В Крыму древние укры никогда не жили

Протоиерей, настоятель Сампсониевского собора в Санкт-Петербурге, член Общественной палаты России отец Александр Пелин рассказывает о богатой истории Крыма и сакральном значении полуострова для России, подводных камнях национального вопроса, исламском экстремизме и межрелигиозном мире.

— Отец Александр, в Севастополе так и стоит огромная трибуна, плакат "Мы вместе". Крымчане рады, что вернулись на Родину, и продолжают отмечать годовщину. Но украинцы не унимаются, говорят, что Крым все равно украинский.

— В то время, когда Крым стал русским, никакой Украины вообще не было.

— Сейчас как раз все заговорили об истории, коренных народностях…

- Да, сейчас стали говорить про древний народ укров, которые основали Рим. Будда тоже был укром. Можно еще до многого дойти в таких "исторических" изысканиях. На самом деле, история Крыма нам известна, начиная с письменных источников античного периода. Это была самая северная колония, которую основали выходцы из городов-государств Греции.

Был основан на мысу, в очень удобном месте город Херсонес-Таврический по тогдашнему названию Крыма. Сохранилось много интересных античных находок раннего периода херсонеской истории, фрагменты античного театра и других построек, различные элементы быта и культа. Совсем недавно замечательный ученый Стас Рыжов обнаружил, как предполагается, основание храма Девы.

Там есть знаменитая Уваровская базилика. Это прекрасное сооружение, где служил епископ Херсонеса уже в период христианства. Есть много свидетельств о том, как херсонеситы приняли христианскую веру. Сначала туда приезжали проповедники и мученически заканчивали свою жизнь. В Херсонес был сослан один из первых епископов Рима — Климент Римский. В 9 веке его посещал Кирилл по прозвищу Философ, который создал славянскую азбуку. Он обрел мощи Климента Римского, привез на корабле торжественно в Рим.

Именно в связи с этим событием римским епископом был одобрен перевод Евангелия и части богослужений на славянский язык, которые уже осуществляли братья Кирилл и Мефодий. В 988 году князь киевский Владимир осадил Херсонес. До этого он уже осаждал Константинополь, и император пообещал отдать ему в жену свою сестру, чтобы породниться и не испытывать проблем с набегами от славянских племен. Но для этого Владимир должен был стать христианином. Князь долго думал и в конце-концов там покрестился.

О сакральной значимости Херсонеса, Севастополя, Крыма можно говорить очень много. Крым — это действительно кладезь различных культур, цивилизаций, взаимного влияния народов, различных вех истории. Там были генуэзцы, аланы, кочевые племена часто проходили сквозь Крым. И скифы — там. Кого там только не было! Ну и, конечно, турки, которые тоже внесли важный вклад в культуру и историю. Наследники этой традиции — крымские татары.

— Отец Александр, к вам обращались из Национального заповедника Херсонес-Таврический, который внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Сотрудники недовольны тем, что он включен в состав Объединенного музея Севастополя. В чем там проблема?

- Я думаю, что власти исходили из высоких помышлений. Сама мысль — показать значимость Крыма, Севастополя, Херсонеса — очень интересная и правильная. Идея заключается в том, что люди, особенно дети, привозятся в Севастополь на три дня. В первый день им показывается история города, значимость Херсонеса, крещение Руси.

Во второй день они погружаются в первую оборону Севастополя. Третий день — героизм защитников Севастополя в годы Великой Отечественной войны. Но не обязательно создавать для этого такой туристический кластер, сливать туда туристические объекты.

Заповедник Херсонес — это все-таки больше научный центр, он имеет свои законы развития. Тем более, раз это включено в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, там определенная рекреационная зона должна быть, должны соблюдаться технологии раскопок, посещения этого объекта тоже должны там быть определенным образом регламентированы.

Нужно выделить там музейную часть, построить специальные здания для размещения экспонатов. Они должны быть сделаны на сваях, как в Израиле, Турции, чтобы не затрагивать поверхность, которую в любой момент можно дальше продолжать копать или изучать.

Нельзя разрушать наработки ученых. Порядка 180 человек работает в Херсонесе, это серьезные научные сотрудники с мировыми именами. Научную составляющую нужно сохранить в полном объеме. Херсонес остался самостоятельной единицей именно как музей-заповедник.

Недавно получили подобное письмо из Музея обороны Севастополя. Мы будем этим тоже заниматься, искать оптимальное решение вопроса. По всему культурному наследию Крыма предстоит определить статус и принять меры по сохранности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

— Вы долго работали в Мордовии. Были сообщения, что село Белозерье стало чуть ли не кузницей кадров для джихадистов и исламских боевиков. Что там за ситуация?

- Основная проблема заключается в том, что в 90-е годы, когда появился местный сепаратизм, движение от центра, уже внутри самой республики возникли такие движения, что вот давайте мы и в отдельно взятом селе еще свою республику создадим.

Туда приехали проповедники с достаточно радикальными взглядами на ислам. Было желание чуть ли не ввести законы шариата вот именно в отдельном взятом селе. Начали носить штаны, заправленные в носки. Отпускать особого типа бороды.

Женщины поголовно все обрядились в хиджабы, а то и в более жесткие исламские формы одежды. Стали запрещать девочкам посещать школу. Потребовались очень большие усилия, чтобы вернуть ситуацию в конституционное русло.

Нынешние власти Мордовии сделали очень много. Прошлой весной принято постановление правительства республики, что должна быть форма одежды единая во всех школах республики. Так как школа носит светский характер было предложено, что девочки должны перестать носить исламский головной убор.

Конечно, тут надо разбираться в каждом конкретно случае. Власти совершенно не безосновательно опасаются радикализации. Если сейчас не начать наводить порядок, завтра эта ситуация может уйти еще дальше. Ведь там некоторые люди уже не готовы слышать и понимать. Они не хотят исполнять законодательство Российской Федерации, считают, что для них законы не писаны. Для них существуют законы только ислама. Хотя, по их мнению, мы обязаны платить им пособия, давать льготы, учить, давать им медицинское обслуживание, но они ничего не обязаны делать.

Они хотят жить так, как сами хотят, устанавливать только свои порядки. Но у нас не исламское государство. Дело даже не в самой светскости как таковой, а в том, что у нас не могут быть применимы в отдельном взятом каком-то субъекте, тем более селе, законы другого государства, какой-то арабской страны.

В результате такого рода радикализма очень много уроженцев Белозерья воевали и воюют на стороне боевиков в Сирии. Известны случаи, когда их финансирование, покупка оружия происходила через Белозерье.

— Как эта ситуация сейчас решается?

- Со всем этим происходит работа. Но дело в том, что сама исламская умма должна принять решение: за какой ислам они голосуют. Если они пойдут путем радикализации и ухода от общегражданских норм, законов и Конституции России, тогда, конечно, будет конфликтная ситуация. Если же все-таки разум возобладает и умма будет за традиционный ислам, все будет нормально.

Ведь есть различные толкования и представления. Если молодой муфтий прошел подготовку или переподготовку, скажем, в Саудовской Аравии, он приносит те обычаи. Но там — другие законы, условия и уклад жизни. А у нас — свои законы и исторические традиции.

А он переносит эти законы в наши села и сбивает людей с толку. Наши татары и другие народы, исповедующие ислам, сами привыкли жить по-другому, жизнь-то уже годами и веками сложена. И возникает конфликт между вот молодыми этими радикалами и более старшим поколением… Возникает конфликт традиций.

Это социокультурное явление. Мы очень отличаемся не только от арабов, но и от народов Западной Европы. Потому что есть различные индексы социокультурные. Россия — очень интересная страна, и не учитывая ее особенности, многовековые традиции, здесь жить невозможно.

— Действительно Россия — уникальная страна, потому что у нас очень много культур, конфессий, традиций. Как найти общий язык, никого не обижая?

- Надо думать. Эта огромная тема. Но главное сводится к выполнению государственной национальной стратегии, которая подписана президентом России Путиным. Там — всего лишь два элемента, но очень важных. Это формирование и соблюдение российской гражданской идентичности. Некоторые это называют нацией, некоторые — гражданской политической нацией, третьи говорят об идентичности. Но это явление примерно одного порядка.

Второй элемент — это сохранение этнокультурного многообразия народов России. Вроде бы это — противоречивые явления. Но на самом деле это все может и должно гармонично сочетаться.

В России на протяжении сотен лет бок о бок жили и дружили люди многих народностей. Строительство нации продолжается постоянно. К ее развитию, укреплению и гармонии обязательно нужно стремиться. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы стремление к национальному самосознанию перерастало в этнонационализм, который схож с нацизмом и ведет в конечном счете к фашизму.

Такие попытки должны сразу строго пресекаться властями всеми возможными силами. Но лучше не доводить до этого, а идти по пути договорных процессов.

Сейчас мы в Общественной палате России занялись такой темой, как медиация межнациональных, межрелигиозных конфликтов. Медиация — это посредничество. Основной тезис — люди садятся друг напротив друга с желанием поговорить, разобраться, понять и договориться. Медиатор — это нейтральный посредник, который помогает сторонам самим найти решение вопроса. Он не судья, в каких-то ситуациях он даже не дает советов. Он просто ведет процедуру к тому, чтобы стороны ушли от конфликтности, нашли общие интересы и точки соприкосновения.

Ведь нам жить здесь, на этой земле, вместе работать, общаться и так далее. Я должен себя таким образом повести по отношению к вам, чтобы завтра придти и честно вам в глаза посмотреть.

Конечно, все зависит от эскалации конфликта. В середине линейки еще возможно о чем-то договорится. Но если эскалация превышает определенный градус, то, конечно, там только уже применение силы. Процедуры медиации будут неэффективны. Но есть и другие методики разрешения конфликтов. В любом случае нужны обсуждения, переговоры, а главное — желание договориться, прийти к общественному договору.







Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //