Жизнь водителя мусоровоза из Белоруссии

Наш Telegram канал @VerrDi (https://t.me/VerrDi)


Ежедневно минчане выбрасывают тонны мусора: кто-то на газон, а кто-то в специальные контейнеры. Мы провели целый день с человеком, который помогает поддерживать город в чистоте и порядке.

Рабочий день Андрея Сачука длится с 8 утра до 8 вечера. За это время водитель мусоровоза успевает проехать 140-180 км по городу и выгрузить мусор из 140 контейнеров.

Обычно рабочий день Андрея начинается в 8 утра, иногда – раньше. Чтобы проехать все точки и собрать мусор из всех контейнеров, водители могут стартовать с базы и в 6 часов, так можно успеть многое сделать до пробок. Но Андрей с утра занят ремонтом своей машины.

«Если машина ломается, то это простой, он оплачивается ниже, чем обычное рабочее время. Зато если помогаешь с ремонтом, получаешь 10% премии. Поэтому, конечно, все равно приезжаешь и делаешь, что можешь. На выезд мы поедем или на моем МАЗе, если его доделают, или на ЗИЛе – его как раз заканчивают ремонтировать».


Мы ждем, пока починят машину, но до полудня закончить с МАЗом так и не успевают, поэтому выезжаем на ЗИЛе постарше. Сегодня Андрей не будет выступать в привычной роли водителя – он будет показывать маршрут и помогать водителю ЗИЛа, своему тезке.

«Работаешь всегда на одной машине, с напарником. Три дня ты, три дня – напарник. Конечно, люди украшают кабины, как хотят, например, компакт-дисками. Могут ли они радар отражать? Так это нам не грозит: крейсерская скорость 60 км/ч, больше все равно не разгонишься».


«Перед выездом все водители получают список точек и маршрут, проходят доктора обязательно. Маршруты повторяются: у меня один в понедельник-среду-пятницу и другой во вторник и четверг. Раньше всегда ездили вдвоем: водитель и грузчик. Теперь водитель один. Хотя на некоторые маршруты отправляют двоих: во дворах, например, невозможно подъехать к контейнерам, грузчик помогает их выкатывать. Потому что, если сам будешь выкатывать, так и весь рабочий день пройдет».


Первая точка – магазин на ул. Скрипникова. Контейнеры стоят очень близко, их приходится растаскивать вручную. Дальше просто: зацепить контейнер подъемником, высыпать мусор в цистерну, внутри поровнять «ворошителем» и сжать прессом. Все управление – с помощью ручек, которые расположены снаружи машины.



«Весь маршрут отслеживается по GPS: куда едешь, где какие остановки делаешь. При разгрузке машина взвешивается, чтобы точно узнать, полная или нет. Загрузка – 4-5 тонн. Мусор, конечно, весь спрессовывается, уже нигде нет машин, в которые он просто засыпается. За день я обычно проезжаю маршрут дважды: из Колядич в сторону Ждановичей, на Северную свалку и потом обратно. Всего мне нужно проехать 97 точек, это 140 контейнеров. Как раз их за день и успеваешь собрать. Чтобы пораньше закончить – такого не бывает».

«Очень сложно, конечно, работать во дворах. Нужно протискиваться, искать какие-то проезды. Нельзя ведь, по правилам, стоять на той стороне, где дома. Но всем на это наплевать. Мы обычно стараемся объезжать машины, иногда выйдешь, стукнешь ногой по колесу, сирена завоет, прибегает хозяин: «Что вы мне тут по колесу стучите?» Спасибо бы сказал, что ГАИ не вызываем. ГАИ, кстати, действительно можно вызвать, минут за 15 приезжают, подцепляют и эвакуируют».


Целый день – задние дворы, мусорки и узкие подъездные дорожки. Андрей периодически выскакивает из машины, громким свистом сигнализирует напарнику, когда нужно притормозить, и показывает, как лучше развернуться. На улице тем временем совсем не жарко, мы мерзнем, а Андрей даже не застегивает куртку.

«Я всегда вот так, не застегнутый. На зиму выдают теплую одежду, штаны теплые. Так в них наоборот засыпаешь: пригрелся и спишь. А так: тут выскочил, там выбежал, что-то подвинул, наверх заскочил, что-то снял. Все время двигаешься, не успеваешь замерзнуть. Я и зимой так хожу».

Подъезжаем к одной из точек на ул. Притыцкого. Контейнеры завалены с верхом, но зато мусор аккуратно упакован в пакеты. Это помогает: один из контейнеров настолько старый, что разваливается при любой попытке его поднять. Пакеты перекладывают в соседний контейнер и все-таки забрасывают в мусоровоз.


«Мы сразу звоним администрации, чтобы они знали, что у них такой контейнер. Наша организация может взять его на ремонт, им дать взамен новый. Тут вообще всегда очень много мусора: казино, у них как гулянка какая – полные баки на следующий день. Очень сложный мусор вывозим с гаражей, тяжелый. А коробки, связки бумаги или строительный мусор мы не забираем: вторсырье нужно сдавать отдельно, а для крупногабаритного мусора вызывать специальную машину».

«У нас есть машина, которая ездит специально за баками для раздельного сбора отходов. То, что собирается отдельно, не сбрасывается в одну машину, все отвозят на переработку. Хотя наши люди все равно ленивые: три метра до обычного бака не пройдут, выбросят пакет в первый попавшийся контейнер. Зато у нас нельзя сказать, что во дворах совсем уж бардак, а на проспекте все идеально. Везде одинаково».

Еще пара точек – и машина заполнена, можно ехать разгружаться. Приезжаем на Северную свалку. Точнее, на полигон твердых коммунальных отходов «Северный».


«Раньше здесь бомжи домики строили, жили прямо наверху. Теперь уже нет, все домики снесли бульдозерами, хотя бомжи, конечно, остались. Ко мне как-то в машину двое попросились: «Подбрось вниз». Прилично одетые, я подумал, может, какие работники. А оказалось – бомжи».


«Хотя как «бомжи»… Рассказали, что живут по 5 человек в одной квартире, а остальные квартиры сдают. А зарабатывать они тогда могли (это еще до обвала рубля было) – по 300 000 руб. в день. Конечно, если не пить, а работать целый день. Они собирают сырье, которое принимают на переработку: металл, бутылки, пластик, бумагу. Причем сдавать можно прямо наверху свалки. Но наверху ценник один, очень дешевый, даже внизу уже раза в полтора больше, а в городе ту же бумагу можно в 3-4 раза дороже сдать».

Для тех, кто никогда не был на свалке, поясним: это действительно гора, созданная из бытовых отходов минчан. Под ногами все выглядит как очень грязное место. Но, по сути, это гора мусора, пересыпанного землей и утрамбованного. Пахнет тут соответственно. В ноябре, конечно, все не очень плохо. Но что на свалке творится летом – думать не хочется.


Машина вскарабкивается вверх по скользкой дороге, выгружает мусор в любом месте, которое покажет кто-то из местных работников, и уезжает обратно. На свежевыгруженный мусор сразу набегают местные «кладокопатели» – просматривают отходы на предмет редких, ценных, полезных вещей.

«Иногда здесь очереди бывают от самого низа: на днях в 12 приехали и только в 3 часа разгрузились, такая пробка была. Ездить, конечно, сложно, очень скользко, а если чуть в сторону – непременно засядешь. Дернуть тот же МАЗ не каждая машина может. Было такое, что машина почти полностью провалилась, на следующий день только достали. А запах… Летом особенно. Или привезут, например, целую фуру просроченных яиц – вот тогда беда. А так еще ничего».

Назад съезжаем уже в сумерках. Пройден далеко не весь маршрут, ведь выехали на работу очень поздно. До вечера нужно успеть собрать мусор с нескольких точек, заехать разгрузиться на другой полигон и до 20.00 вернуться на базу.


Поставить машину, отметиться у диспетчера, принять душ, переодеться – и можно быть свободным.

«Бывает, что люди даже не видели никогда, как мусор вывозят. У меня был случай, когда взрослые дядьки толпой стояли и смотрели: не видели никогда такой машины. Работа тяжелая, есть даже надбавка за вредность. Но заработать можно: миллионов до 8 (белорусских), если на хорошей машине работать, выполнять больше нормы (тогда премия начисляется до 30% от зарплаты), ремонтировать машину опять же. А по солярке такие нормы впритык, что ничего никто не сливает, хоть бы хватило маршрут проехать».

В 20.16 у Андрея автобус домой, на него нужно непременно успеть. Завтра новый рабочий день, еще полторы сотни километров по городу и полторы сотни контейнеров мусора.





Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //