Терапия по-русски. Палата арестантов.

24 ноября в исправительной колонии №6 произошёл бунт. Заключённые восстали против бесчеловечного отношения к ним тюремщиков и т.н. «актива» – избиений, пыток, ущемления и так минимальных прав. Зона продолжает оставаться ГУЛАГом. Фотографии – как выглядит тюрьма в России.

Термин «Шоковая терапия» в широкий обиход впервые ввёл Варлам Шаламов, величайший русский писатель и гулаговский страдалец. В одноимённом рассказе он описывает, как в лагерной больнице врачи разоблачали симулянта – жесточайшими медицинскими экспериментами.

Чуть позже пламенный коммунистический идеолог, а затем перевёртыш Егор Гайдар воплотил рассказ Шаламова в жизнь: проведя эксперимент на выживаемость в масштабах России. «Шоковая терапия» Гайдара была и ещё величайшим обманом в истории страны: на словах декларируя прощание со сталинщиной и поход в Европу, экспериментатор лишь имитировал реформы, оставив как есть главный стержень российской политики – отношения между властью и человеком, колониального чиновника и бесправного туземца («говорящее орудие труда»).


24 ноября в ИК №6 в Копейске (Челябинская область) взбунтовались заключённые. Они больше суток на морозе, без приёма пищи простояли на плацу зоны, требуя прислать к ним прокурора. В ночь с 24 на 25 ноября в ИК вошёл ОМОН и спецотряды ГУФСИНа, началась карательная операция. Подробно за событиями в ИК №6 следит и описывает их журналист-правозащитник Олег Лурье, сам проведший несколько лет за колючей проволокой и оправданный за отсутствием состава преступления. Читайте эти записи у него в блоге.

Политтехнолог Алексей Рощин недавно верно подметил взаимоотношения начальничков и податного населения в России:

Люди на постсоветском пространстве невротизированы на протяжении нескольких поколений. Вся система управления в стране была выстроена по оккупационному принципу, то есть «сверху вниз». Начальство более высокого уровня назначало начальство низшего уровня, а сами обыватели были (и, по большому счету, остаются) полностью исключенными из этого процесса. Им дозволялось лишь условно «вотировать» назначения, произведенные не ими, на своеобразных «выборах без выбора».



Получалось, что в весьма «чувствительной» сфере, сфере защиты своих прав, включая права на жизнь, свободу и имущество, советский и постсоветский обыватель вынужден всецело полагаться на добрую волю неких абсолютно ему неизвестных и неподконтрольных «людей в форме». Ситуация психологически тяжёлая, по сути, порождающая постоянный стресс. Реальный УЖАС своей полной беззащитности осмеливаются осознавать немногие. Чаще происходит массовое вытеснение ужаса в подсознание (что и позволяет говорить о массовой, социальной невротизации).

Ну а заключённый в России – это низшее и самое бесправное существо в пищевой цепочке. Его статус хуже раба-негра в ранних США – американский плантатор понимал, что работник как минимум должен быть сыт и здоров, а его смерть – это прямой убыток, потеря актива. Инвалидность или же смерть зека в России не несёт никаких экономических потерь и тем более нравственных страданий у начальничка – новых бесплатно привезут. Даже наоборот, смерть идёт на пользу: дисциплинирует остальных и заставляет забыть об основных человеческих правах.

Зоны в Челябинской области вообще часто называют одним словом «Гестапо». Пытки и бесчеловечное содержание стали там нормой. ИК №6 стала знаменитой не только из-за беспредела администрации и актива, практика жизни в ней даже заставила изменить воровские законы. Началось всё со смерти в этой зоне в мае 2009 года знаменитого грузинского вора в законе:

«Резо Малания был коронован в Москве в 1996 году ворами в законе старой школы во главе с ныне покойным Шалвой Деканосидзе по кличке Чушка. После смерти Деканосидзе шефство над Гагой взял «серый кардинал» преступного мира Гурам Мачавариани по кличке Мачо или Гурам Старый, который слыл последним оплотом старых «воровских традиций». В 1999 году под крылом Мачавариани Малания обосновался в Ставропольском крае. Следуя принципам своего наставника не иметь собственного бизнеса и не выступать в роли третейского судьи в спорах между коммерсантами, Гага преимущественно жил за счет совершения преступлений. Успешный тандем двух этих воров просуществовал до августа 2005 года, когда Малания был арестован по обвинению в серии разбойных нападений в составе преступной группы. Гаге уже никогда не было суждено увидеть Гурама, который умер через полтора месяца после того, как в апреле 2007 года его воспитанник получил 18 лет колонии строгого режима.

Как следует из личного дела осужденного Малания, спустя месяц после прибытия в ИК-6 г.Копейска, он собственноручно написал заявление об отказе от «воровских традиций». Неровный почерк и казённый стиль сочиненных Гагой «покаянных писем» с несвойственными для грузина языковыми оборотами скорее говорят, что они были написаны им под диктовку в состоянии крайнего эмоционального возбуждения.

Несмотря на наличие такого убойного компромата, в дальнейшем Малания не пошел на сотрудничество с администрацией колонии и не потерял авторитет среди заключенных. За период пребывания в лагере Гага неоднократно допускал нарушения режима и подвергался дисциплинарным взысканиям. В соответствии с «воровскими традициями», находясь в «красной зоне», он мог содержаться только в штрафном изоляторе, где и провёл большую часть своего срока вплоть до последнего дня.

Хотя сами воры и признают смерть Гаги вследствие подорванного здоровья, родственники Малания исключают, что это было случайностью. Незадолго до его кончины в одной из колоний от истощения организма, завуалированного по официальной версии под цирроз печени, умер главарь банды грабителей Георгий Пипия, по делу которого Малания проходил соучастником.

Говорят, всю зиму Гагу держали в холодной камере. Лагерную фуфайку с пришитой нарукавной повязкой члена секции дисциплины и порядка, которую ему передавали охранники, он не надевал, оставаясь в одном нижнем белье. Гага умер во время голодовки, отказываясь прикасаться к тюремной посуде. После смерти тело Малания, нормальный вес которого при росте 195 см достигал 120 кг, весило не больше 60. По словам родственников, начальник ИК-6 г.Копейска Рустам Каримов клялся Эльдару, родному брату Гаги, приехавшему за телом, что смерть Малания на совести

Только за последние два года в местах заключения по тем или иным причинам умерло 9 воров в законе. В связи с этим, «воровской мир», озабоченный собственным выживанием, постановил не принимать во внимание отказные заявления, написанные под давлением или с угрозой для жизни и здоровья. Доказательством тому – посмертный «воровской прогон», в котором Гагу со всеми надлежащими почестями поминают, как вора. Несмотря на все ухищрения и пытки, для всех без исключения Гага умер вором, оставив открытым вопрос о целесообразности применения опыта челябинских «сучкорубов», которые, похоже, руководствуются единственно тем принципом, что мёртвый вор» лучше живого.

Добавим также, что в ИК №6 первыми начали применять такой вид пыток, как эмоциональная – заставляя зеков прослушивать не просто песни гомосексуалистов, но и о самих гомосексуалистах (известно отношение сидельцев к этой категории людей):

«Ситуация в штрафном изоляторе, где содержатся Локтионов и другие заключённые, остается в режиме пытки. Весь день через радиосеть ШИЗО очень громко транслируют по кругу одни и те же песни (одна из них издевательская «Голубая луна» в исполнении Бориса Моисеева), отчего все просто сходят с ума».

Мы не будем расписывать методы пыток в ИК №6 – об этом много сообщал и вышеупомянутый Олег Лурье, и сами заключённые этой зоны. Вот, к примеру, одно из таких свидетельств сразу нескольких зеков (по ссылке читайте продолжение):

«В апреле 2012 года при таком же унижении и оскорблении со стороны актива и сотрудников мне сломали копчик. В ЛПУ-3 города Челябинска сделали операцию на позвоночнике, теперь я инвалид».

Несколько фотографий российских зон – за последние 20 лет. Все они сделаны иностранными фотокорреспондентами:





Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //