Все хорошо будет, да?


На кухне одной из квартир Киева царило обычное боевое уныние и отсутствие перспектив.

— Вы ведь знаете, что по прогнозам мы вымрем уже совсем скоро. – ни к кому особенно не обращаясь, сообщила Римма. – К две тысячи пятидесятому году.

— Хорошо, если к тому. – протянул Виктор Петрович — двухнедельной немытости человек. – А то ведь, при нынешнем уровне загрязнения окружающей среды, как бы не не пропасть с опережением срока.

В коридоре что-то грохнуло и кто-то натужно закашлялся.

— Идет. – презрительно протянула Римма. – Зашоренный.

— Доброе утро, друзья! – радостно сообщил Вадим.

Виктор Петрович демонстративно посмотрел за окно на свинцовое небо и сырую мерзость осеннего двора.

— Куда уж добрее. – хмыкнул Виктор Петрович. – Хоть бы топить начали.

— Вы не тонете, Виктор Петрович. – поддела Римма. – Не льстите себе.

— Ничего. Все будет хорошо. – уверенно сказал Вадим и закашлялся.

Кашлял натужно, с всхлипами, судорожно пытаясь вдохнуть.

— Угу. Обязательно будет. – скептически сказала Римма. – Вот вы легкие докашляете и сразу все станет хорошо.

— Да это ерунда… — отмахнулся Вадим и вновь закашлялся.

— Ну да. Все ерунда. Прогнозы аналитиков о ухудшении и подорожании, замеры и исследования — все ерунда. – степенно кивнул Виктор Петрович.

— Ну ерунда, конечно. – отмахнулся Вадим и ушел к себе.

— Дальше носа своего не видит. – буркнул Виктор Петрович. – Все ему хорошо.

— Да он просто только о себе думает. – затянулась Римма. – У него кашель пройдет – ему и хорошо. А на то что вокруг – и плевать ему свысока.

Виктор Петрович включил телевизор.

— Вот такое вот херовое утро. – сообщил седой от ужаса диктор. – Пятьсот семьдесят пятый день с начала упадка. А теперь к новостям… Хоть не читай их, чесслово…

Виктор Петрович с Риммой присели и заплакали.

К обеду в кухню вернулся Вадим с рукой на перевязи. Он морщился от боли и старался не кашлять.

— Что это с вами, Вадик? – поинтересовалась Римма. – Все стало хорошо?

— Да это ерунда. – отмахнулся здоровой руков Вадик. – В перестрелку попал случайно. У поликлиники.

— Дааа. Звереет народ. – сообщил Виктор Петрович. – Без травматика уже и не выйдешь.

— Да ну ерунда! – сказал Вадим. – Причем тут народ? Это полиция с какими-то бандитами зацепилась.

— Сферы влияния делили. – предположила Римма. – Известно же всем – полицейские все как один коррумпированы. Сильно вас, Вадик?

— Ерунда. Кость не задета. – ответил Вадим. – Все будет хорошо.

И закашлялся.

— Я вам поражаюсь. – пожала плечами Римма и включила телевизор.

— Вы, разлюбезные, лучше присядьте. Ну если кто стоит, конечно. – сказал диктор в телевизоре. – У нас тут штормовое предупреждение. Красный уровень опасности. Ветрище, град и еще чего-нибудь обязательно откажет в таких условиях. Буквально вот сейчас начнется. У нас тут башню – будь здорово качает. …

Что-то затрещало в телевизоре и картинка исчезла.

— А вот это подло. – закричала Римма. – Как мы теперь узнаем – это телебашню свалило или у нас антенну сдуло?

— Думаю телебашню. – кивнул Виктор Петрович. – А что вы хотели? Над природой нельзя издеваться бесконечно. Я б свечей еще припас. Сейчас и электричество вырубится.

— Да что вы все о плохом… — начал было Вадим и в тот же момент погасло освещение. – Все хорошо будет! Подумаешь, кабель оборвало.

Во дворе кто-то протяжно и страшно закричал. Вадим кинулся к окну, но на его плечах повисла Римма.

— Не ходи, Вадик. Не ходи. – по-бабьи причитала она. – Опасно сейчас у окошка.

Во дворе что-то грохнуло. На кухне с хрустальным звоном вылетело окно и по всей квартире захлопали двери.

— Началось. А я говорил. – спокойно сказал Виктор Петрович и степенно пошел к ванной. – Всем лучше в ванную сейчас. Там окон нет, да и трубы. В общем – туда .

— Да не порите ерунды! – Вадик стряхнул с себя Римму. – Это непогода просто! Все будет хорошо!

— Ну-ну. – сказала Римма становясь в проем капитальной стены.

Вадим сбежал по лестнице, выскочил из подъезда и застыл. С десяток столбов торнадо крушили город, что-то взрывалось в центре. Первый толчок землетрясения сбил Вадима с ног. Вадим выскочил в центр двора и уже оттуда наблюдал, как рушатся дома, как за городом встает волна гигантского цунами, как к нему под гул иерихонской трубы несутся огромные всадники. И тогда Вадик вскочил и заорал:

— Тпру, залетные!!!!

Кони остановились и стало тихо. Замерла гигантская волна, остановились торнадо.

— Ни фига себе. – удивился Вадим. – А я думал – все! Хана всем! А оно вот так вот остановилось, да? Теперь же все хорошо будет, да?

И с небес грянуло громогласное:

— Неа! Но, залетные!




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //