Жизненные фразы Александра Лукашенко


Жизненные высказывания А. Лукашенко на русском с белорусским акцентом.

Я регулярно ператрахиваю все кадры и точно знаю, кто врот, а кто не врот!

Конечно, если взглянуть на карту мира, Америка — большая, а Беларусь — маленькая. Но, с другой стороны, если посмотреть на карту Беларуси, то Америки там вообще нет!

Я вас даже тогда, население, об этом не просил. Знаю, что вы как истинные белорусы, меня не послушаете.

Я очень люблю играть в футбол, хоккей, но чаще играю один.

Мы эту проблему решили в узком кругу ограниченных людей.

Я бананы не употребляю, многие из вас тоже. Я вам честно говорю — перебьемся

В вечернее время, когда весь народ в автомобилях едет, слушает, должен транслироваться именно наш продукт, наших людей. Пугачёву мы слышим с каждого утюга. Я не говорю, что её там не должно быть, но 25% вполне достаточно!

Я — последний и единственный диктатор в Европе, и более того… где-либо ещё в мире. Вы пришли сюда и увидели живого диктатора.

Даже богатые нас копировали и нам завидовали

Интернет — это такая мусорка, в которой всё есть и даже полезное.

Если кто-то хочет пострелять, то есть Сирия. На билет деньги дадим.

Вы мне тут на болезнь не жалуйтесь! У нас в правительстве больных много.

Конечно, задрав штаны, вы не бегали за комсомолом, как Есенин писал. А мы-то бегали. И не только за комсомолом.

Мне кажется, что нефть где-то есть. А если есть нефть, не может быть, чтобы где-то не прорвало газ... Мне кажется, что нам надо внимательнее посмотреть на недра. Найдем мы что-то. Не может быть, чтобы кто-то искал и не нашел.

Так что живите спокойно, рожайте, растите детей. Мы поможем. Я имею в виду растить поможем.

На меня, так сказать, обвалилась философская мысль! Я просто обязан сейчас быть в центре!

Последние волосы встали у меня дыбом, когда я узнал о положении дел в экономике.

Я свое государство за цивилизованным миром не поведу.

У нас в семье один, полтора, два ребенка максимум!
Должна быть хотя бы теплая вода вечером, чтобы молодая доярка могла прийти после работы домой, в постель к мужу помыться.

Беларусь стояла на краю пропасти, а я помог ей сделать шаг вперёд.

Мы расширим это узкое место и повысим рождаемость.

Президент и дерьмо всякое должен брать на себя, и об этом должен говорить

Кто пьет, у того нормальных детей не будет. С этим злом мы будем сражаться, как с самым страшным злом. А то получается — напился, случайно родил, а ты, Лукашенко, расти этого ребенка. И таких детей у нас в стране 35 тысяч…

Я обещаю, что к Новому году у каждого белоруса на столе будут нормальные человеческие яйца.

Пора принять меры и наложить вето на табу!

Не может Лукашенко украсть. Поймите вы — прятать некуда.

Это же опытнейший человек! Вы даже не знаете, что она понюхала и попробовала

Только я взялся за яйца, как сразу масло пропало.

В детстве я рос среди животных и растений.

Я вообще никогда не вру...(молчание)... по большому счёту.

Жить будете плохо, но недолго!

Если что-то случится со страной — извините, вы выбрали этот путь, этого человека. С меня взятки гладки

Уникальность ситуации в Беларуси состоит в том, что я никому ничего не обязан.

Ради сохранения спокойствия в стране я готов пожертвовать собственным разумом.

Не позволим нас наклонять.

Я атеист, но я православный атеист.

Вы просили дождь — я дал вам дождь.

В детстве я рос среди животных и растений.

Пора принять меры и наложить вето на табу.

Только взялся за яйца, как сразу молоко пропало.

Мы им окажем гуманитарную помощь, оружием.

Я по образованию и происхождению - экономист.

У меня руки чистые, и на них нет никаких наручников.

Наша диктатура никому не мешает жить и развиваться.

Я своё государство за цивилизованным миром не поведу.

Надо еще раз встрахнуть народ и повернуть лицом к себе.

Не может Лукашенко украсть. Поймите вы — прятать некуда.

Мы эту проблему решили в узком кругу ограниченных людей.

Я с жуликами, в том числе и с Россией, акционироваться не буду.

Я очень люблю играть в футбол, в хоккей, но чаще всего играю один.

Я сторонник искренней политики. От своей честности я страдаю уже 15 лет.

Кто пьёт каждый день — за меня не голосуйте, я с такими дружить не буду.

Вы мне тут на болезнь не жалуйтесь! У нас в правительстве больных много.

Лопату в руки — копай, не копаешь — значит, сегодня голодным остаёшься.

Мои девушки меня в ресторан за руку не тянули. Найдите другую девушку.

Уникальность ситуации в Беларуси состоит в том, что я никому ничего не обязан.

Мы никому не собираемся пояса верности вешать на соответствующие части тела.

Возле кормушки, имя которой власть, все хрюкают одинаково: и красные, и белые.

Ради сохранения спокойствия в стране я готов пожертвовать собственным разумом.

Я буду легитимным ещё долго. Я ещё не всё сделал, из-за этого власть потеряю не скоро.

На меня, так сказать, обвалилась философская мысль! Я просто обязан сейчас быть в центре.

Гуманитарная помощь — это бесплатно, это для народа, в том числе, для учёных, для чиновников.

Я обещаю, что к Новому году у каждого белоруса на столе будут нормальные человеческие яйца.

Я постоянно ператрахиваю весь парламент и знаю кто врот, а кто не врот (с беларуским акцентом).

Должен сказать, что мы в какой-то степени сами создали эти трудности, но сегодня действительно героически их преодолеваем.

Нам не надо там: автоматизированная система фальсификации выборов. Не надо. Мы создадим государственную.

Дело не в том, изберёте вы меня или нет, — где вы денетесь, изберёте, и, если вас устраивает, то я буду работать.

Жизненный уровень, который сегодня у белорусского народа, по разным причинам, ниже колена, ещё ниже быть не может.

Я зашёл — аэробика. Мне показали там, потому что я ни разу аэробики не видел. Я сразу сказал: «Этих бы красавиц — на лыжи!»

Народ белорусский рискнул и избрал меня Президентом. Это бывает чрезвычайно редко в истории и больше, возможно, не будет.

Конечно, задрав штаны, вы не бегали за комсомолом, как Есенин писал. А мы-то бегали. И не только за комсомолом.

И, вы знаете, я вам скажу откровенно, если б у меня журналист или политик подобным образом начал кричать, я б ему вырвал язык изо рта.

Все говорят: «Ты должен нам дать деньги!». Я никому ничего не должен. Это вы должны государству и мне как представителю этого государства.

И дай Бог справиться с родной Беларусью. Согласитесь, что достаточно этого куска, чтоб его проглотить. Дай бог за пять лет хоть как-то прожевать.

Подкупа в моей политике не будет никогда, только принципиальные и честные отношения: ты даёшь государству — мы поддерживаем тебя. Кто не согласен — до свидания.

Извините за нескромность, но Ельцин со мной на корте не справляется. Коржаков не справляется. Лужков проиграл три раза. В последний раз с Лужковым мы играли на 5 тысяч тонн сливочного масла.

Ну диктатор, так диктатор. В этом тоже есть определённый выигрыш. Это последний! Вы представляете? Последний! Вот не приехали бы вы сюда, где б вы его ещё в своей жизни встретили и поговорили.

Кто пьёт, у того нормальных детей не будет. С этим злом мы будем сражаться, как с самым страшным злом. А то получается — напился, случайно родил, а ты, Лукашенко, расти этого ребёнка. И таких детей у нас в стране 35 тысяч.

Люди, которые говорят на белорусском языке, не могут ничего делать, кроме как разговаривать на нём, потому что по-белорусски нельзя выразить ничего великого. Белорусский язык — бедный язык. В мире существует только два великих языка — русский и английский.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //