Тюремные тапочки Евгении Васильевой

Мы, наконец, дожили до тех времен, когда российское правосудие не на словах, а на деле решило соответствовать принципам гуманизма.

Небывалое человеколюбие проявили прокуроры, что в российских краях случается крайне редко. Обвинение потребовало для всех подсудимых по делу «Оборонсервиса» условные сроки лишения свободы. Российские прокуроры традиционно предпочитают запрашивать максимальные сроки, а судья обычно делит их надвое. Чтобы сам прокурор попросил условное наказание — это что-то из разряда фантастики.

Известны случаи, когда суд давал шесть-восемь лет условно, но чтобы об этом просил прокурор (!) — на память не приходит ни один случай.

Дело «Оборонсервиса» имело все шансы стать самым крупным скандалом в современной истории России. Впервые на скамью подсудимых попал министр, причем перворангового ведомства. Однако затягивание процесса стало сигналом к тому, что история будет спущена на тормозах. Поскольку по важнейшим уголовным делам, тем более показательным, следствие и слушания проходят, как правило, довольно быстро. А если дело растягивается на три года, делается это с одной целью, понятной всем.

По всей видимости, изначально дело «Оборонсервиса» было раскручено не с целью хотя бы показной борьбы с коррупцией и не с целью демонстрации «нового Путина», который на третьем сроке будет карать своих же приближённых за коррупцию по советам Ли Куан Ю; но в качестве личной мести Сердюкову и Васильевой. Ведь тот был женат на дочери близкого путинского приятеля Зубкова (бывшего премьера) и своим карьерным восхождением был обязан как раз женитьбе.

Сердюков, Васильева и Зубков

С женой Сердюков развёлся летом 2012 года. Спустя несколько месяцев были возбуждены уголовные дела, фигурантами которых стали и Сердюков, и его новая избранница, а сам он лишился министерского поста. При этом Анатолию Сердюкову навесили абсурдную «халатность», всё-таки человек принят в «семью», но и не наказать нельзя, огорчил важных людей своим поведением. «Сучку крашену», которая увела мужика из «семьи», решили помучать подольше в воспитательных целях, но без зверств. Мягкий режим домашнего ареста, условное наказание за хищение нескольких миллиардов (его запросил прокурор, который, как вы понимаете, считает преступление доказанным). Поскольку с начала следствия прошло уже более двух с половиной лет, стоит напомнить историю дела «Оборонсервиса», дабы читатели имели возможность освежить в памяти эти события.

В 2008 году президентом стал Дмитрий Медведев. Он много говорил о необходимости модернизации, и при нём была начата реформа армии. Предполагалось лишить Минобороны всех непрофильных активов, распродав их — как раз для того, чтобы понизить уровень коррупции в оборонном ведомстве. С советских времен у армии осталось немало недвижимости, которая не имела к военной деятельности ни прямого, ни косвенного отношения. С этой целью в сентябре 2008 года был создан холдинг «Оборонсервис» (после скандала переименованный в «Гарнизон»). На официальном сайте организации указано следующее:

«Приоритетным направлением деятельности АО „Гарнизон“ является управление открытыми акционерными обществами „Авиаремонт“, „Спецремонт“, „Ремвооружение“, „Оборонстрой“, „Агропром“, „Оборонэнерго“, „Военторг“, „Славянка“ и координация их взаимодействия в интересах Вооруженных Сил Российской Федерации, государственных и иных заказчиков, включая иностранных».

Председателем совета директоров был назначен министр обороны Анатолий Сердюков. Сам Сердюков родился на Кубани, но учился в Ленинграде, там же он и остался жить, устроившись на работу заведующим мебельного магазина. После падения СССР он создал свою мебельную компанию. Все 1990-е годы Сердюков занимался мебелью, был не особо приметен. В начале «нулевых» он женился на дочери близкого путинского соратника Виктора Зубкова. Зубков в конце 1980-х был первым заместителем председателя Леноблисполкома, а в начале 1990-х работал в мэрии Собчака, как и Путин. В конце 1990-х он возглавил питерское управление налогового министерства в ранге замминистра.

Фото из архива Васильевой

После того как Сердюкова приняли в «семью», он забросил бизнес и стал резко подниматься по чиновничьей линии. Сначала он стал заместителем руководителя Межрайонной инспекции, а уже через год занял место своего тестя, возглавив управление в Петербурге. Время для питерских тогда было хорошее, команда бодро шла в гору, и в 2004-м году Сердюков получил первый министерский пост. Он возглавил министерство по налогам и сборам, которое вскоре было реформировано в Федеральную налоговую службу. В СМИ иногда встречаются упоминания об едва ли не решающей роли Сердюкова в деле ЮКОСа, однако налоговые проверки и дела по уклонению от налогов начались в компании в 2003 году, тогда как Сердюков возглавил налоговую только в 2004-м.

Незадолго до того, как Виктор Зубков стал премьер-министром, Сердюков был назначен руководить военным ведомством. В официальной «Российской газете» даже была опубликована статья о трудном детстве умного мальчика Толика Сердюкова:

«Главные открытия ждали нас в посёлке Черноморском соседнего Северского района, куда семья Сердюковых перебралась в начале 1970-х. В здешней школе, правда, об Анатолии тоже рассказали немного.

— Обычный мальчик, ничем от других не отличался, — вспоминает его классный руководитель Инна Артамонова. — Тихий, спокойный, в шалостях не замечен. После восьмого класса забрал документы и, как я слышала, поехал в Ленинград — в ПТУ. С тех пор мы и не виделись.

Но все оказалось по-другому. Ни в какой Ленинград Толик тогда не поехал, а документы забрал, потому что в 15 лет пришлось ему стать главой семьи и самому зарабатывать на жизнь. И если бы не поселковый клуб юных техников и не его директор, судьба будущего министра обороны могла пойти по-другому.

Александра Агаджанова в Черноморском знает каждый. 35 лет он занимается с подростками техническим творчеством. Толя Сердюков пришёл к нему, как только семья обосновалась в поселке. И с тех пор днями находился именно здесь.

— Он очень смышлёным был, — рассказывает Агаджанов. — Сестру его Галю хорошо знаю — часто вместе к нам приходили. А когда Толя восьмой класс заканчивал, так случилось, что они одни остались. Тут кое-кто пытался у них жилье отобрать, отправить его в ПТУ, он — ни в какую. Сказал: «Пойду работать, прокормлю себя и сестру». Так и вышло.

Трудоустроить 15-летнего подростка было непросто, но благодаря поручительству Агаджанова его взяли в гараж. Показали старый «УАЗик», дали задание починить развалюху. Мало кто верил, что пацану это удастся, но через пару месяцев Толик сам проехал за рулем колымаги по двору гаража. После работы шёл в вечернюю школу, утром его ждали на работе, а в перерывах занимался домашним хозяйством. Остается лишь удивляться, как Толик смог окончить вечернюю школу с хорошими отметками. Когда аттестат увидел Агаджанов, то пошел к начальнику расположенного в поселке НГДУ «Черноморстранснефть» и сказал: «Надо дальше парня учить».

Итак, осенью 2008 года была затеяна реформа российской армии и создан «Оборонсервис». После этого СМИ не вспоминали о холдинге четыре года, пока 25 октября 2012-го LifeNews не сообщил сенсационную новость:

«Следователи, пришедшие с обысками к бывшей главе департамента имущественных отношений Евгении Васильевой, обнаружили у неё дома самого министра обороны. Первый гражданский министр обороны РФ встретил следователей СКР на пороге квартиры Евгении Васильевой, когда правоохранители сообщили ему, что собираются проводить обыск в доме его подчинённой».

Спустя две с половиной недели по телеканалу «Россия» был показан фильм штатного «мочилы» Аркадия Мамонтова, в котором рассказывалось про чудовищную коррупцию в министерстве обороны, 13-комнатную квартиру Васильевой и про полторы тысячи изъятых при обыске ювелирных украшений. Через месяц после обыска Васильевой было предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. Её поместили под домашний арест с весьма мягкими условиями. Например, ей разрешалось покидать квартиру для прогулок, ходить в магазины, пользоваться интернетом и даже встречаться с Сердюковым, к тому моменту уже освобождённым от должности.

Пока шло следствие, обвинение Васильевой становилось всё серьёзнее. В окончательном обвинении Васильева обвиняется по 12 эпизодам и четырём уголовным статьям: мошенничество, легализация преступных средств, превышение должностных полномочий и злоупотребление оными. По версии следствия, Васильева, будучи главой департамента имущественных отношений, занималась продажей недвижимости по сильно заниженным ценам. СМИ сообщали об общем ущербе от продажи зданий в три миллиарда рублей. По данным, это были:

«31-й Государственный проектный институт спецстроительства» (ГПИС) на Смоленском бульваре в Москве (ущерб 282 млн руб.), здания главного управления обустройства войск в Большом Предтеченском переулке (ущерб 655 млн руб.), здания и земли гостиницы «Союз» на Университетском проспекте (ущерб 900 млн руб.), коттеджи и земли в поселке Пересыпь Краснодарского края (ущерб 92 млн руб.) и особняк бывшего магазина «Военная книга» на Арбате (ущерб 25 млн руб.)».

Как Васильева вообще оказалась в министерстве обороны? Благодаря Сердюкову, разумеется. Они познакомились еще на юрфаке СПбГУ, где Васильева получала первое образование, а Сердюков, уже делавший карьеру в налоговой, — второе.

Позднее она познакомилась со всесильным москвичом Владимиром Ресиным, который 10 лет был заместителем Лужкова и курировал строительство в столице. Некоторое время она была советником Ресина, но затем, надо полагать, не без его помощи, она возглавила несколько питерских «дочек» крупной московской строительной компании «СУ-155», владельцем которой является миллиардер Михаил Балакин. Он поднялся на государственных заказах на строительство, и с Ресиным его связывали хорошие отношения. Владимир Ресин даже был научным руководителем кандидатской диссертации Балакина.

В 2010 году Сердюков пригласил Васильеву в «Оборонсервис». Когда именно начались отношения Сердюкова и Васильевой, доподлинно неизвестно. Возможно, именно тогда. В любом случае, развёлся он в 2012 году. У Сердюкова тоже прошли обыски, а Путин публично пообещал, что экс-министра будут судить, не глядя на былые достижения. На Сердюкова были довольно неплохие показания со стороны менее высокопоставленных фигурантов дела «Оборонсервиса», которые утверждали, что министр обороны лично поручал продавать те или иные здания по заниженным ценам.

Однако в итоге ему предъявили самое нелепое обвинение из всех. В халатности. При том что там просто напрашивалось злоупотребление служебными полномочиями. Оказывается, это по халатности Сердюков поручил военнослужащим строить дорогу к базе отдыха «Житное», которая принадлежала мужу его сестры Валерию Пузикову.

В советские времена будущий миллионер Пузиков пахал кубанские поля на тракторе, но когда карьера Сердюкова пошла в гору, тоже переехал в Петербург, где сразу возглавил ФГУП «Санкт-Петербургский инженерно-технический центр Федеральной налоговой службы». После того как Сердюков перешел в Минобороны, он перевел этот ФГУП из ведения ФНС в военное министерство. По данным Газеты.ру,

«зятя бывшего министра заподозрили в растрате 12 млн бюджетных рублей, выделенных на аренду автомобилей премиум-класса для высших должностных лиц и зарплату людям, которые на деле не исполняли своих обязанностей.

По данным следствия, хищения были совершены в те времена, когда Пузиков руководил ФГУП „Санкт-Петербургский инженерно-технический центр Минобороны России“. Предприятие исполняло госконтракт на оказание услуг по автотранспортному обеспечению воинских формирований. Согласно документам, военное ведомство арендовало у предприятия автомобили Toyota Land Cruiser 78, Mercedes-Benz GL 320 4 Matic, Porsche Cayenne Turbo, Hummer и BMW 760LI, которые Пузиков, в свою очередь, взял в аренду у аффилированных коммерческих организаций, принадлежащих его жене. Техникой ведомство фактически не пользовалось, а предприятие с 2010 по 2013 год перечислило более 8 млн руб. Еще 4 млн руб. ушло на выплаты зарплат, премий и командировочных лицам, занимавшим должности менеджера, секретаря-референта и медицинской сестры».

Пузиков подался в бега, но затем добровольно явился к следователям и даже вернул государству скандальную базу отдыха «Житное», которая вообще-то была армейской базой отдыха, но внезапно стала его собственностью.

Валерий Пузиков

Итак, несмотря на большое количество эпизодов, которые можно было раскрутить, Сердюкову предъявили самое слабое из возможного — халатность, которая даже не предусматривает лишения свободы. А закончилась эта история и вовсе хорошо для нашего героя: дело было закрыто в связи с амнистией, под которую попал Сердюков.

Ну, а теперь прокурор, (!) считая вину всех фигурантов дела «Оборонсервиса» доказанной, (!) попросил для всех условные сроки.

«Как передает корреспондент „Интерфакса“, в частности, для Евгении Васильевой гособвинитель запросил восемь лет лишения свободы условно, а также штраф в размере один миллион рублей. Также прокурор призвал суд лишить ее государственного ордена Почета.

Для Максима Закутайло прокурор попросил четыре года условно, для Юрия Грехнева — шесть лет условно и 900 тыс. штрафа, для Ирины Егоровой — пять лет условно и штраф в 600 тыс. рублей, для Ларисы Егориной — шесть лет условно и штраф 900 тыс. рублей.

Также гособвинение попросило суд удовлетворить гражданские иски по делу и взыскать солидарно с подсудимых почти один миллиард рублей».

К слову, еще за сутки до этого «Российская газета» сообщила, что обвинение попросит условный срок для всех подсудимых.

«По информации из редакционных источников, в последнее время резко активизировались всевозможные нерядовые ходоки в высокие правоохранительные кабинеты. Разные чины утверждали одно: Евгения Васильева ни в коем случае не должна сесть за решетку. Абсолютный максимум, что ей можно дать, — условный срок и выпустить из зала суда.

Получит ли Васильева условный или настоящий срок, общественность узнает скоро — в мае планируется полностью завершить процесс. Так что до того дня, когда свое решение огласит суд, осталось совсем не много. Активно муссируются слухи, что государственный обвинитель может попросить для Васильевой именно условный срок».

Это выглядит особенно абсурдно и нелепо на фоне того, что более мелкие фигуранты «Оборонсервиса» уже осуждены и все получили реальные сроки. Например, Николай Любутов, который за деньги согласовывал покупательские запросы на недвижимость с Сердюковым, получил два с половиной года лишения свободы, причём с учетом сделки со следствием. Суть её заключается в том, что человек сотрудничает со следствием и всех сдаёт, а ему дают наказание ниже низшего.

Дмитрий Митяев, который был компаньоном Любутова, получил два года и восемь месяцев. Полковники Борис Мирошников и Александр Амбаров, продавшие четыре «Военторга» по согласованию с начальством, получили каждый по три с половиной года несмотря на сделку со следствием. Динара Билялова, возглавлявшая «Правовой центр», через который и продавались здания Минобороны, получила четыре года после сделки со следствием.

Любутов, Митяев, Мирошников, Амбаров и Билялова, получившие реальные сроки

На фоне наказания мелких сошек условное наказание для главных фигурантов (!) дела выглядит откровенным издевательством над здравым смыслом. Ведь сами же прокуроры на суде заявили:

«В ходе судебного процесса было доказано, что Васильева лично определяла кандидатуры для включения в советы директоров акционерных обществ, входящих в структуру холдинга „Оборонсервис“, назначала доверенных ей лиц гендиректорами субхолдингов и их ДЗО, что обеспечивало принятие нужных ей решений. Кроме того, она лично вошла в совет директоров ряда субхолдингов. Не позднее февраля 2011 года Васильева привлекла для совершения преступлений своих знакомых — Ларису Егорину, Максима Закутайло и Екатерину Сметанову.

Речь идет о превышении должностных полномочий при реализации недвижимого имущества в поселке Пересыпь Темрюкского района Краснодарского края и хищение денежных средств ОАО „ОМС“ при заключении исполнения агентского договора на реализацию недвижимости; хищении объектов недвижимости ОАО „31-й ГПИСС“ на Смоленском бульваре, 19, хищении акций 31-го ГПИСС, злоупотреблении Васильевой полномочиями председателя совета директоров 31-го ГПИСС; приобретении права на чужое имущество по адресу Арбат, 21; покушении на хищение объектов недвижимости ОАО „УТМВО“ на Большой Серпуховской, 35, а также хищение денежных средств вышеуказанных обществ при заключении исполнения агентских договоров на реализацию их недвижимого имущества. Кроме того, хищение денежных средств ОАО „ГУОВ“ при заключении в исполнении допсоглашения к агентскому договору и легализация отмывания денег, а также растрата денежных средств ОАО „ОМС“ Закутайло».

Поскольку дело очень громкое, всякая самодеятельность прокурора тут исключена, а обвинение согласовано «с кем надо». Прокурор Вера Пашковская — не сельская дурочка, и это не первый ее громкий процесс. Она была обвинителем, например, по делу об убийстве Анны Политковской.

Неожиданный ход прокуратуры поставил сразу несколько вопросов. Зачем вообще нужна сделка со следствием, если, как показывает практика, по ней назначают наказание гораздо большее, чем «нераскаявшимся». Сделка со следствием таким образом автоматически обессмысливается, причем не в первый раз (вспоминаем «болотное дело»).

Следует ли считать это дело исключением из правил или общим трендом на условные сроки по экономическим преступлениям? И самое главное — зачем всё это было нужно? Если это был показательный процесс, то он добился прямо противоположных целей — показал, что бюджетные деньги воровать можно и нужно.

Скорее всего, это дело не имело отношения к борьбе с коррупцией, потому что раскрутить коррупционное дело на всю страну и превратить его в фарс мог догадаться только самый последний идиот. Хотя и он бы от этой идеи отказался.

Поэтому версия с местью «семьи» выглядит самой адекватной. И нервы помотали, и без особых зверств обошлось. Ну а то, что государственная машина в очередной раз продемонстрировала свою абсурдность — кого это волнует в России?

Конечно, лоялисты наверняка нашли бы множество объяснений, если бы Васильева всё же получила условный срок. Напишут про масонскую ложу «Розовые тапочки», всесильные члены которой обманывают Путина, например.

А все остальные в очередной раз убедились бы в том, что люди у руля государства настолько презирают условное «общественное мнение», что не отличают граждан от каких-нибудь… даже не животных, а насекомых, так как могут себе позволить в каких-то личных целях устраивать такие балаганы, которые и на сельской ярмарке постеснялись бы показывать.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //