Уестествление Фенечки


Вообще-то её зовут Марта. Но поскольку она на мордашку – вылитый пустынный фенёк, я лично зову её Фенькой. А ей по барабану. Она на всё откликается. Лишь бы пузо чесали. Фенька - это не наша собачка. У нас – блондинистая и добрейшая плавательная собака-лабрадор Варя. А Фенька принадлежит младшей сестрёнке моей супруги. Фенька, извините за выражение – чихуа-хуа.

Соответственно, она маленькая. А голова у неё ещё меньше её самой. А уж мозг – вообще микроскопических размеров. Так что внутренний мир у неё небогатый. И ничего особо интересного с ней в жизни не происходило. Ну, если не считать того, что в питомнике её всячески обижали и кормили просроченным борщом. И когда она таки попала в дом к хорошим хозяевам, то вела себя трепетно и зашуганно, как сиротка Марыся. Жрала, что дадут, глядела снизу вверх преданным взором и пыталась быть незаметной, аки тень прадедушки Гамлета. В возрасте трёх месяцев она, перепрыгивая через скатанный в рулон ковёр, ухитрилась сломать себе лапку.

И два месяца шкандыбала, как дура, в гипсе. Этот эпизод тоже ей самоуважения не добавил. С течением времени она, конечно, окабанела, и теперь изволит кушать только специально приготовленную варёную курочку, не забывая, впрочем, шакалить под обеденным столом на предмет случайно упавшего кусочка колбаски. Собственно, вся её жизнь заключается только в том, чтобы поесть и изредка нагадить под хозяйской кроватью. Тем не менее – о любом существе можно что-нибудь рассказать.

Ну-у-у, например… О! Давайте я расскажу о том, как Фенька теряла девственность.

Итак, когда Феньке было уже два или три года, её хозяйка задумалась на тему, что надо бы уже эту старую деву уестествить. Здоровья для. А то, понимаете, мигрени, нервы, общая неудовлетворённость жизнью и всякое такое. Ну, женщины в курсе, полагаю. Поскольку жена у меня – врач, она благородно предложила взять все хлопоты, связанные с супружеством Фенечки, на себя. И Фенечка приехала к нам домой. Посидев вечерок на телефоне, мы нашли Феньке племенного производителя. Порода, дипломы, необходимый опыт, цена договорная, все дела. Звали будущего папашу Фенькиных щенков Микки.

На следующий же вечер Фенечку одели в подвенечное платье и повезли к жениху. Как назвать кобелька чихуа-хуа? Чихуа-хуёк? Ой, что-то я не то ляпнул… Да в общем-то, и неважно. Важно то, что Микки был красавец, во-первых, и ловелас со стажем, во-вторых. А то мы несколько волновались – сумеет ли он сделать то, что нужно, с трепетной девственной Фенечкой? Красавец Микки, без сомнения, умел обращаться с женщинами. Он минут пять что-то шептал ей на ушко, явно уболтал, и без всякого Фенечкиного сопротивления совершил то, за что ему было уплачено. Даже несколько раз.

Фенька приехала домой ублаготворённая по самое некуда.

На морде её поселилось выражение: «и где я, дура, раньше была?» Фенечку свозили к красавцу Микки ещё раз. Для закрепления, так сказать, результата. После этого Фенька окончательно поняла, какой должна быть настоящая жизнь! Никто не ожидал, что психология Феньки настолько изменится. Но всё оказалось ещё мрачнее.

Начиная со следующего утра милую скромную собачку как подменили. Из нежного и пушистого существа наружу вырвалась неистовая, озабоченная донельзя нимфоманка. Единственным обращением к ней стало: «Уймись, шалава!» Развратная Фенечка избрала меня, единственного мужчину в семье, объектом своих домогательств. Она выползала из потайных углов в позе парализованной креветки, призывно задирала хвостик и, придвигаясь ко мне исключительно задом, горячо и влажно смотрела, вывернув голову.

- Меня не интересуют маленькие собачки!!! Большие, впрочем, тоже!!! – орал я и швырял в развратную Фенечку тапком.

Развратная Фенечка пряталась под диван, но через пять минут выползала с прежними домогательствами. Жену Фенька начала воспринимать исключительно как «то существо, которое отвозит меня в обитель неги». Как только жена появлялась в дверях, Фенечка целеустремлённо шныряла ей под ноги, и прямиком направлялась в подъезд.

- Стоять! – орали мы.

Фенечка в упор ничего не желала воспринимать и начинала яростно лаять.

Смысл её горячей речи был понятен любому:

- Не, хозяйка, я не поняла, чё такое? К мужику меня давай вези!

На замечание супруги, дескать, перебьёшься, Фенька начинала выть, кидаться на дверь, потом валялась по полу и стучала лапками с видом: «Отвезите меня немедленно до городу Парижу туда, где мой миленький живёт!»

Короче, мы вернули совершенно дурную Фенечку обратно сестрёнке и вздохнули с облегчением.

Временно. Потому что за пару недель до родов жена забрала Феньку обратно к нам, с мотивацией: «Дескать, я врач, пущай при мне рожает. Всем спокойнее будет».

Фенечка к этому времени была уже не буйной. Она полностью осознала свою роль будущей мадонны и вела себя соответственно. Она ходила медленно и вальяжно, подметая раздувшимся брюшком пол, категорически отказывалась запрыгивать на диван сама и стала крайне привередлива в еде. А самое главное – она изящно и томно блевала. Везде. По любому поводу. В общем, достала она нас.

В высчитанный торжественный день появления щенков нас звали друзья на день рождения. Так жена не поехала, ибо несчастная Фенечка требовала присмотра. Пришлось мне в гостях отдуваться за двоих. К тому же я постоянно хватался за телефон и перебивал застольные разговоры своими воплями: «Ну шо, это меховое чучелко разродилось или нет?» Не разродилось.

На следующий день тоже.

И на следующий.

Но продолжало исправно томно блевать и смотреть на мир выпученными сияющими глазами будущей мадонны. Глазки у Фенечки, кстати, здорово навыкате, поэтому постоянно возникает ощущение, что у неё проблемы с щитовидной железой. Впрочем, это я отвлёкся. Когда Фенька припозднилась с родами уже на неделю, жена не выдержала и позвонила хозяйке красавчика Микки. Из диалога было ясно следующее:

- Не рожает? Уже неделю переходила? Ложная. Наверняка. У породистых мелких собачек это очень часто бывает. Ничего особенного. В следующую течку привозите, мы всё сделаем ещё раз. Да, Микки постарается. Да, бесплатно.

Жена вежливо поблагодарила, положила трубку и повернулась к томно блюющей Фенечке, аки разъярённая фурия.

- Что ж ты мне врёшь-то? – с упрёком сказала моя супруга.

Фенечка прижала ушки.

- Что ты нам здесь за спектакли устраиваешь, дрянь такая? А? Я тебя спрашиваю! Мы её, понимаете, на руках носим, на диванчик её укладываем, экскременты за ней вытираем, а она? Она нам фигвамы рисует??? Пошла вон, шалава, и хватит мне тут на жалость давить! Ни фига ты не беременна, скотина мелкопузырчатая!!!!! Исчезни с глаз моих долой и не отсвечивай!!!

И это было сказано, как отрезано.

Отолстопузевшая Фенька поняла всё. Блевать она перестала моментально. На диван запрыгнула через пару часов.

Спустя неделю раздувшееся брюшко тоже полностью пришло в норму. Радостная Фенька была бодра и весела. Впрочем, этого мы уже не видели, так как вернули впечатлительную Фенечку обратно сестрёнке и больше не заморачивались ни с какими щенячье-матримониальными планами.






Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //