Подземный бункер Уинстона Черчилля во время Второй мировой


Бункер Черчилля расположенный в центре Лондона не уходит глубоко под землю , а вытянут по горизонтали. В обычном понимании это скорее даже простое бомбогазоубежище, подвальный этаж, приспособленный под функционирование большого штаба, углубленный всего на 3 метров. Для сравнения — бункер Сталина в Самаре уходит вглубь на 37 метров.

Аналитики королевских ВВС нарисовали ужасную картину: 600 тонн бомб обрушатся на столицу, унося около 200.000 жертв только в первую неделю войны.


Схемы по эвакуации премьер-министра, членов кабинета, административного аппарата были подготовлены загодя, иные просчитывались и разрабатывались еще в начале 30-х годов; среди них — рытье глубокого бомбоубежища в центре Лондона и на его северо-западных окраинах.

Чтобы народ не подумал, что лидеры дезертируют, секретную штаб-квартиру решили разместить рядом с традиционным зданием правительства, примерно той же площадью, что и «The Office of Works», напротив парка Сент-Джеймс и Джордж-стрит.

Работы начались в июне 1938-го. За неделю до вступления Англии во вторую мировую войну в подземелье на улице Короля Чарльза начала действовать так называемая комната карт (Map room), или центр по анализу военной обстановки в мире — на картах и планшетах. А 21 октября 1939 года в «военном кабинете» Черчилля состоялось первое совещание британских стратегов под руководством премьер-министра.

"Отсюда я буду управлять войной!" — заявил Уинстон Черчилль в мае 1940 года, осознав после дюнкеркского поражения затяжной характер тогда еще европейской кампании. В июле он прочно обосновался в комнате N 65А, где были устроены его личный кабинет и спальня.

Планировка «военного кабинета» очень напоминает расположение кают на корабле — все вдоль борта с выходом в длинный коридор, который скругляется к «корме» и «носу». Скромное жилище премьера соседствует со святая святых подземного штаба — той самой комнатой карт. Стальная дверь в нее задраивается по-корабельному — клиновыми запорами.

По-прежнему кипит штабная работа: трезвонят телефоны, стучат телетайпы, слышны чьи-то шаги, доклады, вопросы... Как и большинство английских музеев, «военный кабинет» Черчилля озвучен и максимально приближен к исторической деятельности.

В самый разгар войны — в конце 1941 года — комендант бункера узрел серьезную опасность от мраморной лестницы, которая вела на верхние этажи здания. При попадании бомбы она бы напрочь завалила выход из комнаты карт. Пришлось срочно реконструировать убежище. Смежную комнату залили бетоном до потолка, а потом в образовавшемся кубе пробили алмазными сверлами тоннельный проход на случай завала.

О том, что Черчилль обладал даром предвидения или сверхразвитой интуицией, говорят многие ближайшие его сотрудники. Однажды вечером премьер-министр проводил официальный прием на Даунинг-стрит, 10. В это время начался очередной налет немецкой авиации. Гости не пожелали спуститься в бомбоубежище. Но только Черчилль внезапно поднялся с места, прошел на кухню, где приказал своему персоналу немедленно бежать в укрытие. Сам вернулся к гостям. Через несколько секунд в кухню угодила авиабомба...

Впрочем, время от времени под кирпичными сводами сверхсекретного некогда объекта раздаются сегодня совсем иные звуки — звон бокалов, вилок, шипение шампанского, негромкие тосты... Суровые комнаты подземного убежища превращаются в банкетные залы. В частном порядке здесь можно отметить любое событие жизни — будь то свадьба, презентация, брифинг или товарищеский ужин ветеранов противовоздушной обороны.

Как и в любом порядочном английском замке, подвале, подземелье, в бункере Черчилля живет свое привидение. Это призрак одного дежурного офицера, который потерял здесь некий секретный документ. Теперь «Рассеянный майор», как нарекли призрак музейные служители, бродит по ночам из комнаты в комнату. С двери, на которой висят ключи от всех помещений, периодически пропадает то один ключ, то другой. В остальном привидение весьма безобидно.

Последнее боевое дежурство в комнате карт состоялось 15 августа 1945 года. Но за два месяца до победного мая здесь было принято решение, которое потом черным пятном легло на воинскую доблесть британских военно-воздушных сил. Черчилль санкционировал массированную бомбардировку Дрездена, несмотря на то что столица Саксонии с ее уникальными историческими памятниками не имела никакого военно-промышленного значения и была абсолютно беззащитна с воздуха. После многослойного «бомбового ковра» в Дрездене, стертом с лица земли, погибло четверть миллиона мирных граждан — больше, чем после ядерного удара американцев по Хиросиме.

Господь Бог, счастливый случай или мастерство английских зенитчиков хранили «военный кабинет» Черчилля от прямых попаданий. Теперь эти не самые прочные стены, впитавшие в себя столь много, англичане хранят бережно и любовно, как и любую британскую старину.




Метки:



Комментарии:



© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //