Таки, интересная она какая то


Каждая эпоха задает свои стандарты женской привлекательности. Сегодня все мужчины дружно сходят с ума по хрупким томным красоткам с загадочной бледностью на лице, а завтра — выбирают исключительно румяных хохотушек с пышными формами. Сегодня в моде сдержанная чопорность, а завтра — полудетская непосредственность. Нужно ли стараться соответствовать модным тенденциям на «ярмарке невест» или лучше просто оставаться самой собой?

Недавно в одном из московских кафе я видела картину, очень напоминающую знаменитую сцену пикника из фильма «Унесенные ветром», где Скарлетт сидит в окружении толпы многочисленных поклонников и кокетливо выбирает того, кто будет удостоен чести принести ей сладкое: «А десерт принесет… Чарльз!» Несколько молодых людей заинтересованным и восторженным ульем окружили, как я была уверена, самую обаятельную и привлекательную из дам нашего времени.

Не имея возможности разглядеть прекрасную даму вблизи, я только слышала, как из «центра циклона» доносились отдельные ее реплики: «И вот, когда мы с Манюсей делали пересадку в Абу-Даби из первого терминала в третий…», «получили мы наш чемодан в Фантьете, а тут вьетнамский таксист…», «а креветки там в соевом соусе на сковороде — ах!»

А потом у прекрасной Шехерезады-рассказчицы возникла потребность на некоторое время покинуть рой своих поклонников, и тут я увидела, что внешне она далеко не фея и не богиня — так, самая обычная девушка возрастом немного за тридцать в дешевых джинсах, толстовке с этническим рисунком и посекшимися концами волос. Тем не менее, все собравшиеся в том кафе гламурные феи, богини и нимфы провожали ее завистливыми и обиженными взглядами — еще бы, ведь сладкоголосая Шехерезада под свои увлекательные истории с продолжением увела у них сегодня всех поклонников.

Это становится все более выраженной тенденцией: на вопрос о том, какую женщину они мечтали бы видеть рядом с собой, современные молодые люди в поиске уверенно отвечают: «Интересную». Интересность — это главная привлекательная человеческая черта нашего времени, с которой никакой конкуренции не выдерживают такие традиционные женские достоинства, как юный возраст, красота, спокойный характер, хозяйственность, не говоря уже о материальном достатке.

Иногда мне даже хочется провести смелый эксперимент, чтобы доподлинно выяснить: а до какой степени модная нынче интересность компенсирует все остальные женские недостатки? Вот если бы за столиком кафе оказалась не тридцатилетняя и спортивно сложенная любительница вольных путешествий, а согбенная восьмидесятилетняя бабушка в поношенном и пронафталиненном костюме, но сохранившая живой ум, такая невозможно интересная, которая была, например, военной летчицей, тайной героиней любовной лирики Бориса Пастернака и одновременно выдающимся ученым-вирусологом, то молодые поклонники тоже дарили бы ей столь же влюбленные взгляды, или женская привлекательность все же ограничена какими-то возрастными рамками?

Впрочем, и без экспериментов понятно, что путешественницы нынче в лидерах любовного фронта. Нет, конечно, это не те девушки, которые раз в год приходят в проверенное турагентство и покупают там пакетный тур в один и тот же отель в Турции. Это рисковые особы, которых постоянно манят новые места и неведомые края. Они самостоятельно прокладывают свои маршруты на карте, часто заранее точно не представляя, где именно их застанет ночь или каким транспортом они доберутся из точки А в точку В. Путешественницы, которые жаждут ярких впечатлений и готовы к приключениям.

Пожалуй, на втором месте — девушки с высокой потребностью в пище для ума и независимостью мышления. В отличие от путешественниц они, быть может, ни разу не взбирались на пирамиды Теотиуакана и не кормили с рук в Антарктиде пингвинов, но их рассуждения по разным поводам — это такое увлекательное путешествие, что не нужны никакие пирамиды.

А есть еще те, кто поет под гитару песни собственного сочинения. А также те, кто носит очень смелые, стильные и необычные наряды — детальный портрет придумайте сами. Те, кто танцует фламенко, фехтует на японских мечах и пишет сентиментальные акварели, а иногда совмещает все это даже в одном лице.

Порой мужчины, выбирающие себе возлюбленных и жен по принципу интересности, кажутся нам по молодости своей недальновидными и глупыми. Казалось бы, какое отношение имеют ее хождения за три моря к семейной повседневности? Вот выйдет замуж, родит ребенка, засядет дома и станет такой же, как все, простые неинтересные бабы с их борщами, глажеными простынями и одноразовыми подгузниками — никаких тебе экзотических приветов с острова Шри-Ланка и сувениров из крокодильего питомника. Так почему бы сразу не взять в жены такую, которая без шести ежегодных поездок в новые города и страны не начнет скучать, потому как ни разу не выезжала за пределы своего уездного города Гадюкинска?

А потому, что все они — и путешественницы, и мыслительницы, и самодеятельные танцовщицы-певицы имеют опыт такой безграничной внутренней свободы, такого свежего дыхания полной грудью, которое не вывести даже десятью годами непрерывного материнско-домохозяйского сидения в четырех стенах. И этот глоток свободы, который всегда с тобой, и независимый взгляд на вещи, и отсутствие страха перемен, а, напротив, постоянная к ним готовность — они дорогого стоят. Когда они есть, то неважно, что жена тебя на десять лет старше и губы у нее не как у Анджелины Джоли.

Если пришло время интересных, то, может быть, пора открыть свою степень свободы и сделаться одной из них? Даже вне зависимости от успеха у мужчин — ведь быть интересной просто веселее и приятнее.






Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //