Воспитание Тёмы


Наконец я вырываюсь в долгожданные гости. Мне навстречу выскакивает 6-летний Тема. Он визжит и пытается вскарабкаться на меня, как обезьяна на пальму. «Сейчас! Я вам! Сделаю! Яичницу!» – задыхаясь от восторга, выкрикивает он и уносится на кухню. Его мама Лена обнимает меня. Когда-то она занималась у меня в группе, сейчас мы просто друзья.

Мы проходим на кухню, и порывистый Тема вдруг становится собранным и сосредоточенным. Почти с первого раза зажигает плиту, ставит сковородку. По уверенным движениям я понимаю, что это не первая яичница в его жизни. Лена кивает: «Неделю назад научились, теперь кормим яичницей всех, кто в дом приходит».

Тема смотрит на скворчащую яичницу – так Колумб вглядывался в приближающуюся полоску земли.

На самом деле в его маленькой жизни происходит грандиозное событие. Накормить другого человека из своих рук – явление архетипическое. Из разряда опекаемого он переходит в разряд опекающего, дающего.

Тема ставит тарелку передо мной, глаза его сияют. Пока я ем, он смотрит на меня с материнской нежностью. Я говорю: «Здорово! Я сегодня не успела позавтракать. Я была очень голодная. А ты меня накормил. Спасибо». Тема в восторге лезет обниматься, но он уже устал от подвигов и восхищения и убегает в комнату по своим делам.

Я очень люблю эту семью, состоящую из мамы и сына. Года 3 назад Лена развелась и после этого удивительно расцвела, стала спокойнее и улыбчивей.

Я сознательно рассказываю здесь о неполной семье. Надоели сказки, что в неполной семье вырастают неполноценные дети. Нет таких данных! Не зависит это от количества родственников. Это зависит от их качества.

У Темы есть еще бабушка, в представлении которой воспитание детей заключается в словах «нельзя!» и «осторожнее!» с добавлением чего-нибудь угрожающего: «разобьешься», «обожжешься», «сломаешь». Лене понадобилось 2 года дипломатических переговоров для отстранения бабушки от вмешательства в жизнь внука.

Наверное, Лену бы в детстве сломали, уж больно жесткие представления о счастье были у ее родителей. Но Лена, подрастая, стала приглядываться к окружающему миру. И увидела дальних родственников. Там папа таскал своих и чужих детей по походам, учил всему на свете и утверждал, что делить работу на женскую и мужскую глупо. В его лексиконе основными словами было: «Как интересно!». Лену пару раз в походы отпустили, и ей модель отношений в этой семье ужасно понравилась. Ее она и взяла на вооружение.

Слепо копировать модель родительской семьи далеко не всегда уместно и не всем нужно. Может быть, стоит оглядеться вокруг. Мир большой, и он готов предложить разные варианты, стоит только поискать и выбрать.

Лена – мать нестандартная. Вместо усиленной подготовки к школе, впихивания в ребенка иностранных языков и компьютера, она учит его лазить по деревьям. «Оглянись и найди крепкую ветку, за которую можно уцепиться». А еще они ходят с друзьями в походы с ночевкой. Тема уже умеет зажигать костер без бумаги.

Учите ребенка всему подряд. Плавать, лазить по деревьям, разжигать костер, ставить палатку, ловить рыбу, готовить (даже если у вас повар из Парижа) от супа до пирогов. Мыть посуду, стирать (при наличии в доме самой современной бытовой техники) и т.д. Даже если часть навыков никогда не пригодится в жизни, останется реально заработанное: «Я смог!» Тогда освоение новых навыков в течение жизни будет вызывать не тревогу, а радостный интерес. Чем больше человек умел в детстве, тем он увереннее в себе и жизнеспособнее во взрослой жизни.

Тема пойдет в школу на следующий год, когда ему будет семь с лишним. И слава Богу! Он сможет нормально выдерживать школьные нагрузки. Современная помешанность на раннем обучении, по данным ВОЗ, ни к чему, кроме разрушенного здоровья, не ведет. Ребенок может быть умненьким и сообразительным, но против природы не попрешь. Внимание 6-летнего ребенка больше 10 минут не держится. Он устает, выключается, перестает понимать элементарное, после чего к любой учебе появляется отвращение. К тому же начинает часто болеть. А Лена вместо усиленной подготовки к школе водит сына в группу общей физической подготовки. Родителям, озабоченным ранней специализацией, этого не понять. Считается, что уж если отдавать в спорт, так профессиональный, чтобы чемпионом стал. А у Лены другая цель – не собственные амбиции отыграть, а укрепить здоровье ребенка, к тому же ребенок от занятий в восторге – там эстафеты, батут, бассейн.

Здоровье ребенка надо укреплять, и лучше всего – регулярными занятиями физкультурой. Ничего лучше человечество еще не придумало. Бассейн, лыжи, коньки, велосипед, ролики – да все что угодно. Лишь бы регулярно и в охотку. Трудно стать Ньютоном с больным желудком, спиной, горлом, ушами (нужное подчеркнуть).

Хотя Лена сына к школе не готовит, читает он бегло и с удовольствием. Буквы знал давно, но складывать в слова ленился. Лена шла на хитрость: дочитывала книгу до самого интересного места, говорила, что ей надо позвонить, и выходила из комнаты. Нетерпеливый Тема хватал книжку, и буквы начинали соединяться в слова, с каждым разом все легче. Тема научился читать не потому, что его кто-то заставлял, а потому, что ему очень хотелось узнать, что же дальше произошло с Карликом Носом.

Зато к компьютерным играм Тема относится спокойно. Ему уже сейчас интереснее живые люди, благо в доме их бывает достаточно. Беда современных детей – зависимость от компьютера – ему не грозит. По моим впечатлениям, на компьютер подсаживаются дети и молодые люди, не умеющие общаться. Их этому не научили. Беспомощные в мире человеческих отношений, они выбрали безопасный для себя виртуальный мир.

Лена – преподаватель иностранных языков и переводчик. Работу свою любит, хотя хлеб достается ей тяжело. В доме бывает много людей и очень интересные разговоры. Тему от взрослых разговоров никто не гонит. Он ценит это и сидит тихо. Конечно, он мало что понимает, но он вглядывается в лица, в характеры, старается понять взаимоотношения.

Зовите в дом интересных людей. Самые умные и продвинутые родители весь мир собой ребенку заменить не могут. Интересные люди и интересные разговоры расширяют представления ребенка о мире, открывают новые горизонты. Право же, не в школе развиваются мозги человека, а в разговорах с умными людьми.

Лена не боится говорить с сыном о своих трудностях, печалях, радостях и победах. «У меня сегодня так здорово получалось находить нужные слова!» – делится она с сыном. Он не понимает, что это значит, но живо реагирует на радость матери. В этот момент в кладовых его формирующегося мировосприятия откладывается, что работа – что-то очень интересное. Впрочем, она может и пожаловаться: «День сегодня – дурацкий, и все не получилось, и ничего не успела». Тема вглядывается в мать: «Ты расстроена?» – «Я раздосадована, – отвечает Лена. – Завтра начну перевод сначала». И Тема понимает, что в жизни бывает всякое, но это нестрашно, просто завтра надо начать сначала.

В ответ Тема делится своим: «У нас в саду девочка Света. Ты построишь что-нибудь, а она сломает. Мне ей хочется в лоб закатать, но ты говорила, девочек бить нельзя. Или можно?» – с надеждой спрашивает Тема. «Все-таки не надо, – вздыхает Лена. – А ты ее поймай как-нибудь и расскажи, как тебе больно и обидно, когда она ломает. И как ее стукнуть хочется», – советует Лена.

Умейте разговаривать с ребенком не только про быт и учебу. К сожалению, это проблема всех времен и народов: крайне редко встречаются семьи, где дети и взрослые могут поделиться друг с другом своими переживаниями. В большинстве семей каждый существует в своем пространстве, и как это – разговаривать по душам – представления не имеют. А ведь искренние отношения в семье – единственная гарантия от грядущих подростковых проблем. То, чего так боятся родители, – плохие компании, побеги из дома, наркотики, суицид – следствие душевного одиночества в собственной семье.

Как-то бабушка Темы обозвала Лену сумасшедшей. Она предъявила ей целый список прегрешений: не готовит к школе, не учит компьютеру и иностранным языкам, не придумала ему будущее, позволяет иметь свое мнение, «припахала» к хозяйству – учит стирать вручную, мыть посуду, пустила к плите.
Лена не сумасшедшая. Она как раз нормальная и руководствуется здравым смыслом. Лена идет от банальных истин, что жизнь – сложная штука и что мать опекать вечно не сможет. Она хочет, чтобы ее сын с трудностями, которые встретятся на его пути, справлялся, и последовательно этого добивается.

Почему я считаю ее воспитание здоровым? Я вижу результат. В детстве Тема много болел, был тревожным, мнительным, вечно ноющим ребенком. Сейчас это здоровый, жизнерадостный, любознательный, открытый всему новому человечек.

Почему же таких, как Тема, можно по пальцам пересчитать, зато количество маугли растет? В чем разница между Леной и воспитателями маугли? Думаю, что в отношении к детям. О, этот миф, что «родители плохого не пожелают»! Почитайте классическую литературу всех времен и народов. Вглядитесь в современную семью. В большинстве семей отношение к детям можно условно разделить на несколько категорий.

1. Как к бытовой технике, которая должна выполнять функции, ей предназначенные. Что творится в душе ребенка, в такой семье никого не интересует. Не будешь же спрашивать у стиральной машины, какой порошок она предпочитает.

2. Как к породистой собаке, которая обязана оправдать породу и занять на выставке хорошее место.

3. Как к игрушке, с которой в охотку можно поиграть, иногда похвастаться, а потом убрать в шкаф до следующего раза.

4. Как к необходимому для полноценной семейной жизни аксессуару. Что-то вроде сумочки, шляпки или украшений. (Возможно, поэтому большинство советов по воспитанию детей – в книгах или в СМИ – напоминают рекомендации по уходу за бижутерией.)

Список можно продолжить...

Лена относится к сыну, как к человеку, который имеет право на собственные мысли, чувства и желания. Родительские амбиции – «Только я знаю, что надо моему ребенку» она в себе вытравила. Слишком настрадалась от матери в детстве. Она вглядывается в собственного сына с удивлением и интересом. Вместе они учатся понимать друг друга. А Тема, наблюдая за матерью, учится относиться к жизни как к чудесному Дару и при этом крепко стоять на ногах и на земле.

Каждый день мы показываем ребенку свое отношение к миру, к жизни и к самому ребенку. На подсознательном уровне ребенок фиксирует, на что мы ужаснулись, обрадовались, опечалились, встревожились, остались холодны и равнодушны… Наблюдая за нашими реакциями, ребенок делает соответствующие выводы. Один – что «мир опасен», а «люди – враги». Другой – что «мир полон загадок» и «ах, как все это интересно!». Да и про самого себя ребенок подсознательно понимает, что он – кукла. Или предмет мебели. Или человек. С этим отношением к миру, к людям и к себе он и пойдет в жизнь.

Мы укладываем Тему спать. Чтение на ночь – это святое. По очереди читаем адаптированного «Робинзона Крузо». «А вам нравится Робинзон?» – вдруг спрашивает Тема. «Это мой любимый герой», – серьезно отвечаю я. «Почему?» – «Он не просто выживал, как тараканы выживают, он удовольствие получал от жизни. И он столько всего придумал, и ему интересно было, поэтому у него все получалось». Тема вскакивает: «Я тоже такой!» – кричит он, прыгая на кровати. «Мне все! Ужасно! Интересно! И у меня! Все! Получится!»

Как говорили древние: «Сredo in eam», означает «Я в это верю»!






Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //