Судьба Валерии Федорович


Валерия Геннадьевна Федорович родилась летом 1992 года в Нижегородской области, в городе Кстово. Её мама – инженер в сфере строительства, а отец – военнослужащий. Когда Лере было 8 лет, она вместе с родителями перебралась в Москву.

Актриса активно занималась музыкой и танцами с детства. Окончив школу, она поступила в ВТУ имени Щепкина (курс Р.Г. Солнцевой»). Сегодня Валерия Федорович играет на сцене учебного театра: приняла участие в спектаклях «Бдительный страж», «Зойкина квартира».

В детстве Валерия Федорович любила выступать, неважно где — на сцене или у доски перед одноклассниками. Хотя в ее семье представителей творческих профессий не было. «Разве что бабушка, которая руководила театральным кружком в школе и пела во время всех праздничных застолий, — вспоминает Валерия. — Что касается родителей, то они к самодеятельности всегда относились довольно скептически: мама у меня инженер в области строительства, а папа — военный, полковник. Хотя иногда мне кажется, что, родись он в городе, а не в маленькой деревушке, обязательно стал бы актером. Я же с детства была уверена, что буду или учителем, или актрисой. Но так плохо училась в школе, что мама мне однажды сказала: «Лера, ну чему ты научишь детей?!» Вот я и выбрала актерскую стезю. Конечно, я и сама понимала, что с моими оценками меня никуда не возьмут. Ужасно, но это так».

Дата рождения: 12 августа 1992 г.
Возраст: 24 года
Место рождения: Кстово, Россия
Рост: 171
Семейное положение: замужем

Молодая актриса Валерия Федорович, начавшая карьеру в кино в 2013 году, уже завоевала сердца многих зрителей. Её первой ролью стал образ Али в фильме «Тайна перевала Дятлова».

Симпатичная и обаятельная девушка знакома также по проекту «Выжить после» Федора Бондарчука, в котором сыграла добрую и безобидную Наташу. Девушка и ещё несколько молодых людей оказались заперты в бункере под захваченной смертельным вирусом Москвой. В этом фильме Наташа по характеру довольно близка самой актрисе – не думает лишь о себе и поддерживает других в критической ситуации.

Но наибольшую популярность Валерии принесла роль специалиста молекулярной кухни Кати, дочери шеф-повара Виктора Баринова, в 3-м сезоне комедийного телесериала «Кухня» (СТС). Её героиня – дерзкая байкерша, первая женщина в команде французского ресторана Claude Monet и конкурентка Вики (Елена Подкаминская) в борьбе за сердце повара Максима (Марк Богатырев).

«Когда однокурсники посмотрели «Кухню», смеялись: «Ну секс-бомба!». В институте я ходила ненакрашенная, в растянутых мужских рубашках, кофтах и брюках. И только гримеры научили меня подчеркивать свои достоинства: губы поярче, стрелки. Ещё я проводила аутотренинги, постоянно внушала себе, что я самая лучшая, самая красивая и самая сексуальная. Иначе телезритель мне не поверит», - поделилась актриса.

В феврале 2016 года состоялась премьера уже шестого сезона этого рейтингового сериала. Главные роли, как и в предыдущих сериях, здесь исполнили Дмитрий Нагиев, Дмитрий Назаров, Марк Богатырёв, Елена Подкаминская и другие талантливые актеры.

Последними работами Валерии Федорович стали роли в картинах «Всё вернется», «Прощай, любимая!», «На дальней заставе» и сериал «Вечный отпуск», ремьера которого состоялась в марте 2016 года. Здесь Валерия сыграла с Константином Крюковым в главной роли.

Личная жизнь

В 2013 году Валерия Федорович вышла замуж за Максима Онищенко. Её избранник является актером Театра Романа Виктюка. Как рассказывает Валерия в одном интервью, из-за съемок в "Кухне" их медовый месяц длился всего 6 дней.

Фильмография

Кухня. Последняя битва (2017)
Высокие каблуки (2016) ... Света
Вечный отпуск (сериал, 2016) ... Саша Кравцова
На дальней заставе (сериал, 2015 – ...)
Все вернется (мини-сериал, 2014) ... Наталья Корсунова
Прощай, любимая... (сериал, 2014) ... хостес в ресторане
Выжить После (сериал, 2013 – 2016) ... Наташа (1 сезон)
Виолетта из Атамановки (мини-сериал, 2013) ... Надя
Тайна перевала Дятлова (2013) ... Аля (20 лет)
Кухня (сериал, 2012 – 2016) ... Катя Семенова, старшая дочь Баринова

Недавняя выпускница Щепкинского театрального института Валерия Федорович ярко стартовала в кино, сыграв роль Кати — дочери Баринова — в громком сериале «Кухня», а затем главной героини Саши в приключенческой картине «Вечный отпуск» на СТС.

— Ваше попадание в сериал «Кухня» — это удача? Долго шли к большой и главной роли?

— Абсолютное стечение обстоятельств!Как мне рассказали на площадке потом, когда я уже начала сниматься, оставалось три дня до начала съемок, а еще не было исполнительницы роли Кати. Несколькими месяцами раньше кастинг-директор «Кухни» увидела меня в спектакле «Зойкина квартира». В этой постановке я играла в институте. Не должна была играть — заменяла заболевшую девочку. Прямо мистика, чудесное для меня стечение обстоятельств. Если б я не заменяла, ничего бы не было — а тут на кастинг пригласили. И я пошла, подумав про себя, если честно, немного скептически: «Сериал, ага...»

Я не смотрела «Кухню». Зачем-то надела каблуки, хотя обычно на каблуках не хожу. Пробы прошли очень легко. С Андреем Николаевичем Першиным (режиссер, сценарист и продюсер — авт.) просто поговорили, я рассказывала про свою собаку, он смеялся. Потом он предложил произнести на камеру несколько фраз из сценария — я произнесла. И меня утвердили довольно быстро.

— На тот момент сериал уже был успешным, известным. Сложно вписаться в сложившуюся команду?

— Вначале я всего боялась. Первая большая роль в кино. Но спасибо ребятам, коллективу — они видели, в каком я зажиме, подбадривали, поддерживали. Месяца через два кто-то сказал: «О, Лерка, ты уже начала улыбаться и шутить». Поначалу говорили даже, будто я нелюдимая. А я стеснялась — ну а что буду к ним лезть? (улыбается) Мне бы разобраться с ролью, перестать бояться Дмитрия Юрьевича Назарова...

— В самом деле боялись?

— Казалось, мастер видит меня насквозь, как я ужасно играю! Но я благодарна ему — такой тренинг, стимул! Артистам же дай волю расслабиться, мы же ленивые: «А, хорошо, я поняла, я все знаю». А я какая ленивая! (смеется) А тут был тонус. Большой артист перед тобой! Он не спускал строгих глаз. Я старалась держать планку.

— Вы похожи с Катей?

— Вообще нет. Разве что она не терпит несправедливости — и я тоже молчать не стану. Но она смелей меня, увереннее, нахальнее. Она дерзкая. Нет, мы не похожи.

— А Саша из сериала «Вечный отпуск» на том же СТС вам близка?

— Тоже нет. Удивительно, но все героини от меня далеки. К Саше я вообще не понимала, с какой стороны подойти.

— Гадина редкая получилась в вашем исполнении!

— Спасибо, это лучший комплимент артисту! (улыбается). Я этого и добивалась, чтобы именно так ее воспринимали. Ну а как еще относиться к человеку, который дня в жизни не работал и считает, что ей все вокруг должны, потому что у нее папа богатый?

— Как вам работалось с Яном Цапником, сыгравшим папу вашей героини?

— Я благодарна судьбе за то, с какими партнерами она меня сводит. Дмитрий Юрьевич Назаров — в «Кухне», в «Вечном отпуске» — Ян Юрьевич Цапник, он давал советы, поддерживал. Смотрела на него и думала: «О Боже, он играл на одной сцене с Алисой Бруновной Фрейндлих, с Олегом Валериановичем Басилашвили, такая школа театральная!» А он, словно прочитав мои мысли, говорил: «Проживай, просто живи в роли». Иногда он мягко упрекал: «Не дотянула». Я понимала, что он прав, и благодарна ему. За его советы, за правду. Я словно лотерейный билет вытащила — потому что такие партнеры! Костя Крюков — тактичный, умнейший, спокойный. У нас товарищество, хорошие партнерские отношения.

— Не так давно вы закончили театральный институт. Одно дело — теория, а другое — практика: что оказалось для вас самым неожиданным в актерской профессии, на съемочной площадке?

— Я поступала маленькой — в 16 лет. Размышляла про себя: как здорово, выходишь на сцену. Аплодисменты, цветы. Такая балда! Оказалось, профессия — это самокопание, поиск смысла и сути. Очень объемная литературная программа...

— Вы легко поступили?

— Сейчас думаю: да. Раньше не задумывалась. В конце 10 класса решила, что хочу поступать — и стала готовиться. Не думала, что в театральных 200 человек на место и вдруг не поступлю. Приходила, улыбалась, пела песни, читала стихи и прозу. Достоевский, Толстой, Бродский. Пушкин, «Евгений Онегин». Цветаева. И поступила с первого раза. Мне кажется, помогла именно безбашенность, какая-то даже безответственность. Почему-то, когда выходила с тура, уже знала, что пойду дальше. Видимо, не умом шла, а какой-то интуицией, внутренним голосом.

— Как относятся родители к вашему успеху?

— Гордятся, конечно. Они рады. Не ожидали. В детстве я была безумная шалопайка. Мама рассказывает до сих пор про меня в детском возрасте: «Тебе заплетешь колосок — через полчаса от колоска ничего не оставалось. Я иду с работы, а ты бежишь мне навстречу грязная, растрепанная, в очках. Но улыбаешься — такой улыбкой, что мы всё тебе прощали».

В школе я очень плохо училась, прогуливала. Кроме литературы, истории и русского языка ничего не интересовало. Троечница — клеймо до конца школы. Правда, занималась танцами и училась в музыкальной школе — играю на фортепиано. Но танцевала ужасно — была как гадкий утенок. Думала, что некрасивая — раз ношу очки. Приняла как факт, что не пользуюсь успехом у мальчиков. Обидно, поплачу. (улыбается)

И вот поступила в институт. Там мне стало так интересно учиться, что закончила с красным дипломом. Родители в шоке: «Лера, это шутка?» Какая шутка, я сама была в шоке! Просто в институте мне было интересно, а в школе — нет. Хотя школа хорошая, класс нормальный — гимназический, мы изучали два языка: немецкий и английский.

— Языки не пригодились пока?

— Конечно пригождаются, это я их всё не выучу — я ленивая.

Верю в знаки, кто-то ведет по жизни

— Назовите, пожалуйста, пять человек, кто более других повлиял на ваше становление личности.

— В первую очередь это мои родители. Восхищаюсь мамой. Такой силы женщина! Она сама всего добилась. Девочка из деревни, старшая в семье — их пять дочек. В 15 лет она уехала из дома. Сама закончила техникум. Потом закончила юридический институт. Сейчас она в строительной фирме руководит — строят дома. Хрупкая женщина.

Как мы жили! В 18-метровой комнате — родители, мы с сестрой, кот и кошка. Комната перегорожена шкафом — тут родительская часть, тут наша с сестрой. Туалет с душем два на два метра. Кухня — три на три. Но были счастливы. Все так жили. Сухие пайки, помню, были у нас — папа военный. Нам еще повезло — мы не кочевали по гарнизонам. Были знакомые семьи, вообще на коробках жили. Ребята приходили в школу, разговаривали: «Ты сколько школ сменил? — Пять. — А я семь». Мне повезло, я всего две школы поменяла.

Вторым важным человеком, повлиявшим на меня, конечно, назову папу. С мамой они совсем разные. Мама, может быть, строже и резче. Папа — всегда на моей стороне. Он, как я уже сказала, военный, закончил Кстовское военное училище, потом академию в Москве. 9 мая мы каждый год всей семьей смотрели по телевизору парад на Красной площади и фильм «Офицеры» — любимая картина. Папа когда-то участвовал в параде 9 мая. Шел — молодой, красивый, в форме. Белые перчатки!

Именно папа помог мне, когда решила поступать в театральный. Он, так вышло, знаком с Никитой Владимировичем Высоцким. Познакомились они случайно через общего друга. Мы с папой говорили о моем поступлении, и он вдруг вспомнил: «Мама Никиты, Людмила Владимировна Абрамова, актриса. Вдруг сможет с тобой позаниматься?» . Папа позвонил Никите Владимировичу, а он сразу предупредил: «Моя мама не берет денег. Она посмотрит вашу дочь. Если захочет с ней заниматься, то будет. Если не захочет — извините». Я помню, пришла в музей — там проходила первая встреча с Людмилой Владимировной. Очень боялась. Читала стихи. Людмила Владимировна стала со мной заниматься.

Бывало, я теряла веру в себя (думаю, со всеми такое случается), приходила к ней вся в переживаниях: «Не понимаю ничего, не знаю, не получается...» Людмила Владимировна в ответ говорила такую фразу: «Отчаяние — это нормальное состояние творческого человека». Она тоже повлияла на меня.

Не могу не назвать Римму Гавриловну Солнцеву — нашего мастера в театральном.

— Говорят, она очень строга.

— И это прекрасно! Мне кажется, строгость — то, что нужно молодым. «Тратиться надо, батенька» — любимая фраза Риммы Гавриловны. Она всегда говорила нам, что плохой человек не может стать хорошим артистом, ставила на первое место человеческие качества. На нашем курсе не было зависти, Римма Гавриловна говорила, что зависть разрушает личность. У нас очень хороший курс. Сейчас в детях, наоборот, культивируют необходимость толкаться локтями, идти по головам. А зачем? твое от тебя не уйдет.

Пятый важный человек в моей жизни — муж Максим. Он научил, что нельзя замалчивать проблему, если она есть. Надо говорить. Не малодушничать, а говорить открыто.

— Чем увлекаетесь, кроме кино?

— Люблю гулять. Просто ходить в кино.

— Вас узнают на улицах?

— Почти нет — в жизни я другая, чем на экране. Узнали один раз. Спросили дорогу, я стала объяснять, человек вдруг заулыбался и спросил: «Ой, это вы?» А я смущаться начинаю, краснеть.

— В Интернете вам пишут?

— Да. В основном дети. Хочется всем ответить.

— Какой видите свою жизнь через десять лет?

— Не знаю. Я в знаки верю. В знаки судьбы. Верю, что не от нас многое зависит. Кто-то ведет меня по жизни, помогает, возможно, это ангел-хранитель.

— Если не в актерской профессии, то где могли бы найти себя?

— Не хотела бы говорить громких слов, что без актерства умру. Если не будет складываться, что же я буду — до 50 лет сидеть и ждать ролей?

Я бы пошла во флористы, мне нравится составлять букеты. Сестра моя, к слову, закончила землеустроительный институт. Она всегда подсмеивалась надо мной: «Лера как всегда в своем репертуаре — актрисулька». С юмором воспринимает мою профессию.

— Какие книги лежат сейчас у вас на столе, что читаете?

— Их две. Пастернак, «Доктор Живаго». А вторая — Данелия, «Безбилетный пассажир».

— А что хочется сыграть?

— Нет предпочтений. Просто чтобы интересный материал, интересная роль.

У тебя так развита интуиция, почему ты тогда хотела отказаться от съемок в «Кухне»?

Ну да, с «Кухней» интуиция подвела. (Улыбается.) Когда я только окончила училище, ни в один из театров меня не взяли. Расстроилась я тогда жутко. Стала уговаривать себя, что свет клином на этом не сошелся, что есть время спокойно подготовиться к свадьбе, — я как раз тогда собиралась замуж. Параллельно похаживала на разные кастинги. И тут меня приглашают на «Кухню». Один раз посмотрели, потом пригласили еще раз, на пробы с костюмом. Ну, думаю, ладно, схожу, всё равно не утвердят. И представляешь, утвердили! А у меня свадьба. Что делать? Хотелось быть примерной невестой, а тут бац — и роль. Начинать семейную жизнь с переноса свадьбы мне казалось несерьезным.

Может, ты испугалась ответственности?

Сейчас я понимаю, что это было именно так. В голове тогда была только одна мысль: я не готова, я ничего не хочу. В институте у меня вообще был очень необычный страх для актрисы — боязнь сцены. Каждый раз я безумно переживала. Ребята подбадривали: «Ты лучше всех, всё будет хорошо!» И это работало.

Откуда такая неуверенность в себе?

Я всё время думала: а справлюсь ли я? Наверное, неверие в свои силы обострилось после того, как меня никуда не взяли по окончании института и я осталась один на один со своими мыслями. Я тогда вообще не понимала, куда идти и что делать, — я же больше ничего не умею.

На кастинге «Кухни» этот страх тебе всё же удалось преодолеть?

Просто я вообще ни о чем тогда не думала и совершенно не старалась. Парадокс, да? (Улыбается.) Пробы проводил режиссер третьего сезона Жора Крыжовников, он же Андрей Николаевич Першин. Он сразу стал налаживать со мной контакт. Наверное, поэтому я особо и не старалась. Мы о чем-то беседовали, я несла чушь про семью, про собаку. И уже в конце он сказал: «Ну, давайте попробуем!» Попробовала. Пригласили ещё раз — и утвердили! Это было, конечно, неожиданно.

Лера, а свадьбу в итоге пришлось перенести?

Спасибо огромное кастинг-директору, которая поколдовала и каким-то чудесным образом изменила график съемок. Была свадьба, а за ней медовый месяц в виде шести дней в Греции. Больше выкроить никак не смогли, сказали: «Решай сама: либо снимаешься, либо нет, ждать не можем».

Муж согласился с этим?

Конечно. Он меня, сомневающуюся, и подтолкнул. Сказал: «Ну ты чего, Лер? Соберись!» Помог мне отважиться. Пинком под зад. Объяснил, что это мой дурацкий внутренний страх, что нужно просто окунуться в процесс. А я всё твердила: «Нет-нет, я боюсь, я не готова… Да и свадьба на носу!» (Смеется.) В итоге начались съемки, которые потом прервались на свадьбу. Кстати, она у нас была веселой, потому что большую часть гостей составляли актеры, и это было незабываемо, как в фильме «Горько!».

Неужели и выкуп был?

Был и выкуп, но я сделала это исключительно для родителей. На этапе подготовки они засыпали меня вопросами: «Подожди, а как же ты каравай не будешь откусывать?» — «Мам!» — «А выкуп?» — «Мам!» — «Ну пожалуйста!» Я подумала: ну раз уж для них это имеет такое значение, то пусть будет. Поэтому всё было традиционно, но весело. Во время выкупа однокурсники изрисовали весь подъезд, перегородили дорогу, надели мусорные пакеты на голову, стреляли из игрушечных пистолетов, а мой супруг, Максим, влезал ко мне через окно. А после свадьбы мы поехали в Грецию, и я усиленно мазалась солнцезащитным кремом, потому что из-за съемок мне нельзя было загорать. (Улыбается.)

Твой супруг, Максим Онищенко, — тоже актер. Где вы познакомились?

Всё банально: я увидела Максима сначала у нас в институте, а потом на сцене, в роли Алексея Турбина. После спектакля мы обменялись парой фраз, и всё. И только через несколько лет, когда я училась на четвертом курсе, он вдруг позвонил, и всё закрутилось. Думаю, решающим моментом стала наша совместная подработка Дедом Морозом и Снегурочкой. После третьей елки мы с Максимом поняли, что нужны друг другу.

А сейчас Максим дает тебе профессиональные советы?

Да, он может. Максим критикует меня, но это полезная критика. Она не разрушающая, а наоборот.

А когда критикуют партнеры по съемочной площадке, не обижаешься?

Да, Дмитрий Юрьевич Назаров может и жесткое словцо сказать. Да так, что ком в горле стоять будет. Прямо перед съемкой может подойти и сказать: «Слушай, ты только что запорола сцену». И уйти. И всё. А тебе нужно дальше работать. Но я не обижаюсь. Наоборот, благодарна тем, кто делает мне замечания. Было бы хуже, если бы на меня не обращали внимания. Ну кто еще толкнет и скажет: «Эй, ты это чего, очнись! Что ты тут фигню какую-то делаешь? Как ты работаешь?» И всё, я сразу думаю: блин, и вправду расслабилась. А так меня держат в тонусе. В свой первый съемочный день я подошла к Дмитрию Юрьевичу и увидела человека-глыбу, по-другому не назвать! Я забыла, что должна говорить по роли, у меня начал дергаться глаз. Хотя, конечно, Дмитрий Юрьевич только прикрывается строгостью, на самом деле по глазам видно, что он добрый. А уж с Дмитрием Нагиевым на одной площадке и вовсе тяжело сниматься: он постоянно шутит так, что боишься сорвать съемочный процесс, только и ждешь крика «Снято!», чтобы расхохотаться. Но мы с ним мало говорим.

Лера, сейчас на площадке ты чувствуешь себя уверенно?

Нет, не чувствую.

А ты могла бы прийти к режиссеру и сказать: «Вам нужна именно я»?

Я так не смогу. Мне кажется, это наглость. Пока я к этому не готова. Откуда я знаю, что со мной произойдет через тридцать секунд? А может быть, мне дадут эту роль, а я облажаюсь. Мне кажется, неприлично так напрашиваться.

Ты стеснительная?

Да, стеснительная.

Разве актриса может быть стеснительной? А если нужно будет играть откровенные сцены?

А это две разные вещи. Одно дело — ты в жизни и совсем другое — перед камерой.

На мотоцикле, как твоя героиня Катя, катаешься?

Нет, даже в фильме за меня это делал каскадер. Я порывалась несколько раз: «Давайте я сама, научите меня». (Смеется.) Мы с Катей совсем не похожи. В жизни я почти не крашусь. Когда первый раз увидела себя в гриме, сильно удивилась. Единственное, как и она, ношу кожаные куртки и люблю черный цвет. Мама постоянно мне говорила: «Доченька, может быть, ты себе платьице купишь?» Но я непреклонна. Когда училась в институте, вся эта девчачья шелуха от меня отлипла. Может, просто я стала раскрываться? Я поняла, что люди мне могут быть интересны сами по себе, без всего лишнего.

А молекулярной кухней не увлеклась после съемок?

Не прижилась она у меня. (Улыбается.) А вот мой муж очень вкусно готовит. И самое главное, любит это дело. Например, если я себе по-быстрому делаю какую-нибудь яичницу, то он будет готовить такую же, но особым способом, с разными ингредиентами. Вот он и молекулярной кухней загорелся, задает мне теперь вопросы, а я его консультирую. Все-таки я теперь специалист в этой области.






Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //