Загадка Волго-Ахтубинской поймы

Кикиморы, обортни, русалки, гномы, черти, лешие... - всё это существа из сказок и легенд, которые, однако, оставили заметный след в фольклоре русского и других народов Земли. Будто люди встречали их наяву, причем нередко, в темных дремучих лесах и гиблых болотах, окружавших в былые времена редкие поселения.

Подробности передавались подчас такие, что трудно упрекнуть очевидцев в сочинительстве. Не сговариваясь, люди описывали одно и то же, хотя сами рассказчики бывали разделены друг от друга и многими веками, и тысячами километров. Среди поверий нередко упоминались водяные - существа, обитавшие в озерах, реках и болотах. Одного из них встретил известный в Волжском человек.

Тайны Волго-Ахтубинской поймы

С кем ни заговори, невзначай или по делу - никого из волжан не оставляет равнодушным любое упоминание о Волго-Ахтубинской пойме. Каждый из нас любит и славит по-своему этот чудный край, похожий на райский оазис, будто в возмещение подаренный Творцом людям за пустынные пространства опаленных солнцем окрестных степей Прикаспийской низменности.

На многие сотни километров протянулась она в живительном междуречье от истока Ахтубы до Каспия, словно волшебная изумрудная долина, полная жизни и радости. С крутого берега Ахтубы широко, вольготно распахивается взору сочнозеленая даль с темной курчавиной пойменных лесов, пестрой мозаикой лугов и полей, светлыми крапинками бесчисленных ериков, ильменей и стариц. Не налюбуешься!..

Она и с проселков чудо как хороша, если не ехать быстро, успевая разглядывать окрестности, а уж когда углубишься в перелески или неспешно шагаешь по берегу тихого ерика - так бы и шел и шел куда-либо наобум, открывая новые чудные уголки здешних красот.

В пойме мы, горожане, проводим лучшие наши часы, а бывает, и дни отдыха. Здесь есть чем заняться - рыбалкой, охотой, сбором грибов и ягод, просто гулянием по заповедным тропам, фотосъемкой, чтобы потом радовать друзей удачными снимками. Здесь пролегают пешие, велосипедные, байдарочные туристские маршруты, а любители спортивного ориентирования чуть ли не весь год устраивают увлекательнейшие соревнования по бегу с компасом и картой. Хорошо в пойме! Эх, ездить бы сюда почаще, отдыхать душой и телом, кабы не засасывал своей вечной суетой неугомонный город...

Работая над книгой "Загадочный Волжский", которую мне хотелось издать к 55-летию города, я, разумеется, не мог обойти вниманием этот благодатный уголок, где прошла и моя молодость. Туристские тропы, беговые трассы соревнований по спортивному ориентированию, долгие посиделки у костра с гитарой - все это, конечно, памятно и дорого каждому, и все это наполняло и разнообразило нашу жизнь.

Аномальные происшествия в нашем регионе, конечно, не могли обойтись без участия поймы. Иногда до меня доходили сведения то о наблюдениях НЛО над долиной, то кому-то мерещились утопленники в глубоких омутах стариц, то пугали приведения из ночной круговерти.

А то и вовсе какие-то неведомые силы кружили людей на, казалось бы, знакомых местах, словно потешаясь над неудачниками. Может, так шутили, а может, наказывали за какие-то проступки, за неуважительное отношение к природе и ее обитателям. Один рассказ особенно впечатлил - причем, не только меня.

Сазанья свадьба

Человек, к которому обязательно надо было обратиться, узнавая таинственное о пойме, - это волжский писатель Семен Николаевич Колотилов: уж он-то рыбак из рыбаков - несколько своих книг посвятил этой людской страсти. Созвонились: "Были с вами необычные случаи в пойме?" - спрашиваю. "А как же, - отвечает, - бывали... Когда ангел-хранитель спасал, а когда своя смекалка выручала... Но одному случаю я вообще никакого объяснения не нашел, до сих пор не знаю, что это было".

Произошло невероятное весной 1970 года, числа 10-12 мая. Семен Николаевич, в ту пору 30-летний мужчина, статный и мощный, приехал на велосипеде на Курганиху, в окрестностях Ленинска, где он тогда жил, - половить судаков. Рыбачит себе и слышит в стороне в разлившейся воде звуки - буль-буль, будто стадо коров плещется. Оглянется - нет никого, ни коров, ни пастуха. А шум идет... В какой-то момент не выдержал, пошел посмотреть, что там плещется. И изумился увиденному...

- Представляешь, Геннадий, вся заливная поляна кишела сазанами. Огромными! - вспоминал увиденную картину рассказчик. - То ли отступившая вода их отрезала, то ли в теплой резвились, но только спины мелькали, и трава вокруг ходила ходуном. Ну, меня азарт взял. Был в броднях, зашел - мне по колено. Пробую ловить руками - ни в какую, уходят от меня. Тогда своему напарнику Ваське кричу: садись на велик и ко мне домой, тащи две сандоли - остроги то есть. В Ленинске их сандолями кличут. Васька шеметом туда-обратно, привез остроги, но сам в воду не полез - без сапог был, а вода весенняя...

Словом, набил Семен Николаевич семь штук сазанов килограммов по пять-шесть каждый, а чтобы не бились, надрезал им позвоночники ножом. Они были живыми, но не колотились так. Снял ремень, приспособил его вместо кукана. А дальше случилось несусветное, Семена тогда даже мороз по коже прошил. Тут я буду записывать с диктофона все подробно.

- Я повернулся на какой-то шум и увидел... Прямо на меня идет водяной вал, но необычный. Он - как бочка! Длина с метр, толщиной больше полуметра, и несется так, что впереди него волна. Что такое? Впервые такое вижу!.. Водяной вал прет на меня, что-то темное внутри, ничего разобрать не могу. Думаю лихорадочно: "Атакует, значит, не боится..." Я успел сделать несколько шагов и встал за дерево в воде, обнял его, прижался... А этот вал - то ли рыба огромная, то ли еще что - делает один круг по воде около дерева, потом еще круг... Булькает все, шум стоит. Я прижался к дереву - боюсь! Натурально испугался... И потом это чудище ушло, откуда появилось. Я один это видел, Ваське то место недоступно для глаз было. И это осталось для меня тайной на всю жизнь, нигде я в своих рассказах и очерках об этом не написал. Ну просто не было никакого объяснения произошедшему... Только страх это вызвало сильный, до сих пор жутковато вспоминать.

- Уж не водяной ли вас пуганул?.. - предположил я.

- Да бог знает, может, и водяной... По крайней мере, другого ничего предположить не могу. В селах про водяных и лесных кикимор гутарят всякое... Будто бы есть они, молва не зря о том идет. Чем-то я разозлил водяного, так, стало быть?..

Семену Николаевичу, понадобилось сделать три рейса на велосипеде, чтобы отвезти домой в Ленинск всех наловленных сазанов. Через десяток лет он получил от Волжского трубного завода квартиру в Волжском, и с тех пор - волжанин, любит город так же, как и малую свою родину на Урале. А недавно я рассказал случай с Колотиловым родственнику, Георгию Гриценко - уж он-то рыбак заядлый. Чем объяснит ту жуть?

- Э-эх, не надо было ему туда соваться... - вздохнул Жора. - Сазаны устроили брачные игры в теплой воде на мелком месте. Нерестились, стало быть... А он влез в это дело. Да еще позвоночник рыбам резал... Водяной рассердился... Рыбу и без того изводят, а тут и нереститься не дают... Не надо было... - Он горестно качал головой. Было ли что-нибудь подобное еще с кем-либо? Хорошо бы узнать. Хотя случай был по-своему уникальный, но, может, не единичный. Рыбаков да охотников среди волжан пока еще немало...




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //