Такая Люся


К тридцати годам в анамнезе у Ивановой значился пылкий роман с Юрием, нудная повесть с Константином и три коротких, соперничающих по своей бессмысленности рассказа со Станиславом, Максом и Митенькой.

Ах да, ещё Сидоров, ну, это вообще заметка в стенгазету. Перечитывать не тянуло.

Иванова подумала, не судьба так не судьба, вздохнула и решила уйти из литературы. Записалась на курсы вязания и отправилась в приют за верным другом.

Не знаете, какую? - спросили в приюте, походите, присмотритесь, сразу поймёте, ваша собака или нет.

Иванова обошла все клетки и вольеры. Сердце ни разу не ёкнуло.

- Никого больше нету? А за ящиком кто?

- Это наша Люся, да вы её всё равно не возьмёте, Люся! иди сюда! не бойся!

Из-за ящика высунулась Люся, серо-бурой масти, в чёрных пятнах, горбатая какая-то, со зверской мордой, жуть ходячая, а не собака, глянула на Иванову и, за неимением хвоста, приветливо завиляла задом.




Люся добрая, но сами ж видите, её уже брали, через два дня вернули, сказали, на улицу стыдно выйти, никому ты, Люсечка, не нужна, несчастливица ты наша.

Как и я, как и я, подумала Иванова и сказала, пошли, Люся, мы с тобой споёмся, платить что-нибудь надо?

Соседка аж взвизгнула, ой! Это кто? Из приюта? Там что, человеческих собак не было?!

Мальчик из квартиры этажом выше спросил, тётя Даша, а она хохочет? Я кино смотрел, они ночью хохочут! Мама! Давай тоже гиену заведём!

Жизнь упорядочилась. Утром Иванова выводила Люсю, потом на работу, вечером гуляли подолгу.

В приюте не обманули – страшная Люся оказалась на диво ласковой и воспитанной особой. Правда, чужих не жаловала, рычала, защищала Иванову от возможных посягательств.

Взалкавшему реанимации отношений Сидорову порвала штаны и чуть не прокусила ногу.

- Дура ты, Иванова, - крикнул покусанный Сидоров, и собака у тебя дура, обе бешеные!

На курсах вязания преподавательница сказала, вы многому научились, пора показать ваши умения, через месяц жду готовую вещь, что угодно, выбирайте сами, у кого со временем туго, можете связать платьице для куклы, на последнем занятии мы все вместе оценим ваши работы, ну и для кого вяжете, тот пусть и продемонстрирует.

Сперва Иванова хотела осчастливить себя, но дело не заладилось, на выходе уродство какое-то. И тогда Иванова решила связать пуловерчик Люсе. Осень на носу, холодает.

-Ну что ж, - сказала преподавательница, стараясь не глядеть на Люсю, вижу, вы старались.

Люся в розовом стала звездой микрорайона, люди останавливались и долго смотрели вслед, одна старушка даже перекрестилась.
Иванова не заморачивалась, пусть глазеют, зато Люся не мерзнёт. И связала Люсе фиалковый свитерок. На смену.

Как-то вечером отправилась за кормом, Люсю привязала у входа. Купила, вышла и обнаружила мужика, с интересом разглядывающего Люсю.

- Простите за любопытство, это порода такая? - спросил мужик.

- Это собака такая! Кому не нравится, пусть не смотрит! - рявкнула Иванова, - Вам всем лишь бы внешность, а на душу – что у человека, что у собаки – вам наплевать!

- Вам ли на внешность жаловаться, - сказал мужик, - А собачка мне как раз нравится, ну что, собачка, подружимся? И протянул руку, чтобы погладить Люсю.

- Осторожней! Укусит! Она чужих не любит! - крикнула Иванова.

А Люся, вместо отгрызания руки, ткнулась башкой в ладонь и заурчала.

- Хорошая собачка, хорошая, - сказал мужик, - Ну что, осталось с хозяйкой подружиться.

Никуда литература от Ивановой не делась. Пятый год пошёл. Пятый том дописывают.





Метки:


Комментарии:


Поиск по сайту
Архивы
© 2019   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //