В поисках «папика»


Возможно, вы не раз видели пожилого состоятельного мужчину в сопровождении юной красотки и ломали голову, как это получается?

Тёрстон фон Толстосумсон

Тёрстона фон Толстосумсона (имя изменено) как-то раз обманули. Дело было в Хьюстоне. Он договорился встретиться с молодой девушкой — это должно было стать первым свиданием, по результатам которого он собирался определить, насколько она ему подходит, и решить, готов ли он платить ей ежемесячное содержание в обмен на регулярный секс, и, возможно, совместный ужин время от времени. Проскочит ли между ними искра? Будет ли она в его вкусе — голубоглазой блондинкой? Будет ли она стройной — но не анорексичной, конечно, просто с хорошими формами. Будет ли им о чем поговорить? Это было очень важно. Или более-менее важно. Или совсем неважно.

Так или иначе, девушка попросила денег вперед, и он перевел ей $800. На свидание она не пришла, а больше Тёрстон на эту удочку не попадался. Теперь он сначала встречается с девушкой за обедом, и лишь затем рассказывает ей о своем эээ... предложении. Выражается он предельно ясно. Деньги появляются только после второго свидания, которое происходит в спальне. Иногда бывает неловко, особенно учитывая, что Тёрстон из хорошей католической семьи, и он, конечно, не хотел бы думать об этом как о проституции. Но какую альтернативу вы можете ему предложить? Он не хочет, чтобы его снова обворовали. В общем, в этой истории все хороши.

Никто не говорит, что Тёрстон — плохой человек. Он ходил в приличную школу, а после — в приличный университет. Ему нравится хорошо относиться к женщине. Если спросить его бывшую жену, она — даже она — не найдет для него дурного слова. Но знаете, как это бывает, седина в бороду — бес в ребро. Он хотел много секса. «Я итальянец! Это у нас в крови!»

В конце концов они развелись, и свободный Тёрстон захотел секса, о котором не нужно умолять, ему нужно было снова почувствовать себя привлекательным. Но на всех обычных сайтах знакомств, которые он попробовал, женщины не хотели просто секса. Они хотели общения, уважения и перспектив. Они хотели держаться за руки, хотели цветов и сюрпризов. Они хотели любви. Тёрстон подумал: «Это не для меня». Тёрстон хотел секса, и желательно с энтузиазмом. И вот однажды в тренажерном зале он увидел пожилого мужчину с очень красивой девушкой. Он высказал свое удивление тренеру, и тот объяснил, что старик спонсор, а прелестное создание — его содержанка.

После этого Тёрстона было уже не удержать на тренажере. Он бросился домой, залез в Google и быстро нашел сайт SeekingArrangement.com. Здесь богатые (в той или иной степени) мужчины могут предлагать формальные (в той или иной степени) договоренности относительно секса и (в той или иной степени) общения с кем-то, кто, в свою очередь, нуждается в деньгах и других поощрениях. И все это без лишнего драматизма. По мнению Тёрстона, драматизм — это когда женщина сама решает, когда и где ей хочется заняться сексом, у нее есть мотивы помимо прямо заявленных (в данном случае материальных) и она ожидает, что за ней будут ухаживать. Нет уж, с этим покончено.

Это старейший социальный контракт: богатый человек заключает соглашение с более бедным, но юным и сексуальным контрагентом, и соглашение включает секс (но редко им ограничивается). Пока существует богатство и бедность, подобные явления никуда не денутся. Но технологии затронули и этот ограниченный мир. Во-первых, интернет соединяет купца и товар, а во-вторых, когда человек видит, что какое-то явление, которое он до сих пор считал предосудительным, является достаточно массовым, он начинает считать его нормой.

SeekingArrangement — это лишь один, пусть популярный, сайт для подобных знакомств. На первой странице любого из таких сайтов посетителя встречает красивая молодая женщина, элегантная, но очень откровенно одетая, и обязательно с драгоценностями — они либо в руке, либо надеты. Она смотрит в камеру. На нее жадно, не в силах оторвать глаз, смотрит мужчина. Он старше, у него пробивается седина. Намечающаяся лысина — его обязательный атрибут. Весь его облик как бы говорит: «Я пожил, заработал, и теперь дарю тебе этот браслет». Он собирается обвить ее шею и даже, возможно, откусить от нее хороший кусок, а она отстраняется — только на мгновение, только чтобы поведать нам свою тайну: «Смотрите, мне подарили браслет».

Каждый, кто зарегистрирован на SeekingArrangement, знает, зачем ему это нужно, говорит Тёрстон. Что плохого в формализации отношений? Обе стороны получили желаемое и пошли домой довольные.

Если не считать неприятности с той женщиной, что его обманула, единственным недостатком для Тёрстона остается необходимость бороться с ощущением, будто что-то в этой истории со спонсорами и содержанками не так — особенно учитывая, что он все это начал еще до завершения бракоразводного процесса.

Он говорит: «Я ходил в церковь каждое воскресенье. Это была непростая моральная дилемма». Тёрстон уговаривает себя, что на самом деле кому-то помогает — какой-нибудь бедной студентке, которой нужны деньги на оплату медицинских счетов или налоговых долгов, или на аксессуары для электронных сигарет. Он говорит: «Вся эта история со спонсорством так меня зацепила, потому что, если бы я встречался с кем-то традиционно, я ведь все равно давал бы ей деньги!».

В общем, в желающих воспользоваться его щедростью недостатка не было, и он тут же начал встречаться с несколькими девушками одновременно, чувствуя себя как мальчишка в кондитерской. В конце концов он остановился на одной очень красивой женщине 28 лет, работающей с недвижимостью, со счетом в приличном банке, куда ему надлежало каждый месяц переводить по 5 тыс. долларов. Тёрстон замечает: «Многие женщины пишут в профилях сумму в 10 тыс. долларов, но вы просто говорите: „Даю три“, и они соглашаются». Но он был еще новичок, так что предложил пять, и она была рада. Они встречались пять лет.

Тёрстон получил, что хотел, и его больше никогда не кидали. И он знает, что тогда еще легко отделался: в мире спонсорства есть такие виды мошенничества, что потерять несколько сотен долларов — это чепуха.

Например, в минувшем октябре 85-летний (85-летний!) манхэттенский миллионер Пол Аронсон провел двадцать часов привязанным к собственному журнальному столику — этих 17-летних близняшек он встретил на SeekingArrangement. Его в конце концов спасли, но он даже удовольствия не получил!

В 2013 году топ-менеджер Google Форрест Хейс провел последние часы, уткнувшись носом в пол своей яхты: потенциальная содержанка вкатила ему укол героина (намеренно) и он (уже менее намеренно) умер у ее ног. Этой весной девушку по имени Аликс Тичелмэн признали виновной в непредумышленном убийстве и приговорили к шести годам тюрьмы.

Но такие случаи — редкость. Гораздо чаще обман в этой сфере оказывается взаимным.

Китти Бэбипусс

В баре манхэттенского ресторана, где я встретила Китти Бэбипусс (имя изменено), сидел знаменитый телеведущий, но ни один человек на него не смотрел. Все взгляды были устремлены на Китти. Искусственный мех, высокие каблуки, узкие джинсы, умело наложенный макияж — она притягивала взгляды. Ей было 23 года. Такие губы — контур чуть темнее помады — хочется потрогать. Женщина за сорок, сидевшая по соседству, смотрела на нее с таким раздражением, что муж заставил ее пересесть, чтобы не видеть Китти.

Китти ушла из дома в 18 лет, поссорившись с семьей из-за бойфренда, и не вернулась, даже когда отношения с ним закончились. Она вступила в программу для молодых бездомных и жила в приюте. Большинство девушек не могли похвастать такой красотой и дразнили ее: «Что ты здесь делаешь, принцесса?». И она никогда не чувствовала себя в безопасности.

Однажды она увидела по телевизору передачу, посвященную эскорт-услугам. «Они говорили, что это плохо». Но для Китти это был выход. «Я спрашивала себя, как бы сложилась моя жизнь, если бы я не вышла из тех отношений с пустыми руками». Она зарегистрировалась на SeekingArrangement, еще живя в приюте.

Китти ставит себе целью заработать на учебу. Она хочет стать хореографом, а на это нужны деньги. Она рассказывает, что такого рода отношения не всегда подразумевают секс — некоторые богатые мужчины (и женщины, она была на содержании у представителей обоих полов) хотели просто общения:

«Многим из них очень одиноко, ведь они столько работают, что времени на традиционные знакомства у них не остается. И у них и правда нет времени на ухаживания или, скажем, на болтовню по телефону».

Китти не нравится думать о своем занятии как о сексе за деньги. Секс, по ее мнению, просто происходит, когда два человека тесно общаются. А деньги — их потратил бы на нее и обычный бойфренд, просто тут их больше. Иногда ей дают пачку денег на одежду, а иногда — проходку на концерт с доступом за кулисы. Очки Prada, обувь Jimmy Choo, одежда Armani, Honda Civic...

Но люди любят судить своих ближних. Китти какое-то время учила детей танцам, но одна из матерей узнала о ее побочном заработке и на следующий год для Китти почему-то не нашлось места. По словам Китти, та женщина сбежала от оскорблявшего ее мужа, тайно откладывая деньги, пока не накопила достаточно, чтобы уйти. «Я подумала: „Да ведь ты делала то же, что и я, только я не ворую у мужа“».

Участники этого бизнеса, защищаясь, любят говорить, что это просто еще один вариант обычных отношений, что так делают все. В какой-то момент Китти сказала мне: «Я уверена, что у вас с мужем взаимовыгодные отношения».

Я сказала ей, что это не так. Мы просто любили друг друга и научились жить вместе. Мы с мужем оба журналисты, так что в финансовом отношении наш союз скорее можно назвать катастрофой.

Китти соглашается и объясняет, что она имеет в виду, например, неработающих мам — муж зарабатывает деньги, а жена делает другую часть их общего дела. Мир построен на компромиссах и торговле, а жизнь — неизбежная серия мелких унижений. Все эти аргументы должны были убедить меня, что единственное, что заставляет нас осуждать такой тип отношений, это пуританство.

Перед тем как мы расстались, и давление женщины за соседним столиком вернулось в норму, Китти показала мне у себя в смартфоне приложение SeekingArrangement, а в нем сообщения от потенциальных спонсоров. Некоторые из них написаны под копирку: «Я хочу встречаться с умной и красивой женщиной, заинтересованной в расширении границ» (Читай — готовой на секс втроем). Большинство, впрочем, видит только цифры: $500 или $1000.

Китти говорит: «Посмотрите на меня». Я смотрю. И все в баре смотрят. «Моим телом в любом случае будут пользоваться. Я хочу что-то с этого получить».

Скрудж МакФак

Скрудж МакФак (имя изменено) не хочет встречаться с «толстухой», «старой» (скажем, старше 30 лет) и «черной». Кто-то может подумать о нем плохо, но человек имеет право хотеть чего-то определенного, правда? Что не так? Скрудж, вероятно, мог бы получить любую женщину, которую захотел: он богат и одинок (он телепродюсер в Лас-Вегасе). Непонятно, почему он не решился найти кого-то более традиционным способом.

Он объясняет. У него есть странности в сексуальных предпочтениях, и ему непросто о них говорить: «Я не готов вдаваться в подробности». В общем, мы — кроме нескольких счастливиц — никогда не узнаем его тайны. Он добавляет: «Но я люблю в сексе некоторые вещи... нетипичные, так скажем, поэтому дальше первого свидания обычно не заходит».

Скрудж объясняет: «Когда речь идет о спонсорстве, женщины демонстрируют больше понимания — они оценивают сделку, а не мою нравственность». Можно даже прямо рассказать обо всем до первой встречи, и, если она не согласна, она вам не подходит. Ну и не жалко!

И здесь я должна признаться, что мне до смерти захотелось узнать, что же за ужасное извращение практикует Скрудж. Что-то обыденное, вроде анального секса? Может быть, он любит носить определенное белье? Любит бить партнершу в живот, пока она сосет соску? Одевает ее клоуном и какает на лицо? Теперь эти навязчивые мысли одолевают меня во время мытья посуды. Вот уже несколько месяцев я просыпаюсь с новой идеей для Скруджа. Я думаю: «Может быть, он хочет, чтобы его оседлали и били хлыстом, пока он декламирует Уитмена?». Я хочу рассказать мужу. Он отвечает: «Можно я сначала выпью кофе?».

Скруджу пришлось действовать методом проб и ошибок, но в конце концов он нашел 22-летнюю девушку, которую можно взять с собой в кино, на спектакль или концерт Pink, а потом отправиться в отель или квартиру и заняться тем ужасным сексом, без которого Скрудж прямо не может — не может настолько, что не в состоянии дождаться третьего свидания, прежде чем предлагать что-то подобное. За каждую встречу он дает ей около $500 — иногда больше, иногда меньше, по ситуации.

А знаете, что здесь самое любопытное? Он морально готов на ней жениться! И это, по его словам, отличает спонсорство от проституции. Он говорит: «У меня мало опыта с эскортом или проститутками. Но несколько раз в поездках за границу я пробовал. Это полностью убивает любое возбуждение. Чистый бизнес. Они даже не улыбаются». В случае со спонсорством никто никуда не торопится. Здесь есть объятия и поцелуи, смех и разговоры".

Он говорит, что это почти как настоящий человек, который действительно вас любит.

Тигресс Косуля

Тигресс Косуле (имя изменено) всегда нравились ребята постарше, даже на последнем курсе университета. Бостонские однокурсники ей не подходили. Если верить Тигресс, ей всегда нравились друзья отца. Не поймите ее неправильно: «У меня очень здоровые отношения с отцом, он один из моих лучших друзей». Незадолго до выпуска она услышала о спонсорстве и тут же назначила на следующую неделю пять свиданий, чтобы получить полное представление об открывающихся возможностях. Как же прошла эта неделя?

Понедельник. Она познакомилась с парнем в The Charles Hotel и они поехали к нему. Она сделала ему минет, а потом заснула на пару часов. Потом он разбудил ее, чтобы отвезти домой и сказал: «Тут у меня $500. Нормально?» Она была рада: «Да, еще как! Отлично! Спасибо тебе!». Он сказал: «Ну хорошо. Я тебе скоро позвоню».

Вторник. Она встретила другого парня на местном рынке морепродуктов за «маргаритой» и креветками. Они поехали к ней, вместе примеряли ее одежду, и она сделала ему минет. Он оставил ей $400. Он женат, но... Тигресс так и не узнала до конца, в чем там дело. Она видится с этим мужчиной до сих пор.

Среда. Этот был очень старый, может быть, лет 75. После суши и виагры они пошли к нему домой. Он лег на тахту и попросил ее сесть сверху. В конце концов у него случились конвульсии, может, и похожие на оргазм, но не очень. Он попросил ее уйти. На следующий день он написал ей из больницы, сказав, что это не может продолжаться, потому что она для него «слишком сумасшедшая» в постели. $500.

Вы следите? Это только среда.

Четверг. Она пошла на свидание с ученым под 60. Его жена не могла заниматься сексом по медицинским показаниям — или он это выдумал. До секса дошло только на втором свидании, но, когда это произошло, он попросил ее пересказывать ему кровосмесительные фантазии: с сестрами, с дядями и так далее. $500!

Пятница. Она встретила европейского ученого, который позвал поехать с ним на конференцию в Новом Орлеане за $5000 в неделю. Она согласилась, потому что по сравнению с прошедшей неделей это звучало как отпуск.

Теперь Тигресс собирается получать степень в области изящных искусств. Она показала мне свою тетрадку — там было пополам поэзии и эротики. Ее родители знают о ее отношениях с мужчинами и им это не нравится, но не они же платят за ее образование? Если вы спросите ее, проституция ли это, — а я никогда не задаю этот вопрос интервьюируемым женщинам, они всегда заговаривают об этом сами — она скажет, что это спорный вопрос.

Она говорит: «Во многом я отношусь к этому прагматически». Она смотрит на меня через стол, на идиотку, которой из-за количества работы приходилось переносить эту встречу дважды. Понятно, что на написание этой истории ушло гораздо больше времени и энергии, чем на несколько минетов.

Для нее вопрос не в том, проститутка она или нет. Вопрос в том, не идиоты ли все остальные.

Джон

Джон (имя изменено) уехал из Коннектикута от консервативных родителей на учебу, и хотел испытать все, что мог ему предложить Нью-Йорк. Они не могли смириться с тем, что он гей, так что пока-пока, родители, и пока-пока, их денежки. Однако жизнь на Манхэттене стоит дорого, а он очень хотел взять от жизни все, поэтому он и его лучшая подруга, тоже недавно поступившая в колледж, решили попытать счастья на SeekingArrangement.

К 20 годам у Джона было уже два спонсора с формальными долгосрочными отношениями и парочка разовых свиданий, когда он знакомился с мужчинами, ходил с ними пообедать или на шоу. Он отказывается заниматься сексом сразу, он хочет, чтобы его добивались, но такой расклад мало кого устраивает. В конце концов он нашел женатого спонсора, держащего тайную квартиру для своих шалостей. По словам Джона, мужчина был очень эгоистичен, они никогда никуда не ходили, он хотел только секса.

С другим спонсором отношения сложились более удачно. Джону было некомфортно получать наличные деньги, вместо этого он охотно принимал подарки: часы Marc Jacobs, костюмы Burberry. Он говорит:

«Я предпочитал получить опыт и вещи. Что-то материальное, а не „Вот тебе деньги“. Для меня это слишком вульгарно».

В конце концов Джон разбежался и с этим спонсором. Тот хотел секса втроем, а Джон не хотел. Кроме того, Джону не нравилось поведение мужчины — тот часто злился и закатывал истерики, выговаривая «разве я не купил тебе новый компьютер», так что у Джона не было иллюзий насчет перспектив. Он уже сталкивался с такими ситуациями.

Первый спонсор не хотел использовать презервативы и, казалось, его заводило сопротивление Джона, но затем он был возмущен окончательным отказом. Сейчас Джон завязал и работает на стойке регистрации в фитнес-клубе.

Иногда Джон скучает по отношениям со спонсорами. Если бы не они, он бы никогда не увидел мюзикл «Книга мормона» на Бродвее. Кстати, он его очень рекомендует. А еще он путешествовал. Джон смог посмотреть одним глазком на жизнь, которую не может себе позволить, однако он всегда чувствовал, что есть черта, которую нельзя переступать.

«Мы ездили в Неаполь, — сказал он. — Там тааак красиво! Вы там когда-нибудь были?». Я сказала ему, что никогда не была в Италии. Он удивленно посмотрел на меня: «Это во Флориде».

Рич и Айлин

Рич (имя изменено) и Айлин (тоже) входят в лучшее заведение в этом небольшом городе на Среднем Западе, что само по себе мало о чем говорит.

Я ожидала другого. В целом я человек наивный, но к этому моменту моя наивность уже немного рассеялась. Я ехала сюда шесть часов, но не увидела ни пояса с подвязками, ни какой-то двусмысленности. Вместо этого я увидела Рича и Айлин — оба улыбаются, у нее веснушки, у него дурацкий смех.

Ей 20, она лицензированная медсестра, сбежавшая от деспотичных родителей. Ему 33, работает в университете и просто не мог найти подходящую девушку. Она видела ту же самую передачу про спонсорство, что и Китти, и говорит, что это было просто шоу, посвященное бичеванию женщин за их сексуальность. Она же увидела в этом потенциал. Ей нужно было выучиться на медсестру и не оказаться в пожизненных долгах.

Здесь уместно задаться вопросом, а сколько зарабатывают в университетах? Я видела спонсоров с доходом в 100 тыс. долларов и тех, кто зарабатывает больше миллиона. Не стоит думать, что это история только про богатых — сколько бы денег у тебя ни было, всегда найдется кто-то беднее. Мания величия — атрибут не только 1% самых богатых.

Рич пытался найти девушку, ходил на свидания, но с кем ему было встречаться? Со студентками? Он попробовал OkCupid, Match, другие сервисы знакомств. Но это такой маленький городок, что везде добивает университетский Wi-Fi и свободных женщин тут немного. Его последние отношения были дистанционными. У женщины была хорошая карьера, а он в итоге понял, что ему важно самому играть первую скрипку в отношениях.

Рич и Айлин встретились и в ту же ночь занялись сексом в его квартире. Но их отношения больше всего похожи на отношения отца и дочери. Ей нужен наряд для собеседования? Они вместе пойдут по магазинам, а платить, разумеется, будет он. Я спрашиваю, думает ли она о том, что в один прекрасный день ей уже будет не 20 лет, и, возможно, она захочет что-то купить, никого не спрашивая. Она пожимает плечами и говорит, что да. Он вздыхает. Он не думал, что она будет со мной так честна.

Не все подобные романы можно назвать патологическими, — иногда человек действительно хочет связи без лишних хлопот, — но, как утверждают психологи, чаще людей привлекает власть. Их возбуждает не возможность принимать те или иные решения, а власть сама по себе.

Один из специалистов сказал мне, что большинство таких людей хотят быть спасителями, но в то же время им нравится унижать других. Очень часто такой человек пытается раздвинуть границы своей протеже. Это могут быть самые разные вещи — анальный секс или секс втроем — лишь бы это выходило для партнера за рамки приемлемого.

Дальше следует предложение, которое заставляет девушку (или юношу) согласиться — и здесь появляется это сочетание власти и помощи ближнему. Спонсор Джона не обязательно хотел именно незащищенного секса. Он хотел заставить Джона делать что-то, чего он делать не хотел, а потом быстро успокоить совесть: «Я помогаю бедному мальчику».

Рич и Айлин хорошо выглядят вместе, они держатся за руки, подсовывают друг другу кусочки еды, и их соглашение стало бессрочным. Вскоре после нашей совместной трапезы Рич сделал предложение, и Айлин согласилась. Когда люди спрашивают, как они познакомились, они отвечают просто: «в интернете», а о разнице в возрасте — «так получилось».

Во время ужина я снимаю очки и долго тру переносицу. Эта история заставила меня погрузиться в бездну социопатии, заблуждений, отрицания и женоненавистничества. Многие женщины говорили мне, что мечтают о судьбе героини фильма «Красотка». И многие мужчины рассказывали, как они добры к «этим девочкам», как они их поддерживают и учат.

А «эти девочки» думают, что получают желаемое. Но в нашем мире без обмана не бывает, и приятно думать, что ты обманщик, а не жертва. Китти думает, что «обманула систему», и теперь ее тело не достанется кому-то бесплатно, а принесет ей деньги. Но, если бы она лучше умела торговаться, она бы получила гораздо больше. Тигресс думает, что мало работает и много зарабатывает, но, если с ней поговорить, за хвастовством и энтузиазмом проглядывает тревога. Спонсор Джона, который покупал ему костюмы и билеты на самолет, думал, что контролирует ситуацию, но на самом деле именно Джон не дал ему то, чего он больше всего хотел. Все пытаются обмануть друг друга, и каждый мнит себя победителем. Что же не так? Кто оказывается жертвой?

Беда в том, что этот обман питается человеческой жадностью, неуверенностью в себе, одиночеством и уязвимостью, а также базовой человеческой потребностью — необходимостью выживать. Вы можете рассказывать себе любые байки, но в итоге обнаружите себя на парковке, в машине, и ваш член будет во рту у другого человека, который будет считать, что здорово все устроил. И хуже всего то, что вы будете думать, что ей помогаете. И она сделает вам минет, да еще будет радоваться, как ей повезло, и думать, какой вы дурак. Каждый получает то, что хочет. Что здесь не так?




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //