За два года впервые


Когда он торжественно переехал к ней жить, он притащил все самое ценное, что у него было - кассетный видеомагнитофон и аж двадцать видео кассет. Носки и рубашки ни в счет. Хотя две рубашки и две пары носков тоже были ценностью - не голый, значит одевать не придется.

Она с тоской посмотрела на каракульным почерком нацарапанные на торце названия фильмов - комедия "Майор Пейн", "Полицейская академия".

У нее до него не было даже знакомых, которые бы смотрели подобные фильмы. Может для него это кассеты из детства и он уже вырос из этих фильмов, с надеждой подумала она.

Но нет. Ее надежды не оправдались.

В один из ближайших выходных дней, он торжественно поставил напротив телевизора стул, вставил кассету в магнитофон и....

- Все, пошли смотреть мои любимые фильмы.

Она уже была замужем и один неудачный брак за плечами не давал возможности на вторую осечку. Не поймут. Скажут, что она таскает мужиков в свой дом как котят. Привела, живи. Ну хоть попытайся.

Она села. Тоска накатывала с каждой минутой фильма все больше.

Он ржал.

Он ржал как дебил. Громко, поднимая к верху ноги. Она смотрела на него и не могла понять, что ей в нем так понравилось. Ближе к вечеру вопрос о том, что понравилось отпал сам собой.

Но на следующий день возник опять и стал возникать все чаще и чаще. Все таки гулять в парке и заниматься любовью время от времени - этого мало, что бы строить семью. Но уже поздно.

Потом была вторая кассета и третья. А он все смеялся и смеялся, когда очередной придурок в кадре подскальзывался на арбузной корке или банановой кожуре.

Полгода ада и наконец она вставила в магнитофон свою видеокассету - а сегодня мы будем смотреть мое кино.

- Не цветное старье я смотреть не буду,- закричал он, увидев первые кадры девушек, которые в джазе.

Будешь. Полчаса. Если не понравится - выключишь. Через десять минут он смеялся. Он не задирал ноги, просто смеялся до слез и фильм досмотрел до конца. Потом были еще фильмы и еще книги. Два года она не показывала его друзьям - он был еще совсем сырой. Нельзя так позориться. Два года усилий, слез, непонимания.

Через два года, он поставил кресло напротив телевизора, придвинул к нему журнальный столик, налил себе кружечку пива, положил чипсы - посмотрю своего любимого Майора Пейна, сказал он и вставил кассету. Она села рядом. Ей стало грустно. Она смотрела в экран и думала о том, что она его все равно любит и это уже без сомнений и что скорее всего надо просто научиться прощать и не обращать внимания на мелочи, как вдруг услышала его голос

- Ну и хрень. А, где твоя кассета. Ну та, помнишь?

А завтра они пошли в гости к ее друзьям вместе.

Впервые за два года.






Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //