Жизнь после урагана


Дэвид Стивенс стоит рядом с кроватью своей дочери Татьяны. Он раньше владел парикмахерской Три ангела, пока не был вынужден закрыть ее из-за финансовых проблем. Дэвид живет в квартире на шестом этаже Редферн-дома. Он заботится о своей 17-летней дочери, которая после перенесенного инфекционного заболевания мозга в 9 лет осталась парализованной. На следующее утро после Сэнди Стивенс понес свою дочь на руках вниз после того, как отключили подачу электричества. Татьяна остановилась у тещи Стивенса. «Сейчас наступило время, которое покажет, кто живет под тобой. Каждый может сказать: «Я ваш сосед.» Но когда наступает тяжелое время, где ты? Теперь мы все стоим на одной линии. Мы все нуждаемся в помощи.»

Анжела Уильямс живет в Редферн-доме в районе Нью-Йорка Куинс. Утром она выходит из своей квартиры, идет по темному коридору и лестнице, стоит в очереди за лиофилизированными военными пайками, которые раздает Красный Крест. Ожидание может длиться более часа. 45-летняя Уильямс берет еду и идет к своей матери через несколько кварталов, а затем, будто позабыв о своем ревматоидном артрите, возвращается обратно в свою квартиру на автобусе через несколько остановок. Там она сидит одна в полной темноте и старается не сойти с ума. «Это все равно, что жить в заброшенном здании. Нет ни горячей воды, ни тепла, нет ничего.»

Даже в обычные времена жизнь в Редферне не была легкой. Комплекс находится в северо-восточной части Фар Рокуэй в Куинсе возле взлетно-посадочных полос аэропорта JFK. Он представляет из себя девять старых кирпичных зданий, в которых 1780 людей живут в 604 квартирах. Арендная плата в среднем составляет 472 доллара в месяц. Архитектура трещит по швам: ржавая отделка, потертый линолеум, ужасные темные лестничные площадки. Но зато система безопасности включает в себя 141 высокотехнологичную камеру, реагирующую на звуки выстрелов. Они были установлены после трехдневных перестрелок в 2008 году, в результате которых 2 человека погибли, а 5 получили ранения. Тем не менее, многие люди сделали Редферн своим домом, они упорно трудятся, чтобы сохранять свои квартиры в безупречном виде, невзирая на внешнюю непривлекательность зданий.



Потом обрушился ураган Сэнди. Вскоре после заката 29 октября буря вместе с водами с Бич-Чэнэл-Драйв ударила по району. Кованый забор, окружающий комплекс Редферн, в считанные секунды оказался под водой. Около 8 вечера свет погас, лифты в шести и семиэтажных зданиях комплекса остановились, подача горячей воды и электричества прекратилась. «Ты смотришь в окно и видишь только темноту, сначала трудно даже догадаться, что это на самом деле вода, пока не заметишь ее перемещения», говорит житель комплекса Дэвид Стивенс. Вода так же быстро отступила, как и появилась, оставив после себя мокрый асфальт и землю.

Для многих жителей Нью-Йорка самое страшное произошло во время бури. На Статен-Айленд рухнули дома, прижав под своими обломками людей, в Бризи-Пойнт жители спасались от пожаров. Но в Редферне настоящая борьба за выживание началась на следующий день, когда стало понятно, что подача электроэнергии не будет восстановлена еще несколько недель. Комплекс расположен в самом удаленном уголке города, не трудно догадаться, что в очереди на ремонтные работы он находится одним из последних. Инженеры из сухопутных войск и ВВС выкачивали грязь и соленую воду из подвалов зданий в течение нескольких дней.

Шерри Пиндер со своими четырьмя детьми спала в гостиной под грудой одеял, так как в квартире было на столько холодно, что изо рта шел пар. Ребекка Глинн, работающая секретарем в больнице, вернулась к работе, и каждую ночь она возвращается на автобусе обратно домой в полную темноту. Она описывает свои ежедневные поездки, как «обратно в ад».
Тем не менее, жители Редферна рады тому, что здания не получили никаких серьезных структурных повреждений. Через 2 недели после шторма каждое здание, наконец, было подключено к генератору, в результате чего свет снова вернулся в коридоры, но в квартирах оставалось по-прежнему холодно. «Около трех дней назад я вышел из дома и просто начал плакать», говорит Уильямс. «Я всегда с неким презрением относился к бездомным, но сейчас я смотрю на них в совершенно ином свете. Мы находимся с ними практически в одном и том же положении.»

Илий Джонс, 23 года, сидит в своей комнате на четвертом этаже Редферн-дома. Вода конденсируется на стенах и потолке, появляется плесень, в комнате очень холодно. Каждый день Джонс очищает свою комнату от влаги, но вода возвращается вновь. «Это единственный источник света, который мы получили три дня назад», говорит он, указывая на генератор во дворе.

Альфредо Отеро, 51 год, держит одну из своих птиц. Он живет в квартире на шестом этаже Редферн-дома. Отеро является владельцем трех собак, пяти птиц, полдюжины рыб и хомяка. Он подбирает бездомных животных по всему Редферну. Ночью во время бури, когда произошел взрыв трансформатора, его дочь закричала: «Папа, взорвалась бомба.»

Захир Грэм, 5 лет, Халил Холдер, 4 года, Брианна Моррис, 9 лет, и Хазир Райт, 2 года, играют в гостиной своей бабушки Барбары Уилсон, которая живет на первом этаже одного из зданий Редферна. Когда ударила буря и вода подошла к окну, они убежали к своим друзьям на третьем этаже. Прошло две недели после бури, дети до сих пор не могут вернуться в школу и детский сад. «Слава Богу, что мы вместе», говорит Уилсон. «После того как буря уйдет, мы все сможет заменить. Мы могли стать немного сумасшедшими, но мы здесь, и это главное.»

Шерри Пиндер сидит на пропитанной водой кровати в своей спальни на первом этаже дома Редферн. В комнатах холодно, вода периодически собирается в лужи на полу. «Мы живем, как в сущем аду. Возможно, света не будет целый месяц. Не могу себе представить, как мы протянем так долго.»

Анжела Уильямс, 45 лет, сидит в гостиной своей квартиры на шестом этаже дома Редферн. Для того чтобы согреться, Уильямс включает духовку и оставляет дверку открытой, а также кипятит огромную кастрюлю с водой на плите. Но ночью она выключает духовку, опасаясь дыма, Уильямс надевает на себя много одежды и укрывается тремя одеялами в своей гостиной, самой теплой комнате в квартире. «Ирэн ничего не сделал, Сэнди разорвал нас.»

52-летний Эрвин Приджен сидит на кухней в своей квартире на первом этаже дома Редферн. Приджен работает кузнецом. Всего в квартире живут 8 человек. Их единственный автомобиль Buik LeSabre затопило во время шторма, в результате чего Эрвину приходится проделывать трудный путь с большим количеством пересадок, чтобы навестить свою жену, которая недавно перенесла операцию.

Альфредо Отеро играет со своей собакой в квартире на шестом этаже дома Редферрн. Отеро, владелец многочисленных животных, недавно также завел рыбок, которых держит в баке. Некоторое время назад он установил фильтр, работающий от аккумулятора, в результате чего ему удалось спасти многих рыб во время отключения электроэнергии.

Кингсли, 12 лет, Маркейя, 15 месяцев, Джаззамия, 7 лет, Мартин, 4 года, и Шон, 5 лет, смотрят, как Кебион, 6 лет, показывает им приемы каратэ на кухне квартиры их семьи на четвертом этаже. Вот что говорит их мать Джанет Айхим про наводнение во время бури. «Я не умаю плавать. Но у меня есть контейнеры. Я бы отвела своих детей туда, чтобы они находились в безопасном месте, и дала бы им их Медикейд карты.»

28-летний Тимми Пиндер смотрит на своего 14-летнего брата Ламара в квартире на первом этаже дома Редферн. По ночам все семья из семи человек ютится в гостиной, чтобы согреться. «Дети сходят с ума в темноте.»





Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //