Хадж глазами женщины ислама

Приглашаем подписаться на наш Telegram канал @VerrDi (https://t.me/VerrDi)


На этой неделе миллиард мусульмане отмечали Курбан-байрам, а миллионы из них отправляются в паломничество к святым местам в Саудовской Аравии (если быть точным, полный хадж в прошлом году совершили 1,8 млн. человек). Как выглядит многонедельный хадж изнутри – рассказ 58-летней владимирской мусульманки.

Аллах позвал меня в дорогу

Когда ко мне пришло ясное осознание того, что я хочу совершить хадж, я не сомневалась, что Аллах позвал меня сделать это. Но как осуществить это намерение? Где находится эта страна – Саудовская Аравия? Каким образом добираются туда мусульмане? Ничего этого я не знала.

Два года назад, когда я вышла на пенсию, я встала на намаз. И корила себя, что в свое время, когда была жива моя мама, я не переняла ее знания. Пришлось учиться совершать намаз по Интернету, я стала ходить в мечеть, познакомилась с нашим имамом – Ринат-хазратом.

Когда я решила посоветоваться с имамом по поводу предстоящего хаджа, Ринат-хазрат пояснил, куда нужно обратиться, снабдил необходимой литературой, рассказал, как сам год назад совершил хадж. И я стала готовиться к поездке.

Первое испытание

Наступил священный месяц Рамадан. В этом году пост, несмотря на длинный световой день (почти 18 часов), я перенесла довольно легко, потому что не было прошлогодней жары. В своих молитвах я просила Аллаха об одном – дать мне здоровье и силы совершить хадж.

Накануне перед вылетом в Мекку я держала экзамен на знание обрядов хаджа, их последовательности перед нашим имамом Ринат-хазратом.

Подошел день отъезда – 20 октября 2011 года. Нужно было лететь из Шереметьево самолетом турецкой авиакомпании в Джидду с пересадкой в Стамбуле, поскольку прямых рейсов Москва – Джидда нет.

Мы едем в Мекку

В 21.00 мы сели в стамбульском аэропорту, переоделись в одежду ихрама. Мужчины – в куски белой материи, женщины – в длинные, до пят, платья с брючками, покрыли головы платками так, чтобы не было видно волос.

После пересадки в другой самолет в 22.00 мы взяли курс на Джидду, крупный многомиллионный город в Саудовской Аравии. В священном городе Ислама, Мекке, куда мы стремились, аэропорта нет.

Я сидела у иллюминатора и всматривалась во тьму. Ничего не было видно: ни городов, ни селений. Только потом я узнала, что большую часть территории Саудии занимают пустыни и полупустыни, по которым кочуют бедуинские племена.

Население Саудовской Аравии сосредоточено вокруг нескольких крупных городов. Там проживают наши братья и сестры – мусульмане, глубоко верующие в Аллаха, Его ангелов, Его писания, Его пророков, в Судный день и в то, что все предначертано и предопределено Аллахом. Саудия – страна, которая живет по шариатским законам, предписанным священным Кораном.

После позднего ужина по команде руководителя мы произнесли намерение (ният): «Ляббайкяллахуммя умратан мутаматти’ан бихя иля-ль-хаджи», «О Аллах! Вот я перед тобой с намерением совершить умру, а затем выполнить обряды хаджа».

Дело в том, что существуют 3 вида хаджа: таматту, кыран, ифрад. Наша группа совершала хадж таматту, который включает в себя сначала совершение умры (малого паломничества), а затем хаджа.

С этого момента в состоянии ихрама нам было запрещено стричь волосы, обрезать ногти, применять парфюмерию, рвать зелень (цветок, веточку, листок с дерева), поднимать найденные на территории Мекки деньги, золото, серебро, свататься, жениться, иметь супружескую близость. Мужчины не должны были надевать головные уборы, носить сшитую одежду.

В дороге мы совершали намазы, которые состояли из двух ракаатов (у Аллаха все предусмотрено), поскольку мы являлись мусафирами (путниками).

В Джидде мы сели в 1.00 ночи. Вышли из самолета, и попали в горячую сауну – жара, духота. Всю эту ночь я не сомкнула глаз ни на минуту. Не хотелось. Потом я поняла, что надо было отдохнуть, набраться сил. Но тогда я боялась пропустить малейшую деталь.

Когда наш автобус тронулся в путь, день был уже в разгаре. Мы едем в Мекку!!! По дороге мы часто останавливались у заправок, в автобус заходили арабы и раздавали многочисленные подарки – соки, воду, сладости, фрукты, сумки паломника, диски с аятами из Корана, сумки для сменной обуви, религиозную литературу.

Если бы вы видели этих приветливых арабов! Они нас ждали, они нам были рады, они понимали, что мы вдалеке от дома и нуждаемся во внимании. А теперь представьте, что на хадж приехали более 5 млн. человек и буквально каждому из них было оказано такое радушие – как самому почетному гостю, гостю Аллаха! Пишу эти строки, и сердце щемит от дорогих воспоминаний.

Мекка

В Мекке нас привезли в 9-этажную гостиницу. Пять моих спутниц поселились со мной в просторном номере на 6-м этаже, где, кроме кроватей, холодильника и небольшого шкафчика, другой мебели не было.

Стояла безветренная жара в 45-48 градусов. От нее нас спасали кондиционер и душ. Окно все время было завешено плотной тканью, не пропускающей дневной свет.

Кормили нас хорошо. Еду на завтрак и ужин привозили в специальных контейнерах из турецкого ресторана. В меню всегда были протертые супы-пюре, салаты, рыба, курица, баранина, фрукты, соки. Днем мы пили в номере чай или вкусный густой сок манго.

Мекка, административный центр провинции Хиджаз, расположена в долине, окруженной пустыней и голыми обрывистыми холмами. Некоторые дома построены прямо на них. В городе много многоэтажных зданий с небольшими, плотно занавешенными окнами.

Везде – на улицах, в магазинах, кафе, обменных пунктах, в гостиницах – можно видеть только мужчин. Они в белоснежных длинных арабских платьях и сандалиях на босу ногу. Головы их покрыты либо арафатками, либо непокрыты. Все они довольно смуглые, черноволосые и кудрявые. Они выполняют как мужскую, так и женскую работу.

Женщины в Саудии не работают. Иногда на нашем пути мы встречали мам с детишками, в черной одежде с головы до пят, в черных перчатках. На голове черный платок с прорезями для глаз.

Местные жители нас, конечно, тоже разглядывали, поскольку открытые женские лица им в диковинку. Все они относились к нам доброжелательно, улыбались, старались пообщаться с нами. Обращались к нам хаджи или хаджия.

Когда нужно было спросить цену, продавец набирал на калькуляторе цифры, затем протягивал его нам, мы писали свое предложение ниже – так мы торговались и довольно успешно.

В магазинах одежды Саудии нет примерочных, платья приходилось покупать на глазок. В магазинах обуви представлены в основном босоножки, сандалии, сланцы. Везде очень большой выбор необыкновенно блестящей бижутерии, ярких платков, шарфов и тканей.

В продовольственных магазинах по сравнению с нашими довольно скудно. Из сыров – только брынза, совсем нет колбас, рыбы, мясных полуфабрикатов. Можно купить молочные изделия, свежевыпеченный хлеб, фрукты, сладости, соки, орехи, пряности и приправы, в изобилии всякие сорта оливкового масла, небольшой ассортимент макарон и круп, парниковые – под открытым небом солнце спалит! – огурцы и помидоры. Конечно, Саудовская Аравия – страна не земледельческая, кругом горы да безжизненная пустыня, где даже колючки не растут.

Во время намазов магазины закрывались. Все – и покупатели, и продавцы – шли в ближайшую мечеть (они здесь на каждом шагу) и вставали на намаз. Если нужен был тахарат (малое омовение), то там же, при мечетях, в комнатах омовения все можно было комфортно совершить.

В гостях у Милостивого

Вечером к нашей гостинице подъехал автобус, и вся наша группа – 48 человек – под руководством Раис-хазрата и Рафаиль-хазрата поехала в мечеть Аль-Масджид Аль-Харам.

Выйдя из автобусов в самом центре Мекки, мы стали произносить слова тальбии: «Ляббяйка, Аллахумма, ляббяйка. Ляббяйка ля шарикэ ляббяйка! Инна-ль –хамда ва-нни’мата лякэ ва-ль-мульк, ля шарикэ лякэ!»

«Вот я перед Тобой, о Аллах! Вот я перед Тобой! Нет у Тебя сотоварища!! Хвала Тебе, милость и власть принадлежат Тебе! Нет у Тебя сотоварища!!»

Пишу эти строки, и на глаза наворачиваются слезы! А представляете, что творилось с нами, когда мы с этими словами подошли к Аль-Хараму, к священной Каабе!

Вид нашей главной мечети поразил мое воображение. Этот огромный овальный четырехэтажный храм, в центре которого расположена Кааба, поражает своими размерами, необыкновенной архитектурой, дорогим убранством, стерильной чистотой, современными техническими достижениями.

Когда мы подходили к Аль-Хараму, было светло, как днем: территория вокруг Заповедной мечети выложена белоснежными плитами и ярко освещена. Позднее я увидела, как ночью этот кафель моют шампунем сотни уборочных машин и десятки рабочих вручную досуха, до зеркального блеска, натирают его. Поэтому обувь мы снимали и ходили в мечети босиком.

Мы спустились по ступенькам к Каабе и стали вливаться в огромную толпу людей, которые совершали семикратный обход (таваф) святыни. Потом мне приходилось смотреть на Каабу и рано утром, и поздно ночью, и днем – всегда вокруг Байт Аль-Харама двигались сотни тысяч людей, останавливаясь лишь на время пятикратных намазов, чтобы вскоре возобновить свой путь.

Когда мы попали в поток, двигавшийся против часовой стрелки, нас сдавили так, что мне стало страшно: если я споткнусь, то меня раздавят. Поэтому первый круг я совершила в каком-то бессознательном состоянии, только твердила без устали «Бисмилляхир-рахманир-рахим».

Затем, когда я успокоилась и осознала, что здесь ничего плохого не произойдет по воле Аллаха, на ум пришли все выученные ранее молитвы, и я с большим воодушевлением прошла оставшиеся круги, пролив при этом столько слез, сколько не выплакала за всю свою жизнь.

Я смотрела на других паломников: плакали все – мужчины, женщины, старые и молодые. Здесь, именно здесь, укрепляется иман, вера в нашего Всемогущего, Всеведающего, Милостивого, Милосердного Аллаха. И мы его грешные рабы, его создания, должны ежесекундно помнить Творца, благодарить Его и просить Его милости и прощения!

Испытывала я горечь и боль, что не смогла по собственной глупости и незнанию привить моим детям – дочери и сыну – Ислам. Они у меня православные христиане. Простит ли мне Аллах этот грех?

После обхода Каабы и намаза в два ракаата, мы набрали воду Зам-Зам и, сказав свое намерение (у каждого был свой ният), попили этой священной воды. Силы наши восстановились, и мы поднялись на второй этаж мечети, чтобы совершить второй обряд – са’и.

Суть этого обряда заключается в семикратном обходе между холмами Сафа и Марва. Расстояние между ними450 м, т.е. за 7 кругов нужно преодолеть почти3,5 км. По окончании каждого круга, паломники останавливаются, читают трижды соответствующее дуа (мольбу) и обращаются к Аллаху со своими просьбами и пожеланиями.

На этом обряды малого паломничества – умры – закончились, мы обрезали прядь волос и вышли из состояния ихрама.

В гостиницу мы вернулись уже под утро и легли спать. Когда я проснулась, я никак не могла осознать, сколько времени прошло, когда и как мы приехали в Мекку.

Ночь в мечети Аль-Харам возле священной Каабы мне показалась длиной в жизнь. Вот сколько было пережито за эти ночные часы! Отодвинулись в сторону семья, дети, внуки, город, откуда я приехала, все было в далеком прошлом, не беспокоило меня и не трогало. А минула всего-то половина суток. Потом о своих переживаниях многие говорили так же, как и я.

Мы слышим Твою извечную речь, о Аллах!

До следующих обрядов хаджа оставалось довольно много дней, все они были похожи друг на друга. На каждый намаз к гостинице подавались автобусы, и мы ехали в мечеть Аль-Харам, чтобы там вместе с сотнями тысяч верующих совершать намаз, дополнительные тавафы (7-кратные обходы Каабы) и получить у Аллаха Тя’аля дополнительные савабы (награду).

Представьте себе, почти миллион верующих, а Заповедная мечеть одновременно может вместить 700 тыс. мусульман, с упоением слушают азан. Таких азанов я никогда не слышала и, вероятно, не услышу! Азан приводит в трепет наши сердца. Тишина такая, как будто рядом никого нет, лишь изредка кто-нибудь закашляет, никто не разговаривает, все застыли в ожидании намаза.

Начинается намаз. Имам необыкновенно красивым голосом медленно нараспев читает аяты Корана, мы делаем поясные и земные поклоны по его команде. Иногда при чтении Корана имам плачет, мы слышим сдерживаемые им рыдания в микрофон, ему трудно говорить, он собирается с силами, чтобы продолжить намаз. Из наших глаз тоже текут слезы: мы слышим твои слова, о Аллах, они дошли до наших сердец!



Очень часто мы оставались в Аль-Хараме сразу на несколько намазов. Мы, женщины, обычно располагались на четвертом этаже мечети под сводами неба: просто сидели на теплом полу, и над нами сияла луна.

Луна в Мекке тоже необычная. Она располагается на небе острыми углами не в сторону, а на наверх, будто это ладонь с водой, которую человек держит перед собой. Иногда мы засыпали прямо на полу и, поверьте, кратковременный получасовой сон восстанавливал наши силы и приносил бодрость.

Испытание второе

Перед отъездом нас предупреждали, что в Саудовской Аравии мы будем болеть. Первые три-четыре дня мы продержались, но затем все слегли с одинаковыми симптомами: воспалилось горло, начался кашель, поднялась температура.

Два врача, которые ежедневно утром делали обход паломников, прописали нам курс антибиотиков и предостерегли, что за первой вспышкой болезни последуют вторая и третья. Всем носить повязки!

На третий день вечером у меня случился сердечный приступ. Болело сердце, не хватало воздуха. Я подумала, что не смогу совершить свой хадж, страх сковал мое сердце. Соседка Хасана увидела, что я не в порядке, посоветовала мне произнести суру «Аль-Инширах» 21 раз и суру «Аль-Аср» – 20 раз.

Я начала читать – и потихоньку боль отпустила. К концу чтения было ощущение, что сердце мое успокоилось, да так, что я даже не чувствовала его биения! Вот как быстро доходит мольба в Мекке! И таких чудес там было очень много.

Очень скоро мы обзавелись лекарствами на основе черного тмина. Масло черного тмина, мази на его основе по-настоящему помогли нам в лечении горла, кашля и многих других проблем.

Врачи не советовали нам днем ездить на намаз в Аль-Харам, поберечь силы для Мины и Муздалифы. Но, чуть подлечившись, мы все равно ехали в Аль-Харам, потому что туда тянуло как магнитом.

Ислам – религия любви и добра

Когда мы все собирались вместе в гостинице, мы много говорили о нашей вере, о том, чему учит Ислам.

В нашей комнате жила молодая женщина из Москвы, звали ее Наиля. Она приехала на хадж с мужем. Как много знала эта молодая мусульманка, сколько интересного она нам рассказала!

Очень приятно, что сейчас появились молодые люди, глубоко верующие, эрудированные, читающие Коран на арабском языке, знающие историю Ислама, историю пророков и нашего Пророка Мухаммада, мир ему. Как долго наше поколение было лишено всего этого.

Мои мать с отцом, конечно, прививали нам основы нашей религии, рассказывали об Аллахе, о Пророке Мухаммаде, да благословит его Аллах, учили вечерами самые известные аяты и дуа. Но ведь и комсомол и партия не зевали. Атеистическая идеология нашего государства пронизывала нашу жизнь в школе, в институте, на работе.

Вот сейчас, в 58 лет, как наверстать все пропущенные с детства намазы? А ведь надо наверстать. Когда я об этом думаю, душа моя рвется и плачет. Простит ли мне Всевышний все это?

Но наш Милостливый и Милосердный Аллах все же озарил мою жизнь Исламом, не оставил меня и мне подобных, наставил на путь истинный, показал дорогу в мечеть, поставил в один ряд с верующими мусульманами. Как тут не задуматься!

Расскажу об одном забавном случае, произошедшем со мной в Мекке. Однажды после ночного тавафа мы сидели в мечети и ждали утренний намаз. Со мной рядом расположились какие-то незнакомые нам женщины.

Одна из них долго смотрела на меня. Видимо, я кого-то напомнила ей. Потом она заговорила со мной. Я поняла, что она турчанка, зовут ее Аиша. Я сказала, что меня зовут Гузяль, после чего она бросилась меня обнимать, целовать и приговаривать: «Гузяль, гузяль».

Я знала, что мое имя на их языке означает «прекрасная». Но до сих пор не понимаю, что именно вызвало у нее такой бурный восторг. Она позвала мужа, он нас фотографировал, снимал на камеру, а она держала меня за руку и не отпускала.

Столько любви, тепла, заботы проявляют мусульмане друг о друге, что, даже не зная языка, они могут понимать своих разноплеменных собратьев. Это, мои дорогие, ИСЛАМ – религия любви и добра.

Испытание третье

По окончании намаза мы с моими подругами всегда торопились. Боялись опоздать на автобус. И однажды – опоздали.

Нас осталось около 20 человек, и мы решили остановить какой-нибудь автобус. В руках у меня была 10-литровая канистра воды Зам-Зам, с такой ношей далеко не уйдешь.

Автобус, конечно, мы не поймали, стоим расстроенные – не знаем, как быть. К нам подошел полицейский. Небольшого роста, веселый, что-то говорит нам, – видимо, успокаивает. Он стал останавливать нам частные машины и группами отправлять в гостиницу.

Я на минуту отвлеклась – пошла за своей канистрой, которую оставила у киоска, вернулась и вижу, что наши-то все уехали. Стоит только этот полицейский и весело смотрит на меня.

Я перепугалась. Ну, думаю, все: ночевать придется здесь у киоска. Одной-то страшно садиться в машину, нельзя. С горя я заплакала, стала читать молитву.

Подходит ко мне блюститель порядка, жестом показывает, чтобы я подставила ладони, наливает в них воды из бутылочки и велит мне умыться, чтобы я успокоилась. Потом дает мне попить воды.

В это время появляются еще двое наших паломников, и я окончательно успокаиваюсь. Полицейский тормозит нам авто, усаживает в машину и на прощание машет рукой: мол, счастливо доехать! Вот сколько заботы и внимания! Такое не забывается.

Палаточный городок в Мине

В один из дней мы посетили мечеть Джиннов, где когда-то они услышали аяты Корана и приняли Ислам. Там мы совершили намаз в два ракаата.

Побывали мы на древнейшем мекканском кладбище, где похоронена жена Пророка Хадиджа, Асма бинт Абу Бакр, Абдулла ибн Зубайр и другие сподвижники Мухаммада, мир ему. Женщин на кладбище не пустили, мы постояли у ворот и ушли.

Две недели пролетели очень быстро. Наступил день, когда надо было выезжать в Мину, предгорную долину в20 кмот Мекки. Перед отъездом мы опять вошли в состояние ихрама, предварительно произнеся слова нията.

Взяв самые необходимые вещи и спальные мешки, ночью мы сели в автобус. По всей дороге растянулся паломнический караван, и серпантин автобусных огней был бесконечным.

На место мы прибыли ранним утром, нам показали нашу палатку, и мы начали размещаться. В одной палатке должны были уместиться 50 человек. На одного паломника выделялось полметра ширины и полтора длины. Палатка нам досталась крайняя, палило солнце, и было нестерпимо жарко. Прямо на земляной пол были постелены ковры, установлены кондиционеры, но по известной причине их включали крайне редко.

Здесь всем нам пригодилось умение терпеть, терпеть и еще раз терпеть. Подчас воспитание и здоровье подводили. Когда сердечникам и гипертоникам становилось плохо от невыносимой жары, другая часть обитателей временного жилища боялась простудиться, возникала перепалка по поводу кондиционера.

Палаток в долине Мина было столько, что они составили огромный город, со своими кварталами и улицами. Обойти его нельзя было и за неделю. Если потеряешься, то самостоятельно найти свою палатку уже не сможешь. Все они абсолютно одинаковые.

Внутри квартала палаток своя инфраструктура – кухни, туалеты, души, места для омовения, кулеры с ледяной водой, в переходах постланы ковровые дорожки. На улицах идет бойкая торговля одеждой, обувью, книгами, бижутерией, тканями, золотом, посудой, коврами. Цены здесь были несколько ниже, чем в Мекке, а в день отъезда все отдавали за полцены.

Днем водили наряженных верблюдов в надежде, что кто-нибудь прельстится и либо поездит, либо сфотографируется. Но желающих не нашлось. Верующие собрались здесь для других целей, и владельцы верблюдов уходили ни с чем. Ночью на улицах, подстелив картонки, спали неорганизованные паломники, которым не досталось места в палатках. Их было великое множество.

Мы сидели в палатках практически безвылазно. Читали Коран, совершали намазы, произносили дуа и зикры. Нас кормили два раза в день, порции были огромными, но есть из-за жары не хотелось. Поэтому остававшуюся еду, мы выносили паломникам, расположившимся на улице. Их ведь не кормили.

День Арафата

Рано утром на девятый день месяца зу-ль-хиджа нас повезли к подножью горы Джабал ар-Рахма (Гора Милости). Именно там стоял Пророк Мухаммад, взывая ко Всевышнему. Стояние в долине Арафат является одним из столпов хаджа, без которого хадж недействителен.

Когда наш праотец и первый пророк Адам, мир ему, и наша праматерь Хавва после искреннего покаяния перед Аллахом оказались на земле, то Пророк Адам был ниспущен ангелами на остров Цейлон, а Хавва – на местность, где сейчас находится город Джидда.

Долгое время они томились в разлуке. После окончательного прощения Аллахом они встретились в долине Арафат, именно на девятый день месяца зу-ль-хиджа! В долине Арафат были приняты их молитвы. Арафат – это небольшая гора и прилегающая к ней обширная долина.

Милостивейший Аллах не только принял их раскаяние и молитвы, но и благословил их будущие поколения на то, чтобы впредь и до скончания веков каждый год, в один и тот же день они могли бы приезжать в долину Арафат, дабы получить благословение и прощение Аллаха. Вот такое это святое место!

День Арафата – это лучший из дней, и в этот великий день от восхода до заката мусульмане находятся в долине Арафат, и Аллах хвалится ими перед ангелами. В известном хадисе говорится, как наш Пророк Мухаммад, мир ему, сказал: «Никогда Аллах так не избавляет Своих рабов от Огня, как в День стояния на Арафате. Он является пред ангелами и с гордостью говорит: «Что они хотят?!.»

В долине Арафат нас также разместили в палатках, более просторных и комфортных, на полу были расстелены ковры, стояли кулеры с прохладной водой. Мы совершали в положенное время обязательные намазы. Целый день мы читали зикры, произносили тауба (каялись перед Аллахом в своих грехах), просили у Аллаха прощение за совершенные грехи, обращались к Аллаху с мольбами, и каждый просил о своем.

Арафат – место особое, одно из немногих мест на Земле, где связь между нашим миром и миром высшим особенно сильна, где принимаются дуа. Я молилась за своих родных и близких, за каждого поименно. Я просила у Аллаха прощения грехов моих родителей, которых уже нет с нами, милости к ним в будущей вечной жизни. Это был поистине Великий День!

В конце дня я и мои подруги попросили друг у друга прощения. На душе было спокойно и умиротворенно. Ради этого дня, ради довольства нашего Всевышнего Аллаха мусульмане всего мира едут в благословенную Мекку – это было всегда и это будет до самого Судного Дня. Рәхмәт, Раббым!!!

Долина Муздалифа

С заходом солнца нас рассадили по автобусам, и мы отправились в долину Муздалифа. Прибыли туда уже затемно, совершили объединенные вечерний и ночной намазы и стали укладываться спать, чтобы утром вернуться в долину Мина.

Долина Муздалифа расположена между горой Арафат и мекканским предместьем Мина. Здесь любил бывать наш любимый Пророк Мухаммад, мир ему.

На западе долина ограничена вади Мухассир, отделяющей ее от Мины, на востоке – двумя горами аль-Мазамайн, между которыми пролегает дорога, ведущая к Арафату.

Ночь в Муздалифе – это ночь перед днем жертвоприношения. По единому мнению законоведов всех четырех мазхабов, пребывание (вукуф) и ночевка (мабит) паломников в этом месте составляет необходимый элемент хаджа. Нам предстояло переночевать под открытым небом, прямо на голой земле. Перед тем как лечь спать, мы собрали мелкие камушки для того, чтобы бросать их в столб, олицетворяющий шайтана (джамарат).

Затем мы расстелили свои спальные мешки и начали укладываться. Когда я легла, мне показалось, что неровности земной поверхности под спальным мешком будут мешать спать. Но… Раббым, я уснула сном младенца, как будто я спала не на земле, а на мягкой перине или в колыбели. Так был сладок и глубок сон в гостях у Аллаха.

Если бы мне годом раньше сказали, что я усну на земле под открытым небом, я бы не поверила, потому что дома на дорогущем ортопедическом матрасе сон не приходит ко мне и бессонница мучает до утра. Дорогие мои, это было очередное чудо, дар Всевышнего Аллаха. Спасибо, Раббым, до конца жизни это буду помнить и всем рассказывать!

Шайтан будет побит

Сразу же после возвращения в Мину мы отправились к большому джамарату кидать собранные камешки, чтобы побить шайтана. Дорога была неблизкая, 3-4 км.

Шли стройными колоннами во главе с Рафаиль-хазратом, у которого в руках был высоко поднятый флаг Татарстана. Большая часть пути проходила в тоннелях, оборудованных очень мощными кондиционерами, расположенными на потолке тоннеля.

Мощность их была таковой, что пустые пластиковые бутылки устремлялись вверх, поэтому кондиционеры были облеплены ими и птицами, случайно залетевшими в тоннель.

Шли мы больше часа, ни на минуту не переставая повторять слова тальбии, мужчины – громко, женщины – вполголоса. Но это было так решительно, так величественно, так торжественно, что мы не сомневались, что шайтан будет побит и унижен.

Большой, средний и малый джамараты расположены в центре многоэтажного здания, куда громадными потоками с разных сторон стекались миллионы мусульман.

Увидев джамараты, мы перешли на бег – и в этом стремительном беге тоже была решимость побить шайтана. Когда я бросила семь камушков, руки и ноги дрожали: ощущение было такое, что я лично победила шайтана. Толкучки не было, все было предусмотрено, люди шли друг за другом и, бросив камушки, отходили в сторону.

Раньше джамарат представлял собой высокий круглый столб, стоящий посредине каменного кольца, и люди, бросавшие камушки, могли промахнуться и попасть в стоящего напротив паломника. В настоящее время такой проблемы нет. Сейчас джамарат – это плоский широкий столб, расположенный в середине каменного кольца, и стоящие напротив люди закрыты именно этим столбом.

Бросание камушков длилось три дня, и в течение этих дней, произнося «Бисмиллях, Аллаху Акбар!» кидали по семь камушков на каждый столб.

Курбан-байрам

На 10-й день месяца зу-ль-хиджа наступил благословенный праздник Курбан-байрам. Все намазы в этот день мы заканчивали праздничным троекратным такбиром «Аллаху Акбар! Аллаху Акбар! Аллаху Акбар! Ля илляхя илля-Ллах, Аллаху Акбар! Аллаху Акбар! Ва ли-Лляхи-ль-хамд» – «Аллах превелик! Аллах превелик! Аллах превелик! Нет бога, кроме Аллаха! Аллах превелик! Аллах превелик! Хвала Аллаху!»

В этот день приносили в жертву животных. От моего имени также был принесен в жертву барашек, потом мне выдали квитанцию, подтверждающую проведенный обряд. Храню как дорогую память.

В этот праздничный день нас кормили вкусной бараниной. Надо сказать, что вкус арабской баранины отличается от вкуса баранины, которую мы едим в России. Арабская баранина – это совершенно постное мясо, на тоненьких косточках, мясо сочное, вкусное, причем не жареное, а отварное. Такой баранины уж никогда не придется отведать.

Как я уже говорила, около наших палаток шла бойкая торговля всевозможными товарами. Мы могли позволить себе походить и выбирать сувениры родным и знакомым. Но нужно было ограничивать себя, поскольку вес багажа строго контролировался таможенниками, а нужно было привезти самое главное – воду Зам-Зам, и не только для себя, но и для своих родных и знакомых.

Помимо положенных10 лв качестве подарка от Саудовской Аравии всем паломникам, мы набирали воду в мечети Аль-Харам, в надежде провести через таможню лишние литры этой священной воды. Забегая вперед, скажу, что у первых возвращавшихся на родину паломников в аэропорту Джидды отобрали всю лишнюю воду. Но мы не теряли надежду.

На 11-й день месяца зу-ль-хиджа мы должны были вернуться в Мекку. Причем больным и пожилым паломникам предложили сесть в автобусы. Все, кто мог самостоятельно преодолеть расстояние почти в10 км, должны были дойти до Мекки пешком.

Я возвращалась на автобусе, потому что коленки распухли, и я боялась не дойти и стать обузой для остальных. Из-за возникавших на каждом шагу пробок автобусы двигались со скоростью пеших людей, и в Мекку мы прибыли почти одновременно.

Мы плакали от счастья

Немного отдохнув, в два часа ночи, вчетвером мы поехали совершить таваф-аль-ифада, семикратный обход Каабы в честь дня жертвоприношения и исполнить обряд са’и (семикратный бег между холмами Сафа и Марва).

С трудом поймали частную машину, проехали половину пути (наша гостиница находилась в3 кмот мечети Аль-Харам), попали в пробку, наш водитель задел чью-то машину и вышел разрешать конфликт, а нам пришлось остаток пути пройти пешком.

В Саудии дорожное движение никем и ничем не регулируется. Водители договариваются о своем маршруте с помощью сигналов и выразительного жестикулирования. Поскольку обозначенных переходов там тоже нет, пешеходы, пересекая дорогу, выбрасывают вперед руку, и машины останавливаются, чтобы пропустить их.

В эту ночь в Заповедной мечети, на первый взгляд, было столпотворение. Но, приглядевшись, мы спокойно влились в поток паломников, совершавших таваф-аль-ифада и обряд са’и. Эти километры нам всем дались с трудом, поскольку много сил ушло в Мине.

Одна наша паломница не смогла пройти этот путь, потому что накануне вечером у нее был гипертонический криз, и она испугалась. Но Аллах дал нам силы! Когда нам оставалось преодолеть последние метры, мне показалось, что у меня открылось второе дыхание, и я могу повторить все снова.

На меня снизошли блаженное спокойствие, радость, счастье: мы все выдержали, хадж совершен! Мы встали на утренний намаз и молили Всевышнего принять наш хадж. Все поздравляли друг друга и плакали от счастья.

В день отъезда мы совершили прощальный таваф-аль-вада – прощальное свидание с Заповедным Домом Аллаха, ибо наш Пророк Мухаммад, да будет нам ним мир, сказал: «Пусть никто не покидает Мекку, пока не попрощается с Домом Аллаха».

Прощальный семикратный обход Каабы – это последний ритуал хаджа. После этого обхода мы долго, молча, смотрели на Каабу, пытаясь навсегда запомнить эту святыню и оттянуть время прощания.

На другое утро, собрав чемоданы и погрузившись в автобус, мы отправились в лучезарную Медину. Автобус нам попался старый, по дороге он несколько раз ломался, поэтому поездка затянулась на целый день.

Дороги в Саудии хорошие, широкие, ровные, каждые 10-15 кмвстречаются автозаправки и, как правило, около заправок небольшие мечети, в которых предусмотрены места для совершения омовения.

Мы останавливались, совершали тахарат и выполняли намаз. Снова на заправках в автобус входили арабы и дарили нам сувениры. Вдоль дороги из Мекки в Медину нам изредка встречались пасущиеся верблюды и стада обезьян.

В Медину мы прибыли в 10 часов вечера, изрядно поплутав в поисках нашей гостиницы, разместились в номерах и отправились на ужин. В этой гостинице была арабская кухня, поэтому большинство предлагаемых блюд нам были непривычны и показались невкусными.

Утром, узнав, что мы предоставлены самим себе и экскурсий в этот день не будет, мы отправились вчетвером погулять около гостиницы. Вышли налегке, ненадолго, без наручных браслетов и сотовых телефонов – просто поглазеть!

Всем паломникам по приезду были выданы браслеты с указанием необходимой информации. Нас предупредили, что снимать их нельзя, особенно при выходе в город. Но мы нарушили это правило, и… поплатились.

Неподалеку от гостиницы мы увидели знаменитую нашу вторую святыню – мечеть Пророка Мухаммада, мир ему, Масджид Ан-Набави. Недолго думая, решили подойти к храму поближе.

То, что мы увидели, поразило наше воображение – наверное, так красиво только в раю! О Аллах, найду ли я достойные слова, чтобы описать это великолепие!

Построенная из жженого кирпича, святыня по праву снискала славу непревзойденного образца мусульманского зодчества. На площади перед мечетью над головами паломников днем раскрываются огромные зонты в виде цветных витражей, а вечером в сложенном виде они освещают площадь.

Сама мечеть огромная, одноэтажная. Под зеленым куполом здесь находится могила Пророка Мухаммада, да пребудет над ним мир, и двух его сподвижников. Если встать у первого подъезда мечети, то последний не увидишь. Все входы под номерами, для мужчин – отдельно. Каждые50 метровстоят небольшие красивые строения, современные туалеты, где можно совершить тахарат.

Погода стояла бархатная. По сравнению с 50-градусной жарой в Мекке 35 градусов в Медине нам показались очень комфортными. Так мы гуляли по площади, пока не наступило время полуденного намаза.

Намаз в Ар-Рауда аш-шарифа

Наш Пророк Мухаммад, мир ему, сказал: «Молитва в моей мечети предпочтительнее 1000 молитв в любой другой, кроме мечети Аль-Харам, молитва же в мечети Аль-Харам, предпочтительнее 100 000 молитв в любой другой мечети».

Естественно, мы направились в мечеть. У входа нас встретили женщины в черных платьях и хиджабах. Они обыскали нас, наши сумочки и одежду. Мы успешно прошли в мечеть.

Здесь было еще красивее. Пол мечети, выполненный из мрамора, был устлан коврами тончайшей работы. На золоченых тумбочках и полках лежали Кораны, над нами висели необыкновенные люстры, в отгороженных павильонах находилось множество раскладных удобных стульчиков, на которых многие женщины совершали намаз, недалеко стояли кулеры с Зам-Зам водой.

Прислуживающие там женщины встречали нас у входа и любезно показывали, куда нам пройти, чтобы найти свободное место для совершения намаза. Все тихо, чинно, благолепно.

Совершив полуденный намаз, мы решили найти «Благородный сад», или «Ар-Рауда аш-шарифа», который находится в мечети Ан-Набави. Наш Пророк Мухаммад, да пребудет над ним мир, сказал: «Между моим минбаром и моим домом находится один из райских садов». К могиле нашего Пророка пускали только группами, и поэтому мы примкнули к турецкой группе.

Друзья мои, это не сад в прямом смысле этого слова, это часть мечети, где за молитву обещан Рай. Все там было необыкновенно, сказочно красиво, особенно поразили нас люстры, расписанные орнаментом небесно-голубого цвета, необычные своды в помещениях.

Мы совершили намаз в два ракаата, и стали ждать, когда пропустят нашу группу к могиле нашего Пророка Мухаммада, мир ему, а также к могилам его сподвижников – Абу-Бакра и Умара, да будет доволен ими Аллах, находящимся рядом.

Конечно, подойти близко к этим могилам, поскольку они расположены за резными решетками, мы не смогли. Мы приветствовали нашего Пророка Мухаммада, мир ему. Мы приветствовали также его сподвижников – Абу-Бакра и Умара, да будет доволен ими Аллах.

После этого мы совершили послеполуденный намаз и служительницы мечети направили нас к выходу, через который мы не входили.

Испытание четвертое, последнее

Вот тут начались наши приключения! Поскольку нас выпустили с противоположной стороны мечети, мы потеряли ориентиры. Судя по небольшому базарчику рядом с дорогой, мы были на верном пути. Когда мы шли к мечети, мы видели вроде бы этот базар. Но как оказалось, таких базаров множество, и они, как близнецы, похожи друг на друга.

Поплутав пару часов, мы решили обратиться за помощью и зашли в небольшой магазинчик. Молодой араб понял, что мы россияне, закивал и велел следовать за ним. Он привел нас к будке, на которой были нарисованы три вопросительных знака.

Из будки вышел приветливый араб, справился о названии отеля и попросил показать наши браслетики. Браслетиков у нас не было, название отеля мы тоже не знали! О Аллах, наш случай был классическим примером того, как нельзя поступать!

А теперь представьте себе картину: четыре бессловесные татарские бабушки, одна старше другой (самой взрослой из нас было 83 года), не знающие не только арабского, но и английского и всех прочих языков, умоляюще смотрят на араба и просят вернуть их в отель.

Единственное, что он понял, – это то, что мы из России. Начал куда-то звонить, вызвал электромобиль, написал водителю записку с наименованием отеля, посадил нас, помахал приветливо вслед, и мы поехали. Нам было весело! Конечно, когда еще покатаешься с таким шиком! Казалось, что наши приключения кончились. Но… они продолжались.

Мальчишка, который управлял электромобилем, то ли не умел читать, то ли прочитал не так, но он повез нас в совершенно другом направлении, судя по тому, как мы въехали на какой-то мост и так далее. То есть мы поняли, что он нас везет не туда. Начали ему говорить, что он неправильно едет, что здесь нашего отеля не может быть. Тогда он остановился около полицейского поста и высадил нас.

Полицейские отправили мальчишек вроде Тимура и его команды искать наш отель. Те добросовестно обегали всю округу, но нашего отеля не было. Начало темнеть. Мы запаниковали по-настоящему!

Только у меня одной был сотовый телефон, но с sim-картой МТС. На всякий случай решила посмотреть, не записала ли я телефон нашего руководителя группы – Ринат-хазрата. О Раббым, на счастье телефон его был записан.

Набираю номер, кричу в трубку: «Ринат-хазрат! SOS – мы потерялись!» А в трубке раздается голос нашего владимирского имама – Ринат-хазрата: «Гузяль апа, что случилось, чем я могу вам помочь?!» Тут я соображаю, что это не тот Ринат-хазрат. Помните, в начале моего повествования я упомянула о такой черте характера нашего имама, как готовность помочь? Вот – рассказываю!

Короче, наш владимирский имам Ринат-хазрат сказал, чтобы мы не паниковали, что он попробует дозвониться до Москвы и уже оттуда дозвонятся до наших руководителей. Мы немного успокоились, потому что теперь нас в любом случае найдут, – может быть, не сразу, а к утру хотя бы…

Мы побрели в сторону мечети. Когда мы подошли к ней, наша 83- летняя бабушка совсем выбилась из сил. Мы решили ее и еще одну нашу 67-летнюю спутницу оставить на ступеньках у входа в мечеть. Запомнили номер подъезда и вдвоем, как самые «молодые», пошли искать ту самую будку. Через какое-то время мы нашли ее. Было уже 7 часов вечера.

Когда к нам из будки вышел тот самый араб, который посадил нас в электромобиль, то изумлению его не было предела. Он поил нас водичкой, что-то приговаривал и на пальцах спрашивал, где еще две бабули? Мы махнули рукой в неопределенном направлении, потому что сами не знали, где мы их оставили.

Араб куда-то позвонил и передал мне телефон. На связи был наш руководитель группы – Ринат-хазрат. Он сказал, чтобы мы стояли на месте и никуда не отходили! Через 20 минут появились ребята из нашей группы с Ринатом, мы им сказали, что оставили двух бабушек у подъезда №6а.

Ребята разделились по двое, одни пошли провожать нас, другие – искать отставших. В 8 часов мы были в гостинице и решили о нашем происшествии никому из группы не рассказывать. Уж очень смешно и глупо все вышло.

А отель был… буквально в двух шагах от мечети. Говорят, что одну супружескую пару, потерявшуюся в Медине, не могли найти несколько дней. Так что мы еще легко отделались!

Святыни Медины

На другой день мы поехали на экскурсию. Посетили мечеть Куба. Сотворивший в ней молитву в два ракаата вознаграждается так же, как за совершение умры. Наш пророк Мухаммад, мир ему, сказал: «Кто очистится в своем доме, затем придет в мечеть Куба и совершит в ней молитву, будет вознагражден так же, как за Умру».

Посетили мы также мечеть Кыблатайн (мечеть двух кибл). В этой мечети Пророку Мухаммеду, мир ему, пришло откровение от Аллаха о смене киблы (направления в намазе), и Мухаммед вместе с остальными молящимися, не прерывая молитвы, изменил это направление, хотя до этого они молились в сторону Иерусалима.

Побывали мы и у подножья горы Ухуд. Там произошло историческое сражение, во время которого погибло около 70 сподвижников, в том числе и дядя Пророка Хамза. Нам рассказали, что на вершине горы Ухуд стояли на страже несколько десятков дозорных, а поскольку внизу воины делили трофеи, они покинули свой пост. Враги прокрались в наши тылы и ночью зарезали почти 30 тыс. воинов-мусульман. Здесь же у подножья горы находится кладбище, где похоронены шахиды, павшие в битве при горе Ухуд.

На обзорной экскурсии по Медине мы увидели, как красив этот город. По сравнению с Меккой в нем много зелени, роскошных пальм. Высотные дома, расположенные около мечети Пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, – это в основном отели для паломников.

Драгоценный груз

14 ноября мы вылетали в Россию. Чемоданы были уже упакованы. Утром, помолившись в мечети Ан-Набави, мы попрощались с Мединой.

Аэропорт находился недалеко от города, примерно в получасе езды. Когда наш автобус прибыл в аэропорт, нас атаковали носильщики. Они подхватили наши чемоданы, и мы пошли к стойкам таможни, где была огромная очередь.

Мы волновались по поводу того, что вес багажа превышал допустимые нормы. За каждый килограмм свыше нормы нужно было платить солидные деньги в долларах.

Когда подошла моя очередь, таможенник взвесил мой багаж. Лишними у меня были15 кг, из них10 кг– это лишняя 10-литровая канистра с Зам-Зам водой. Это был самый драгоценный груз, тщательно упакованный в чемодан. Я очень переживала, и это, видимо, было написано на моем лице.

Таможенник внимательно посмотрел на меня, рассмеялся, подмигнул мне и поставил мой чемодан на транспортер, всем видом показывая, что дело мое улажено.

Как я могла отблагодарить за этот добрый поступок? Я сложила руки на груди и поблагодарила его поклоном. Пусть эти строки дойдут до Аллаха, и этому арабу запишутся дополнительные савабы. Альхамдуллиллях!

Я прошла таможенный контроль без потерь. У других моих подруг дела обстояли похуже. Некоторым пришлось заплатить за лишние килограммы по 100 долларов, некоторые переложили бутылки с водой в ручную кладь, но это было ошибкой.

В турецкой таможне эту воду у них отобрали. Чтобы не отдавать ее стражам порядка, вся очередь принялась пить, даже если не очень хотелось. Вот как мы дорожили этой водой!

Назад мы возвращались тем же путем. Из Медины летели на аэробусе. Я впервые побывала на таком огромном лайнере. Кресла там расположены в три ряда по три. Салонов в самолете было 4 или 5. Посчитав, мы определили, что пассажиров в рейсе было около 1000.

Прилетев в Москву в час ночи, мы получили свой багаж и разбежались. С кем-то я успела попрощаться, а с кем-то – нет. Но все равно хочется сказать всем спасибо за то, что весь месяц поддерживали друг друга, лечили друг друга, заботились друг о друге.

В нашей группе в основном были люди пожилые и очень пожилые. Но были и молодые девушки и юноши, супружеские пары. С нами в гостинице жила казанская журналистка-телеведущая Сембел Валиди. Так получилось, что в Муздалифе на ночевку она расположилась рядом с нами. Ей предстояло сделать телерепортаж об этом событии. Мы видели, как снимали эту сцену, как она комментировала ее.

Конечно, пожилые люди тяжелее перенесли физические нагрузки, сопряженные с выполнением необходимых обрядов и невыносимую жару. Ноги отказывались ходить, голова соображать, тело болело. Но Аллах все же дал нам возможность выдержать тяготы, и все живые и невредимые вернулись домой. К сказанному хочу добавить, что делать хадж в молодости – это особое удовольствие. Когда ничего не болит, обряды хаджа приносят двойную радость.

Воспоминания о хадже

Сейчас, находясь уже дома, я все еще живу хаджем, воспоминаниями о Мекке, Медине, об их священных мечетях, Заповедном Доме – Каабе. Укладываясь спать, только закрою глаза и мысленно переношусь в Аль-Харам, где я все еще стою с миллионами мусульман в намазе.

Я вижу Мину, Муздалифу и Арафат. И молю Аллаха, чтобы эти прекрасные видения еще долго не покидали меня.

Хочу поблагодарить прежде всего моего мужа, который всегда был моим единомышленником, хотя он православный русский христианин (пусть Господь оценит эту его заботу). Он благословил меня на хадж, терпел мои переживания по поводу моей предстоящей поездки, ждал и волновался за меня, встречал и провожал меня, держал под контролем всю нашу большую и дружную семью!





Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //