Загадочная американская военная база. Зона-51


«Такой зоны не существует!» - ответят вам в Госдепартаменте США, Пентагоне, АНБ, ЦРУ.

Но она есть, и считается, что именно в ней находят пристанище НЛО, приземляются суперсекретные самолеты-разведчики новейших моделей... Так ли это?

Найти ответ попытался исследователь непознанного, писатель Саймон Рив, побывавший год назад в городке Рэчел, возле которого находится таинственная зона. Предлагаем вашему вниманию отрывок из его новой книги «Зона-51: обитель неразгаданных тайн», написанной по материалам данного расследования и вышедшей в США огромным тиражом.

Пентагон все отрицает

Как только солнце поднялось над пустыней Невада, городок Рэчел начал изнемогать от зноя. Состоящий из четырех дюжин домиков, такого же количества трейлеров, где живут три с половиной сотни душ, окруженный холмами, Рэчел спрятался в центре пустыни, в 200 милях к северо-западу от Лас-Вегаса.
В городке имеются несколько баров, почта, банк, дюжина магазинов, однако улицы пустынны, и только ветер гоняет по ним пыль и песок; городок «оседлал» автостраду № 84. В непосредственной близости от Рэчела, за цепочкой невысоких гор, находятся таинственные сооружения, принадлежащие армии США, — закрытая для всего света авиабаза Грум-Лейк.

Хотя Пентагон упорно отрицает существование своей сверхсекретной базы в этом районе, все люди, пересекающие границы Зоны, задерживаются и подвергаются проверке и обыску; в некоторых случаях часовые даже открывают стрельбу. Все это приводит к распространению совершенно невероятных слухов и историй. Это неудивительно, ведь «Зона-51», или «Дрим Лэнд» («Земля грез») — самая секретная база в мире. Слышали о ней миллионы, но никто не знает ничего конкретного. И вряд ли узнает...

Если правда об НЛО сокрыта где-то здесь, то начинать поиски нужно из Рэчела. Так, по крайней мере, кажется на первый взгляд.

Фотографировать запрещается!

Дон Дэй живет здесь уже 36 лет. Медведеподобный человек, он служит в исследовательском центре «Зоны-51», в приватной группе, исследующей все то, что происходит на базе. Я пытаюсь выяснить у него, насколько близко могу подойти к базе, чтобы не быть застреленным охранниками.

— Не пытайтесь что-нибудь сфотографировать и, упаси вас Господь, нарушить границу, - советует Дон. — При малейшем нарушении вас арестуют, конфискуют камеру, вытрясут 600 баксов штрафа и до следующего утра продержат в карцере. Сами видите, что рисковать нет смысла. Остерегайтесь офицеров спецслужбы. Они мгновенно узнают о вашем приближении к Зоне, поскольку вдоль всех дорог установлены сенсорные датчики движения, а на каждом холме натыканы параболические антенны, микрофоны и прочие прибамбасы, засекающие даже дыхание ящерицы...

Дон вручает мне карту, и я замечаю на автостраде № 84 черный квадратик почты - здесь я нахожусь. Затем в течение получаса трясусь по рытвинам грунтовой дороги. Невдалеке четко просматривается цепочка холмов. «Зона-51» — сразу за ними.

Разрешено применять оружие

На протяжении всей поездки я не увидел ни одной машины, ни одна живая душа не попала в поле зрения, а ужасная дорога растрясла меня по косточкам.

На горизонте появилось маленькое пятнышко, постепенно превратившееся в темный автобус с закрашенными черной краской окнами. На большой скорости загадочный автобус скрылся за высоким холмом. Позже я узнал, что этот спецавтобус привозит в Зону рабочих, а затем увозит их назад.
Подъехав к холмам, я увидел щит с красной предупреждающей надписью: «Стой! Запретная зона! Охране разрешено применение силы и оружия. Въезд только с разрешения начальника охраны. Секция 21». Именно от пересечения этой границы предостерегал меня Дэй.

Мертвый журналист в пустыне Невада

Оглядевшись, я засек рядом на холме две телекамеры, уставившиеся на меня фиолетовыми зрачками. Спустя буквально две минуты мощный джип «Хаммер» медленно вполз на холм в ста метрах справа от меня. Два человека в светлом камуфляже стали внимательно изучать меня в бинокли. Я следил за ними, они следили за мной. Чувство, что я не сделал ничего плохого, успокоения не приносило, тревога возрастала. Мое желание сделать пару снимков этих джентльменов тут же исчезло, едва я взглянул на другой щит: «За фотографирование - арест!».

В моем воображении возникли газеты с кричащими заголовками: «Исчезнувший журналист обнаружен мертвым в пустыне Невада!», и я еще раз вспомнил совет Дэя вести себя очень осмотрительно. Я нервно развернул свою машину и запылил по кошмарной дороге назад в Рэчел.

Но буквально через 20 секунд раздался дикий рев вертолета и, вжав голову в плечи, я увидел зависший впереди по курсу черный геликоптер с нацеленным на мое авто крупнокалиберным пулеметом. Ситуация была ясной до предела — следовало немедленно остановиться и даже не помышлять о том, чтобы хоть на дюйм сдвинуться с места...

Эта база не нанесена ни на топографические, ни на авиационные карты, как успел растолковать мне Дон Дэй, однако охраняется очень тщательно. Сотни микрофонов и сенсорных датчиков, работающих на солнечной энергии, хитро замаскированы по обочинам местных фунтовых дорог и тропинок, а также спрятаны в автомобильных колеях. Установленные попарно в полудюжине метров друг от друга, они улавливают малейшие колебания и вибрации почвы, указывая ваше местоположение и направление движения операторам за пультами слежения. К чему бы такой контроль?

«Аврора» - сверхсекретный проект

Впервые серьезный международный интерес к базе возник в 1989 году, когда некий Боб Лазар появился в местной телестудии и заявил, что он - физик и что на протяжении четырех последних месяцев был задействован в «Зоне-51», в фуппе, которая изучала сбитые, а также разбившиеся при авариях... НЛО!

После его заявления наблюдатели за НЛО из местных стали взбираться на Невадские горы, окружающие базу ВВС, нервируя пилотов, персонал и вызывая ярость командования. Кончилось это тем, что полеты стали проводиться только ночью. Тогда боссы из Пентагона прибрали к рукам 16 квадратных километров горных земель, и база ВВС стала располагаться с «Зоной-51» на одной территории и с единым командованием, а рассмотреть что-либо с земли на этой территории стало невозможным. Конечно, эти ограничения никак не распространились на русские спутники-шпионы — на фотографиях, сделанных ими, прекрасно видны дороги, радарные установки и более 200 строений.

Однако все это не является убедительным доказательством того, что здесь изучаются НЛО и их экипажи; скорее всего, «Зона-51» используется для разработок, создания и испытания новейших сверхсекретных военных летательных аппаратов, включая самый совершенный в мире самолет-разведчик «Аврора».

Имеются разрозненные сведения о том, будто бы «Аврора» последнего поколения в качестве топлива использует композитный жидкий метан и способна лететь со скоростью 8500 километров в час, что позволяет за пять часов облететь земной шар по экватору! Согласно источникам в разведывательных органах, утверждениям отдельных военных аналитиков, «Аврора» — один из самых секретных проектов, когда-либо разрабатывавшихся Пентагоном, сведений о котором нет даже в совершенно секретных файлах этого учреждения. Доступ к ним - только у шефа «Зоны-51».

Рабочие должны молчать

Жители Рэчела постоянно слышат странные ревущие звуки в небесах. Один фотограф из Техаса опубликовал несколько снимков таинственного реактивного следа в небе, напоминающего три бублика, нанизанных на тонкий стержень.

— Да, парень, военные определенно испытывают здесь свою «Аврору». Многие в этих краях, и я в том числе, пару лет назад видели такие следы над Рэчелом, а спустя три секунды раздавались такие мощные хлопки, что у меня однажды из-за них книги попадали с полок, — заявил Дон.

Некоторые политические деятели требуют сообщить им, что именно происходит сегодня в «Зоне-51». Но, судя по всему, американские военные не намерены там проводить день открытых дверей. Рабочим категорически запрещено говорить даже о том, где они вообще работают, однако Гленн Кэмпбелл, директор исследовательского центра «Зоны-51» (частная организация, о которой речь шла выше), сообщил, что шесть самолетов без опознавательных знаков еженедельно перевозят из аэропорта Лас-Вегаса в «Зону-51» около 600 сотрудников (смена), используя при этом для связи секретную радиочастоту. По его утверждению, в зоне работают сотни рабочих и служащих различных специальностей.

Кладбище отходов

В Лас-Вегасе живет немолодая женщина Стелла Каш. И своего скромного домика на окраине города Стелла пытается противостоять мощи военной машины США. Ее муж Уолтер четверть века отработал в «Зоне-51». Он умер несколько лет назад. Таких, как он, немало. Никто и ничто не может попасть за пределы зоны, кроме молчаливых рабочих, которых привозят на черных автобусах. Все отходы производства, все экспериментальные материалы и химические вещества сжигаются на одном из участков внешней территории зоны, так что много лет подряд люди вроде покойного Уолтера копали ров 75-метровой длины и 10-метровой глубины и ширины, в котором сжигали огромные пустые емкости из-под экспериментального топлива, всевозможные отходы и ветошь — все то, что использовалось при строительстве и испытаниях «Авроры» и подобных ей самолетов-шпионов еще более новых поколений.

Такие свалки горели практически круглосуточно, испуская клубы разноцветного ядовитого дыма и покрывая огромную территорию вокруг не менее ядовитой сажей, копотью и какой-то едкой слизью, от которых погибло все живое. Потом рабочие в респираторах и белых «фантастических» костюмах все приводили в порядок, забрасывали песком гору плохо перегоревшей массы во рву и поджигали следующую. Другие тем временем рыли новое кладбище отходов...

Ядовитые дым и сажа неумолимо делали свое жуткое дело: многие рабочие серьезно болели. Так, в конце 90-х годов прошлого столетия у 42 рабочих из Зоны внезапно возник паралич дыхательных путей, у некоторых был отек легких; неврологические, не поддающиеся лечению заболевания скосили еще одну когорту копальщиков-поджигателей. Почти все они покрылись роговыми чешуйками, напоминавшими рыбью чешую, удалить их можно было лишь наждаком и щипцами. А после удаления появлялись ужасные язвы, разъедавшие кожу.

Тело Уолтера также было покрыто чешуей, язвами и нарывами, которые постоянно лопались и кровоточили. «Я никогда не видела ничего похожего на это! Только подживали одни язвы, тут же появлялись другие, — плача, рассказывала мне Стелла. — Наконец, организм Уолтера устал бороться с ядом и болью, и он умер в жутких страданиях»... Так же, как и многие другие рабочие проклятой Зоны.

39-летний Роберт Фрост тоже умер мучительной смертью, отравившись испарениями ядовитых отбросов. Исследование тканей его организма показало наличие очень редко встречающихся токсических веществ, которые буквально разъели его внутренности.

Стелла Каза и Эллен Фрост хотят узнать, что же конкретно произошло с их мужьями, и пытаются выяснить, какие химические вещества используются в подземных лабораториях Зоны. Женщины присоединились к остальным вдовам бывших рабочих «Зоны-51», чтобы возбудить судебный процесс против правительства США.

Президентское постановление

Для прикрытия таинственных и страшных событий еще администрация Клинтона вынесла решение о том, что «происходящее на территории N-ской военной базы в Неваде представляет собой чрезвычайные интересы США», и вся информация, связанная с гибелью рабочих была моментально засекречена.
...После того как вооруженные охранники отпустили меня, я возвратился в тот же узел связи, откуда и начал свое путешествие. В стоящем рядом «Паджеро» сидели двое калифорнийцев и с тоской наблюдали за небом. Они очень хотели увидеть НЛО или хотя бы самолет-разведчик. Вскоре они уехали, впрочем, уже довольные тем, что побывали в районе «Зоны-51».

Всего три-четыре базы в мире привлекают такое множество любопытствующих. Однако в данном случае никто не может официально доказать, что здесь занимаются деятельностью, сопряженной с угрозой людям. Тайны гибели рабочих, создание «Авроры» и подобных ей воздушных шпионов, исследование НЛО и мумифицирование пришельцев — здесь нельзя докопаться до истины или провести даже мало-мальски серьезное расследование. «Зоны-51» официально не существует.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //