то солгал, по меньшей мере наивно".

 

Есть и другая категория обманщиков — очень специфическая, но недавно ее взяли под "прицел" психологи. Они окрестили это новое явление, характерное исключительно для интернет-общения, "виртуальная навязчивость". Страдающие этим синдромом пользователи одолевают своих знакомых по социальным сетям шквалом электронных сообщений, SMS, надписями на "стене" в Facebook — словом, создают впечатление, что жаждут общаться круглые сутки. Но когда жертва такой "бомбардировки" наконец сдается и предлагает встретиться за пределами Сети, навязчивый друг (речь может идти о представителе как мужского, так и женского пола) внезапно… исчезает.


"Если вдуматься, то это довольно неприятный синдром, завязанный на глубоких психологических проблемах, — считает американский специалист по интернет-зависимости Рич Джорджи. — Человек не в состоянии самореализоваться в реальном мире и лишь мечтает о том, каким хотел бы стать. А социальные сети и прочие интернет-сервисы становятся для него средством воплотить эту мечту за счет создания своего двойника, обладающего всеми желаемыми достоинствами. В большинстве случаев эти люди замкнуты, необщительны и считают себя обреченными на одиночество из-за мощного комплекса неполноценности. Но знакомства вслепую, которые легко завязать в Сети, предоставляют им возможность условной самореализации. Общаясь с такими, знайте, что на самом деле это не они осыпают вас письмами и сообщениями. Это их замурованное глубоко в душе альтер эго".



"У меня было пять или шесть таких подруг, — рассказывает 48-летний инженер, который до знакомства со своей нынешней супругой подолгу просиживал в чатах для желающих познакомиться. — Одна женщина буквально терроризировала меня. Стоило мне появиться в Сети, тут же задавала кучу вопросов: где я был, чем занимался, как себя чувствую, что на мне надето и когда я в последний раз брился. Это продолжалось примерно месяц, и я уж решил, что дама в меня влюблена. Выждал немного и пригласил ее на свидание. Она отказалась, сославшись на занятость. Я предложил ей самой выбрать время и по ее куцым ответам понял, что она не хочет со мной встречаться. Для меня это был шок, я не мог понять, куда подевалось ее желание общаться. Наконец мне удалось вызвать ее на откровенную переписку, и она призналась, что формат онлайн-отношений, не ведущих ни к чему большему, устраивает ее полностью".

Некоторые женщины, регистрируясь в социальных сетях и на специализированных dating‑порталах, заявляют в графе "Цель" знакомство с представителями противоположного пола, хотя на самом деле им нужно всего лишь мужское внимание, сойдет даже анонимное. "Такие пользовательницы внимательно следят за всеми комментариями к своим фотографиям, сразу удаляя нелестные и часами смакуя комплименты, — поясняет Рич Джорджи. — Но они никогда не согласятся встречаться со своими виртуальными поклонниками. Бог мой, да они вообще об этом даже не думают. В результате собирается своего рода "кибергарем", полный ни о чем не подозревающих, месяцами ждущих свидания кавалеров".

По словам доктора Патрисии Уоллес из университета Мэриленда, онлайн-отношения давно воспринимаются пользователями как виртуальные связи без риска, что сделало такой вариант общения неоценимым для замкнутых и неуверенных в себе людей. "Когда вы встречаетесь лично и даже разговариваете по телефону, риск выпустить все из-под контроля очень велик, ведь всегда трудно представить, какое впечатление вы производите на своего собеседника в каждую конкретную минуту, — объясняет исследовательница. — Современный интерфейс социальных сетей и большинства порталов, предназначенных для знакомств, позволяет редактировать и удалять собственные записи. Отправленные сообщения, конечно, назад не вернешь, но все равно степень самоконтроля невероятно высока".

В своей книге "Психология Интернета" Патрисия Уоллес утверждает, что особенно тщательно за собой следят женщины. "Они могут ощутить себя привлекательными, вывесив обработанную фотографию и приукрасив внешность в словесном описании. Они могут выглядеть более умными, потому что у них есть возможность подобрать подходящие фразы и шутки в любом поисковике, — пишет психолог. — При таком раскладе общение приобретает невероятную остроту и интенсивность, которые при личной встрече неизбежно померкнут. Вообразите себе девушку, которая заикается. В Сети она способна очаровывать мужчин, но первый же разговор по телефону с одним из виртуальных поклонников превратится для нее в пытку".

В 2007 году 33-летняя специалистка по связям с общественностью с Манхэттена Элейн Персонери ответила на онлайн-объявление некого мистера Крейга, искавшего молодую женщину с приятной внешностью для приятного же общения. Таковое началось и длилось целый год. Элейн искренне полагала, что мужчина в такой ситуации будет первым настаивать на встрече, и опасалась чрезмерного форсирования событий с его стороны, но ее ждало разочарование. Загадочный мистер Крейг не только не звал на свидание, но и сам отказался от приглашения, которое она, решив не тянуть больше резину, отправила ему по электронной почте. "Он перебрал все виды оправданий для того, чтобы со мной не встречаться. Начал с расстройства желудка, потом перешел к непредвиденным деловым встречам и опозданиям на авиарейсы, а закончил необходимостью срочно повидаться с умирающим дядей, которого вот-вот должны отключить от системы искусственной вентиляции легких", — рассказывает мисс Персонери.

Вечно ускользающий от нее интернет-знакомый стал для нее загадкой, которую она поклялась себе непременно разгадать. "Лучше бы я, наверное, этого не делала и просто выбросила его из головы", — говорит она сейчас. Мистер Крейг оказался тем еще обманщиком. Хотя он говорил Элейн, что живет в Нью-Йорке и, отказываясь от свиданий, часто ссылался на проблемы с транспортом и плохую погоду, на самом деле проживал он в Лондоне. Его "бывшая невеста", разрыв с которой он якобы тяжело переживал и постоянно плакался по этому поводу, оказалась такой же бесправной и слепой онлайн-подружкой, как и сама мисс Персонери. В конце концов неуловимый господин Крейг был прижат к стенке прямым вопросом и вынужден был признаться во лжи, после чего Элейн навсегда с ним распрощалась.

Патрисия Уоллес отмечает, что "виртуальная навязчивость" не так безвредна, как может показаться на первый взгляд, поскольку у обоих участников общения вызывает чувство привыкания и создает иллюзию близости. "Переписка в Интернете по сути своей парадоксальна. С одной стороны, люди лгут, чтобы казаться лучше, чем они есть на самом деле. С другой стороны, они более искренни, чем при непосредственном контакте, потому что многие вещи проще написать, чем сказать в глаза, а желание поделиться наболевшим присутствует всегда и у всех, — считает исследовательница. — Возможно, такое общение отчасти заменяет нам то, что было, казалось бы, безнадежно утрачено с исчезновением бумажной корреспонденции. Многие десятилетия традиция обмениваться письмами дарила успокоение миллионам женщин и сотням тысяч мужчин".

По словам ученой, единственный шанс "виртуальной навязчивости" на полноправное существование — это ее обоюдность, то есть такая ситуация, в которой обе стороны преследуют одну и ту же цель, а именно — ни к чему не обязывающее, полное мелкой лжи и большого обмана сетевое общение. "В противном случае всех ждет разочарование, ведь один будет отвергнут, потому что на его вполне логичное предложение наконец встретиться ответят отказом, а второй — брошен, ведь после отказа последует молчание", — поясняет Уоллес.

 








Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //