Характер паратриатлонистки


Единственная девушка, которая должна была представлять Северный Кавказ на Паралимпийских играх — 2016, — паратриатлонистка Анна Бычкова. Анна выступает в классе РТ4 — спорт лиц с поражением опорно-двигательного аппарата, у нее от рождения нет правой кисти. В этом году она взяла золото на чемпионате России и бронзу — на чемпионате мира в Нидерландах, который был «генеральной репетицией» Игр в Бразилии.

К своей олимпиаде Анна шла пять лет. 7 августа, ровно за месяц до стартов Паралимпиады в Рио, вся российская паралимпийская сборная была отстранена от участия в Играх.

— Что вы почувствовали, когда узнали, что не поедете в Рио?

— Шок. Эта ситуация ужасна и бесчеловечна. Получается, что мы, паралимпийцы, несем ответственность за неправомерные действия Паралимпийского комитета России и за тех спортсменов, которые позволили себе принимать допинг. Конечно, так не должно быть. Мы прошли долгий путь и заслужили право участвовать в Паралимпийских играх… Поэтому я до последнего верю, что все разрешится и справедливость восторжествует. Я продолжаю тренировки и подготовку к соревнованиям. У Паралимпийского комитета России есть 30 дней на обжалование решения об отстранении сборной. Они уже подали апелляцию в спортивный арбитражный суд (CAS) в Лозанне. Так что решение может измениться в любой момент, теперь остается только ждать и надеяться.

Одна из семи сильнейших

Перед тренировками Анна отводит дочь к бабушке. Пока трехлетняя Алина строит замки из подушек, ее мама плавает, крутит педали и бежит быстрее ветра.

Триатлон — это три последовательных дистанции: 750 метров в воде, 20 километров велосипедной гонки и 5 километров бегом. Отдохнуть между этапами не получится. Плавательный этап обязательно проходит в открытом водоеме. По правилам температура воды должна быть не ниже 14 градусов. Заходить в воду без гидрокостюма запрещено. Потом спортсмен переходит в транзитную зону, максимально быстро снимает с себя гидрокостюм, шапочку и очки и пересаживается на легчайший карбоновый велосипед. Байк должен весить не менее 6,5 килограмма. Обычно — семь-восемь. В индивидуальной гонке нельзя ехать за спиной другого спортсмена, чтобы потоки воздуха не улучшали аэродинамику. Затем практически на ходу триатлонист спрыгивает с велосипеда (на тренировках в числе прочего отрабатывают специальные приемы, как сделать это быстро), снимает шлем, меняет велотуфли на кроссовки и бежит 5-километровую дистанцию.

— Я плаваю с детства. Мама отдала меня в секцию еще маленькой, просто для физического развития. Но до 26 лет я и не знала, что такое паратриатлон. Плавала в ставропольском бассейне «Юность» для себя, чтобы укрепить спину, как-то двигаться. Там меня случайно увидел тренер Сергей Иванович Бобрышев. Сказал, что я отлично плаваю, что у меня большой потенциал. И уговорил попробовать себя в паратриатлоне. Это было в 2011 году, когда этот вид спорта только включили в программу паралимпийских игр.

На тот момент Анна была успешным юристом, работала в крупной ставропольской компании, успела пожить пару лет в Америке. И совершенно не собиралась кардинально менять свою жизнь.

— Она сказала: просто объясните, зачем мне это надо, — вспоминает Сергей Бобрышев тот самый день в бассейне. — Оказалось, что Аня мечтала путешествовать, не сидеть на месте. Я пообещал: путешествия непременно будут.

Для Анны это был поворотный момент в жизни: можно было остаться на месте и продолжать делать карьеру юриста, а можно было рискнуть и попробовать новое.

— С самого начала Сергей Иванович объяснил, что у меня как у паратриатлонистки есть шанс попасть на паралимпийские игры. Это сложно, но достижимо. И я поняла, что к юридической работе всегда могу вернуться. Даже если уйду на пять-шесть лет, в профессиональном плане ничего не потеряю. А возможность попробовать себя в большом спорте — одна и дается не всем, — говорит Анна. — Я оборачиваюсь назад и вспоминаю себя лет пять назад. Тренировки мы начинали постепенно. Ну, представьте, пришел обычный человек из офиса, который целый день сидел, и его заставили бегать, плавать и ездить на велосипеде. Меня эмоции захлестывали — все виделось новым и невероятно интересным.

Спустя всего два месяца Аня поехала в Пекин на чемпионат мира по паратриатлону и неожиданно для всех заняла пятое место.

С тех пор Анна тренируется дважды в день, путается в календаре прилетов-вылетов, вышла замуж, родила дочь и была абсолютно счастлива, пока не узнала о решении Международного Паралимпийского комитета.

— Пробиться в элиту мирового паратриатлона так же тяжело, как и в спорте здоровых. Чтобы попасть на Паралимпийские игры, нужно занимать очень высокую строчку в мировом рейтинге — он составляется по результатам международных отборочных соревнований. Аня — в числе семи сильнейших паратриатлонисток мира, — рассказывает Сергей Бобрышев. — Она по-хорошему очень амбициозная. И однозначно человек слова. Раз поставила перед собой цель, будет к ней идти.

Конкуренция, допинг и шуточки

Во время тренировки в бассейне вода вокруг желтой аниной шапочки с надписью «Triathlon Brazil» как будто вскипает — так быстро плывет спортсменка. Тренер наблюдает за ней с судейского места. Пока идет легкая восстановительная тренировка. На рабочих занятиях 100 метров Аня проплывает за 1 минуту и 20 секунд.

После занятий она заходит в тренерскую, широко улыбаясь.

— Большая в паратриатлоне конкуренция?

— На уровне страны в нашем виде спорта конкуренции практически нет. Паратриатлон — это очень, очень тяжело. Особенно для женщины. Одновременно совмещать три вида спорта решится не каждая. Плюс у всех разные физические возможности и, соответственно, разные соревновательные классы.

А вот на международном уровне конкуренция огромна. Триатлон — популярный спорт, в том числе среди параспортсменов. Сильнейшие женские сборные у Англии, Америки и Франции.

— В прошлом году вы участвовали в тестовых соревнования в Рио. Какая там трасса?

— Для триатлона ничего грандиозного не надо. Старт пройдет на знаменитом пляже Копакабана. Сначала спортсменам предстоит проплыть дистанцию в океане, затем проехать на велосипеде и пробежать по дороге вдоль пляжа. Трасса хорошая. По сравнению с прошлогодним чемпионатом мира она просто идеальна.

— Вам стыдно за спортсменов, которых поймали на стимуляторах?

— Конечно, неприятно. Отношение болельщиков к спортсменам сильно изменилось. Раньше я всегда летала на сборы и соревнования в экипировке российской сборной. Сейчас это невозможно: заходишь в аэропорт, и каждый, увидев твою форму, считает своим долгом пошутить про мельдоний. В Европе люди так не реагируют. Единственный раз на чемпионате мира по паратриатлону соперница-англичанка спросила у меня, что за ситуация сложилась вокруг российских атлетов. Все, с кем я общалась, сходятся на том, что это вопрос не спорта, а политики. И никакого гнобления на соревнованиях по этому поводу я не встречала.

Амбиции и эмоции

— Какие соревнования были для вас самыми сложными?

— Чемпионат мира в Пекине. Сергей Иванович потащил меня туда через два месяца после начала тренировок. Если б знала, что это такое, ни за что бы не поехала. До сих пор помню, как было тяжело и ужасно. А тренер говорил: ты, главное, закончи дистанцию, просто добеги. Общий старт был на открытой воде, причем стартовали одновременно все. Тогда еще не было правила, разграничивающего время старта разных групп параспортсменов. И вот все плывут вместе, огромная толпа… Через меня переплывали, меня топили. Но с плаванием у меня все было еще не так плохо. А вот на велосипедной гонке я думала, что умру, и клялась себе, что в последний раз на это подписалась.

Триатлон — это как роды. Сначала очень больно, а потом все забываешь. У меня давно нет ощущения бессилия. Да, бежать надо на пределе возможностей, но физическая форма у меня с тех пор на хорошем уровне.

— В спорте здоровых бьются за амбиции. А вы тоже за амбиции бьетесь?

— Когда выходишь на гонку и у тебя что-то получается, это дает ни с чем не сравнимые эмоции. Их хочется испытывать снова и снова. То есть это даже не столько амбиции, сколько своего рода зависимость. Когда не получается, конечно, хочется все бросить и уйти. Но это временное состояние. А вот когда ты видишь результат своего труда и понимаешь, что все тренировки были не зря, — это нельзя словами описать. Круто! Так что я соревнуюсь не за амбиции, а за эмоции.

— Как семья относится к вашей спортивной карьере?

— Родители сначала были настроены негативно. Думали, что это у меня несерьезно. Пока я и работала, и тренировалась, их все устраивало. А потом, когда я сделала выбор в пользу спорта, мама переживала из-за больших нагрузок и частых перелетов. Говорила, мне надо выбрать что-то более спокойное, заняться семьей например. Но я столько сил на триатлон потратила, что не могла так просто взять и уйти.

Кстати, замуж я вышла за бывшего коллегу из той же компании, где работала юристом. Свадьбу мы сыграли, когда я уже была в параспорте.

— То есть он знал, на что шел?

— Я Руслану так и говорю! Естественно, любого мужчину будет напрягать, если его женщина уезжает из дома на три недели, а потом еще на три, и еще… Ему не нравилось, но и он смирился. Верит, что я одумаюсь и прекращу этим заниматься. Но очень сильно меня поддерживает.

— Триатлон — три разных вида спорта в одном. А тренер у вас один. Всегда так происходит или это скорее исключение, чем правило?

— Сергей Иванович много лет занимался триатлоном, готовил сборную России. Поэтому он знает особенности этого спорта от и до. И я занималась и занимаюсь только с ним. Иногда бывает так, что по плаванию один тренер, а по бегу и велогонке — другой. Но когда один человек ведет все тренировки — это удобнее: он видит твое состояние, вымотался ты или нет, и подстраивает правильный график. Если бы было три разных тренера, каждый бы тянул одеяло на себя.
***

После тренировки Анна заезжает забрать маленькую Алину от бабушки. Мама Ани Екатерина Васильевна интересуется, почему у дочки сопит нос («Опять в бассейн хлорки много налили!»).


— С каждых сборов и соревнований я жду ее звонки и переживаю, если она звонит позже, чем обещала. Мамы, они такие, не спят и ждут, — вздыхает Екатерина Васильевна, разливая чай. — Аня смелая и сильная, но у меня все равно сердце не на месте, когда она уезжает. Помню, в школе была история, когда она показала характер. Учитель физкультуры всегда восхищалась ею, ставила в пример другим девочкам, когда те не хотели заниматься. А однажды на уроке не пустила Аню на канат. Ну, понятно, почему не пустила. Но Аня такого пережить не могла. Она сняла с руки протез, подошла к канату и вскарабкалась до самого верха, а потом слезла вниз. Сама.

© Екатерина Филиппович




Метки:



Комментарии:



© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //