Затопленный город на дне Рыбинского водохранилища


В сентябре 1935 года в СССР было принято решение о строительстве Рыбинского гидроузла. По проекту уровень воды должен был подняться на 98 метров. Но уже 1 января 1937 года проект пересмотрели, и приняли решение повысить уровень до 102 метров. Это позволяло увеличить мощность Рыбинской ГЭС в полтора раза, но в то же время площадь затапливаемых земель должна была увеличиться почти вдвое.

Грандиозное строительство угрожало существованию города Молога и сотням деревень и сел Ярославской области. Когда жителям Мологи сообщили о том, что скоро их малая родина перестанет существовать и скроется под водой, никто в это не мог даже поверить. В то время районный центр Молога насчитывал около 7 000 жителей.

Переселение жителей началось весной 1937 года. Большую часть мологжан отправили в поселок Слип, недалеко от Рыбинска. Но некоторые жители упорно не хотели покидать свои дома. В архивах НКВД хранился рапорт о том, что 294 человека не пожелали добровольно покинуть дома, а некоторые из них угрожали даже приковать себя замками. Советская пропаганда объяснила это «психическим расстройством отсталых элементов». Согласно инструкции НКВД, к ним были применены методы силового воздействия.

13 апреля 1941 года под Рыбинском закрыли последний шлюз плотины, и вода хлынула в пойму. Город Молога, история которого насчитывала почти 8 веков, ушел под воду. Полностью его территория была затоплена в 1947 году, над водой остались лишь главы некоторых церквей, но через несколько лет и они скрылись под водой.

Под затоплением, кроме Мологи, оказались около 700 сел и деревень, население которых составляло около 130 000 человек. Все они были переселены в другие регионы.

Но иногда «Русскую Атлантиду» можно увидеть. Уровень воды в Рыбинском водохранилище часто колеблется, и затопленный город появляется над поверхностью Волги. Можно увидеть сохранившиеся церкви и кирпичные дома.

Потомки тех, кому пришлось покинуть родной город, не забывают о своих корнях. Еще в 60-х годах бывшие жители Мологи начали проводить встречи. А с 1972 года во вторую субботу августа мологжане устраивают выезд на теплоходе в район затопленного города.

В 1992-93 годах, во время падения уровня воды в водохранилище, местные краеведы организовали экспедицию в город. Были собраны интересные материалы по истории Мологи. Многие из них стали экспонатами Музея Мологского края, открытого в 1995 году в Рыбинске.

Схема Рыбинского водохранилища. Темно-синим отмечены русла рек до затопления

При затоплении водой в 1941–47 годах в озерной части Рыбинского водохранилища под водой исчезли три монастырских комплекса, в том числе Леушинский женский монастырь, которому покровительствовал святой праведный Иоанн Кронштадтский (фото Прокудина-Горского).

В монастыре жило до 700 насельниц.

Леушинский монастырь не был взорван, и после затопления его стены еще несколько лет возвышались над водой, пока не обрушились от волн и ледоходов. Фото 50-х годов.

Сегодня берег «Рыбинского моря» в некоторых местах действительно похож на курорт.

Отступившая вода обнажила широкие полосы песчаных пляжей.

Из-за понижения уровня из воды тут и там вылезли камни, куски фундаментов и островки земли. В некоторых местах, прямо посреди большой воды, можно ходить пешком, вода стоит не выше колена.

Южнее города Мологи. Странно выглядят остатки города посреди ровной воды, и эта странность привлекает сюда туристов.

Остатки причала южнее Мологи.

Мель и камни южнее Мологи обозначены маяком.

Если залезть на маяк, то под водой можно увидеть мутные силуэты фундаментов.

От самой Мологи уже давно почти ничего не осталось. Перед затоплением все, что можно было, разобрали и вывезли, что нельзя – взорвали и сожгли, остальную работу доделали волны и песок.

На пустынных отмелях можно встретить только чаек, водоросли и коряги, облепленные ракушками.

План города Мологи.

До того, как город было приказано «упразднить», он насчитывал около 5 тысяч жителей (зимой до 7) и около 900 жилых домов, около 200 лавочек и магазинов. В городе было два собора и три церкви. На севере недалеко от города стоял Кирилло-Афанасьевский женский монастырь. Ансамбль монастыря насчитывал десяток зданий, в том числе бесплатные больницу, аптеку и школу. Рядом с монастырем в деревне Борок родился и вырос будущий архимандрит Павел Груздев, почитаемый многими как старец.

Фото набережной Мологи во время белых ночей.

По состоянию на 1914 год в Мологе было две гимназии, реальное училище, больница на 35 коек, амбулатория, аптека, кинотеатр, называвшийся тогда «Иллюзион», две публичные библиотеки, почтово-телеграфное отделение, любительский стадион, детский приют и две богадельни.

Ярославская улица Мологи.

Пожарное депо Мологи, построенное в 1870 году по проекту А.М. Достоевского, брата великого писателя.

Жители Мологи.

Подготовка к затоплению. Жители города вывозят свое имущество на грузовиках и обозах.

Переселенцы вспоминали, что во время затопления на образовавшихся посреди воды островах можно было видеть напуганных животных, и люди из жалости делали для них плоты и валили деревья, чтобы перекинуть мост «на материк».

Дома раскатывались на бревна, сбивались в плоты и по реке сплавлялись на новое место.

В прессе того времени описывались многочисленные случаи «волокиты и путаницы, доходящей до явного издевательства» при переселении. Так «гражданин Васильев, получив участок, посадил на нем яблони и построил сарай, а через некоторое время узнал, что участок признан непригодным и ему дают новый, на другом конце города».

А гражданка Матвеевская получила участок на одном месте, а дом ее строят в другом. Гражданина Потапова гоняли с участка на участок и в конце концов вернули на старый. «Разборка и сборка домов происходит крайне медленно, рабочая сила не организована, десятники пьянствуют, а управление строительства старается не замечать этих безобразий», – сообщает неизвестная газета из экспозиции музея Мологи. Дома по несколько месяцев лежали в воде, дерево отсыревало, в нем заводились вредители, часть бревен могли потерять.

На месте центральной площади Мологи.

По сети гуляет фотография документа, называющегося «Рапорт начальнику Волгостроя-Волголага НКВД СССР майору госбезопасности тов. Журину, написанный начальником Мологского отделения лагпункта Волголага лейтенантом госбезопасности Скляровым» Этот документ даже цитируется Российской Газетой в статье о Мологе. В документе сказано, что при затоплении покончили с собой 294 человека:

«В дополнение к ранее поданному мною рапорту докладываю, что количество граждан, добровольно пожелавших уйти из жизни со своим скарбом при наполнении водохранилища, составляет 294 человека. Эти люди абсолютно все ранее страдали нервным расстройством здоровья, таким образом, общее количество погибших граждан при затоплении города Мологи и селений одноименного района осталось прежним – 294 человека. Среди них были те, кто накрепко прикрепляли себя замками, предварительно обмотав себя к глухим предметам. К некоторым из них были применены методы силового воздействия, согласно инструкции НКВД СССР».

Однако в архивах Рыбинского музея такой документ не значится. А мологжанин Николай Новотельнов, очевидец затопления, и вовсе сомневается в правдоподобности этих данных.

«Когда затапливали Мологу, переселение было закончено, и в домах уже никого не было. Так что выходить на берег и плакать было некому, – вспоминает Николай Новотельнов. – Весной 40 года закрыли створки плотины в Рыбинске, и вода постепенно начала прибывать. Весной 41 года мы сюда приезжали, ходили по улицам. Кирпичные дома еще стояли, по улицам можно было пройти. Молога затапливалась 6 лет. Только в 46 году была пройдена 102 отметка, то есть полностью заполнилось Рыбинское водохранилище».

Мологжанин Николай Михайлович Новотельнов на развалинах своего города. Сейчас Николаю Новотельнову 90 лет, а во время затопления было 15, он один из немногих остающихся в живых очевидцев переселения.

Для переселения в деревнях выбирались ходоки, они искали подходящие места и предлагали их жителям. Мологе определили место на слипе в городе Рыбинске.

Взрослых мужчин в семье не было – отца осудили как врага народа, а брат Николая служил в армии. Дом разобрали узники Волголага, они же заново и собрали его на окраине Рыбинска посреди леса на пнях вместо фундамента. При транспортировке несколько бревен потерялось.

Зимой в доме стояла минусовая температура и померзла картошка. Коля с мамой еще несколько лет затыкали дыры и своими силами утепляли дом, чтобы разбить огород им пришлось корчевать лес. Привыкший к заливным лугам домашний скот, по воспоминаниям Николая Новотельнова, почти у всех переселенцев погиб.

Николай Михайлович Новотельнов

– Что тогда говорили про это люди, стоило ли затопление результата?

– Была большая пропаганда. Людей настраивали, что это необходимо для народа, необходимо для промышленности и транспорта. До этого Волга была несудоходная. Мы в августе-сентябре переходили Волгу пешком. Пароходы ходили только от Рыбинска до Мологи. И дальше по Мологе до Весьегонска. Пересыхали реки, и по ним прекращалось всякое судоходство. Промышленности нужна была энергия, это тоже положительный фактор. А если смотреть с позиций сегодняшнего времени, то окажется, что все это можно было и не делать, это было экономически нецелесообразно.

Богоявленский собор, фото начала ХХ века.

Судя по характерным отметинам от прутьев в бывшем основании ограды, можно понять, что собор находился именно здесь. Это все, что от него осталось.

На месте собора установлен памятный знак «Прости гор. Молога». У его основания собрано что-то вроде самодельного мемориала – различные вещи, найденные в руинах. Кто-то принес и оставил хлеб и траву.

Плакат времен строительства.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //