Вечно живой без всякой химии

Приглашаем подписаться на наш Telegram канал @VerrDi (https://t.me/VerrDi)


Всеобщее удивление вызвало то, что спустя 75 лет с момента захоронения тело Великого ламы сохранилось в прекрасном состоянии — в той самой позе лотоса, которую принял Итигэлов, когда, медитируя, уходил из жизни. Даже среди очень продвинутых буддийских практиков достижение нетленнего тела — редчайший случай, считают представители Буддийской традиционной Сангхи России.

Только великие Учителя, уходя из жизни, могут войти в состояние медитации-самадхи и очистить свое тело так, что после смерти оно сохраняется. Это происходит потому, что процесс смерти — угасание жизненных функций тела — находится под сознательным контролем. Но не всякое тело может сохраниться нетленным, утверждает старейший бурятский Гэлэк-Балбар лама. Можно только предположить, что Хамбо лама Даши-Доржо Итигэлов был практиком величайшего уровня, который достиг прямого постижения Пустоты — Великой реальности всех явлений.

Николай II и царская семья почитали Итигэлова (бурятские ламы, напомню, врачевали венценосных особ), у него было немало российских наград. Родной же народ, буряты, еще при жизни начали его боготворить. В 1903 году, когда его назначили ширээтэ Янгажинского дацана, все свое состояние он пожертвовал на строительство новых дуганов в честь воинов, погибших в Русско-японской войне. Три сотни янгажинских казаков получили от него благословение, отправляясь на фронт Первой мировой войны, и никто из них не погиб, все вернулись домой. Итигэлов создает «Общебурятское общество» — для помощи фронту. Объединив 120 религиозных и светских лиц, Итигэлов собирал деньги для раненых и их семей, организовывал лазареты, отправил эмчи-лам в прифронтовые госпитали. На православную Пасху 1915 года солдаты получили посылки из буддийской Бурятии.

Иллюзий относительно советской власти Итигэлов не питал. В отличие от коллег, надеявшихся, что буддийская религия позволит мирно ужиться с новым режимом. Увы, вскоре ламы выяснили, что советская власть все рассматривает с позиции двух крайностей: вечное и невечное, материя и дух, материализм и идеализм. И коммунисты выбирали одну из крайностей (мы как наследники большевиков тоже вот пытаемся понять: живой Итигэлов или мертвый, иного какого-то состояния мы в толк взять не можем). Буддисты же исповедуют принцип срединности, свободной от крайних суждений: ни любви, ни ненависти — лишь сострадание.

Сосуществовать с большевиками не получилось, часть лам уехала в Тибет, другую ждали аресты и казни — все, как предрекал Итигэлов. Буддийские святыни уничтожили. Янгажинский дацан стерли в пыль — степь была белой от нее, от клочков рукописей. А в Анинском дацане в развалинах взорванного центрального дугана устроили скотобойню.

Уйдя в 1917 году по болезни с поста Хамбо ламы, Д.-Д. Итигэлов приложил немало усилий для сохранения и предотвращения погромов дацанов в переломные годы истории нашей страны. Умер Хамбо лама в 1927 году. Как настоящий буддийский практик, перед смертью он дал последние наставления своим ученикам и попросил их начать читать ради него «hуга Намши», специальную молитву — благопожелание для умершего. Ученики не осмелились произнести ее в присутствии живого Учителя. Тогда Хамбо лама начал сам читать эту молитву, которую постепенно подхватили его ученики. Читая благопожелание и находясь в состоянии медитации на Ясный Свет Ума, он ушел из этой жизни. Перед этим он завещал своим ученикам: «Вы навестите и посмотрите мое тело через 30 лет».



В позе лотоса, в которой Хамбо лама находился во время медитации, тело поместили в саркофаг и похоронили в бумхане — мавзолее в местности Хухэ-Зурхэн, где хоронили знаменитых лам. Один из них, сидевший во время ареста в 1938 году в одной камере с Агваном Доржиевым, вспоминал, что еще в 1921 году Итигэлов предупредил Доржиева, который в этот момент вернулся из Монголии: «Зря Вы сюда вернулись. Лучше бы Вы остались за границей. Скоро начнутся аресты лам. Попадете к ним в руки — живым они Вас не оставят». Агван Доржиев в ответ спросил: «А ты почему не уезжаешь за границу?». На что Итигэлов ответил: «Меня они не успеют взять»

«Образцы, взятые через 75 лет после погребения, показали, что органика кожи, волос и ногтей этого умершего человека ничем не отличается от органики живого», — рассказала доктор исторических наук, профессор РГГУ Галина Ершова.

Речь идет о теле известного религиозного деятеля по имени Даша-Доржо Итигелов, который был главой российских буддистов с 1911 по 1927 год. Перед кончиной он завещал достать свое тело из-под земли примерно через 30 лет. С тех пор эксгумация проводилась дважды: в 1955 и 1973 годах, и оба раза оказывалось, что тело хамбо-ламы не подверглось тлению. То же самое обнаружилось и на третий раз, в 2002 году, после чего тело Итигелова решили изучить медики. «Его суставы сгибаются, мягкие ткани продавливаются как у живого человека, а после вскрытия короба, в котором 75 лет покоился лама, оттуда стало исходить благоухание», — сказала Ершова.

По ее словам, «это полностью противоречит представлениям о том, что должно быть с человеком после 75 лет погребения». Ершова также отметила, что ни одного подобного факта до сих пор не было не только в истории буддизма, но и в истории человечества вообще. Тело покойного ламы вот уже два года является объектом поклонения буддистов Бурятии. Оно находится в Иволгинском храме Улан-Удэ — главном буддийском храме России. Был также показан фрагмент интервью нынешнего главы буддийской традиционной сангхи (общины) россии Дамбы Аюшеева, который отметил, что верующим буддистам этот феномен «дал еще больше веры, у сомневающихся снял сомнения, а атеистов заставил задуматься».

Янжима Дабаевна не только родственница великого святого, но и директор созданного в 2002 году Института Пандито Хамбо ламы Итигэлова, цель которого — сохранить наследие «воскресшего бога». И как руководитель она посчитала правильным научно зафиксировать феномен, но не вскрывая тело. Собрали волосы, которые упали с головы ламы, отшелушившуюся кожу и состригли четыре миллиграмма ногтя с ноги. Эти образцы позволили исследовать заведующему отделом идентификации личности Российского центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ Виктору Звягину и профессору Российского гуманитарного государственного университета Галине Ершовой. Полученные результаты ошеломили самих экспертов: спектральный анализ не выявил в органических тканях тела ничего такого, что отличало бы их от тканей живого человека!

- Он такой же, как мы с вами, только глаза у него закрыты, — убеждает меня внучатая племянница Итигэлова.

Профессор Ершова, например, прикоснувшись к его рукам, почувствовала их теплоту. А монах, сопровождавший Ершову, при ней снял шапку с головы Итигэлова, вытер с его лба пот (!) и обтер о руку Ершовой со словами: «Вспотел Учитель…» Женщина была потрясена. Есть даже свидетели, которые уверяют, что лама открывал глаза.

Похоже, что и внутренние органы целы, отмечают эксперты. Вот только кровь из жидкой стала желеобразной. Но она есть, чего не должно быть у человека, умершего 78 лет назад. А очень известный мануальный терапевт Алексей Ажеев, который наблюдает тело с 2002 года, даже нащупал своим особым способом пульсацию мозга. По его мнению, у живых мозговые полушария выдают 3 — 4 «всплеска» в минуту, а у неподвижного Итигэлова — 1 в минуту.

- Уникальное явление, которое не имеет аналогов в мире, конечно, не дает ученым покоя, — сокрушается Янжима Дабаевна. — И они после того, как уже установили, что клетки у него живые, решили исследовать тело еще глубже: просветить рентгеном и сделать томографию. Итигэлов же, уходя, в своем завещании распоряжения об исследовании своего тела не отдавал. А мы, буддисты, подчиняемся слову Учителя. Поэтому 3 января 2005 годаофициально все эксперименты по «делу Итигэлова» закрыты.

- Но почему вы не разрешаете провести исследования, которые, возможно, только бы подтвердили чудо?

- Итигэлов — не экспонат для опытов. И нам ничего доказывать не надо: мы знаем, что он жив.

Несмотря на то, что случай с телом Пандито Хамбо-ламы Итигэлова уникальный, но все-таки лама – не единственный «нетленный» буддист. Во дворе тхиенского храма Дау в 23 км от Ханоя вот уже 300 лет сидит в позе лотоса мумия настоятеля монастыря By Кхак Миня. Согласно легенде, к концу своих дней настоятель Минь погрузился в пост и молитву. Через сто дней Минь обратился к собравшимся перед ним монахам: «Пришло время покинуть мне этот мир. Когда мой дух отлетит от тела, повремените месяц. Если почувствуете запах тления – похороните меня, как положено по обряду. Если же тления не будет, оставьте меня здесь, чтобы я вечно возносил молитвы Будде!» После смерти By Кхак Миня гниения тела замечено не было. Монахи покрыли тело настоятеля серебряной краской, чтобы защитить его от насекомых, и оставили сидеть на небольшом возвышении в нише часовни. После обретения Вьетнамом независимости мумию настоятеля Миня подвергли рентгеновскому исследованию. Врачи увидели на экране контуры скелета и убедились, что перед ними действительно не статуя, а человеческое тело. Исследования показали: тело Миня не забальзамировано, внутренние органы и мозг остались нетронутыми. Тело сохранилось в условиях тропического Вьетнама, где влажность достигает ста процентов. При этом останки Миня не увлажнялись, а усыхали. Во время исследования в госпитале мумия весила всего 7 килограммов.

К тому же в одной из буддистских школ Японии существует способ «прижизненной мумификации». В IX веке монах Кукай основал эзотерическую школу Сингон. Одной из идей основателя школы была идея «Сокусин Дзёбуцу» – «стать буддой в собственном теле». Вставший на этот путь подвижник после молений и медитаций приступал к финальному этапу своей жизни, который длился не менее тысячи дней. Условиями этого этапа были неподвижность, отрешенность, созерцание, особый режим дыхания. Диета представляла собой все уменьшающиеся порции еды, исключающие все питательные компоненты, такие, как крахмалистые вещества. Организм переходил на потребление собственных тканей, и к концу фазы от человека оставались лишь кожа да кости. Труп помещался в сухие условия, чтобы ускорить высыхание оставшихся мягких тканей. Практика прижизненного мумифицирования получила распространение у адептов учения «сюгэндо» – «горного отшельничества». Мумии выставлялись в храмах, им поклонялись как воплощениям будд.

Однако, в отличие от By Кхак Миня и практикующих прижизненную мумификацию японских буддистов, тело ламы Итигэлова не усохло и вообще практически не подверглось никаким изменениям. Более того – когда ламе случайно поранили кожу, из ранки выступила красная желеобразная масса, в которую превратилась кровь. Ученые отмечают, что ни одного подобного факта до сих пор не было не только в истории буддизма, но и в истории человечества вообще. Специалисты и дальше собираются изучать этот феномен, а пока мощи ламы находятся в специальном храме и являются объектом поклонения верующих. Буддисты считают, что Хамбо-лама достиг постижения Пустоты — Великой реальности всех явлений. Поэтому, уходя из жизни, вошел в состояние медитации и очистил свое тело так, что после смерти оно сохраняется. Кстати, лицезреть нетленного ламу может каждый желающий в установленные дни, для этого даже некоторыми туристическими агентствами организованы специальные туры.





Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //