Судьба сына Валерия Золотухина

Коллекция отличных, редких и эмоциональных гифок (gif, видеороликов), а также юмор в Телеграм канале КОЛЛЕКЦИЯ @collection_good.


Как сын Золотухина стал отцом Дионисием. Мама — Нина Шацкая, папа — Валерий Золотухин, отчим — Леонид Филатов. Кем в такой семье мог вырасти ребенок? Очевидный ответ: актером и/или режиссером. Однако родители хотели, чтобы мальчик занимался музыкой — способности передались от отца. Денису купили пианино и в пять лет определили в престижную школу — к лучшему педагогу. Сонаты и прелюдии не вдохновляли ребенка. Тем не менее он учился, чтобы не расстраивать родителей.

Отчим занимался им больше, чем родной отец

В 9 лет они расстроили его сами, решив развестись. Валерий не был верным мужем — Нине надоели его романы. А Денис на всю жизнь запомнил день, когда уходил отец — мальчик рыдал весь день…

В тот момент Шацкая и Филатов уже понимали, что друг без друга не могут. Но сначала оба не решались разрушить семьи. А потом Нина еще четыре года была одна… Пока однажды не спросила у сына: «А если я выйду замуж?» Денис напрягся. Но услышав знакомое имя, обрадовался. Нина и Валера дружили с Лёней и Лидой (Савченко). У них даже дома были друг напротив друга. И служили все в одном театре.

Так в жизни двух семей случилась почти киношная история, в которой были любовь и измены, счастье и боль. А у Дениса образовалось два папы — называть Лёню отчимом язык не поворачивался. Филатов занимался пасынком больше, чем родной отец. Не имевший своих детей, он считал Дениса родным. Делал с ним уроки, учил разговаривать с хулиганами, давать отпор — «локтем под дых». Да и просто был авторитетом — в хорошем смысле слова. Вопреки маминому желанию, Золотухин-младший с детства хотел стать актером, в 9 лет даже снялся с отцом в фильме «Предварительное расследование». Но музучилище при консерватории ему все-таки пришлось окончить.




Заявил родным, что хочет стать монахом

А потом была армия. Обычная войсковая часть в Курске. Никто из родственников отмазывать парня не собирался. Единственное, что они сделали, — спустя какое-то время перевели Дениса в Москву, в ансамбль песни и пляски имени Александрова. Он смог бывать дома и однажды увидел у мамы подаренную кем-то Библию. Выпросил почитать, увлекся... Решил поступать на истфак МГУ, но Филатов убедил выбрать режиссуру. Так что основными занятиями Дениса стали просмотр фильмов и чтение русской литературы. Леонид даже дал денег на платное обучение.

Однако уже на первом курсе ВГИКа Денис стал ходить в церковь святого Мартина Исповедника — пел на клиросе, был алтарником. Тогда и курить бросил, хотя дымил с 12 лет. А потом вдруг заявил родным, что хочет стать монахом… Мама и бабушка были не в восторге от такого заявления. А Филатов и вовсе отмел эту идею: «Сначала нужно состояться в мирской жизни, чего-то добиться в профессиональном плане…»

Проучившись еще год, Денис понял, что дальше тянуть нет смысла и тайком уехал в Троице-Сергиеву лавру — поступать в духовную семинарию. Узнав о решении сына, отец благословил его. А отчим сильно расстроился.

Сразу подумал: «Она будет моей женой»
У Дениса же началась новая жизнь, состоящая из занятий, молитв и послушаний. Однако окончить семинарию ему не довелось.

Еще во время вступительных экзаменов Денис приметил в трапезной официантку, тут же подумал: «Она будет моей женой». И став семинаристом, сразу все для себя решил.

Алла родилась в многодетной семье в украинском Павлодаре, окончила швейное ПТУ, но после распада СССР вынуждена была вслед за сестрой уехать в Россию на заработки. Когда Денису выпало послушание на кухне, он, чистя картошку, обо всем расспросил 18-летнюю девушку. А на третьем свидании предложил руку и сердце. Они подали заявление в загс и прошение ректору. И началось!..

Денис тут же прослыл смутьяном — жениться семинаристам разрешается не раньше четвертого курса. Про Аллу говорили непристойности, называли колдуньей. Руководство семинарии вынуждено было обратиться за помощью к народному артисту Золотухину. Валерий Сергеевич чуть ли не в ночь примчался в Сергиев Посад. Поговорил с сыном, потом с Аллой (только тогда она поняла, кто отец Дениса). Девушка Золотухину-старшему понравилась, и он благословил молодых на совместную жизнь.

Спустя полтора месяца их обвенчали в маленькой церкви. На торжестве были только свидетели, священник, певчие да старушка в свечной лавке. Денис привез молодую жену в московскую квартиру, где жила его бабушка. Сам продолжил учебу. Но когда Алла была на пятом месяце беременности, у бабушки на улице случился инсульт. Алла тащила ее домой, надорвалась, открылось кровотечение. В результате обе попали в больницу. А Денису пришлось уйти из семинарии. В дьяконы его не рукоположили...

Денег по-прежнему не хватало

Несколько лет еще судьба испытывала Золотухина-младшего на прочность, подкидывая испытания. Алла рожала и воспитывала детей. А он паниковал, переживал — увеличивающуюся семью надо было как-то содержать. Родители, конечно, помогали: мама машину купила, отец поддерживал материально и морально. Но взрослый мужчина такое положение считал унизительным.

Друг помог устроиться в подмосковный храм. А Денис неожиданно стал… религиозным монархистом. Детям давал имена в честь невинно убиенных царских наследников, на проповедях призывал восстанавливать монархию. В результате его лишили работы в храме. И он ушел сначала в Зарубежную Православную Церковь, затем в катакомбную.

Денег по-прежнему не хватало. Денису пришлось работать водителем трамвая, на подпольном свечном заводике, проводником поезда Москва — Питер (отец ради этого «торговал лицом» перед начальником Ленинградского вокзала). Пробовал даже выращивать и продавать грибы. Однако все как-то получалось невпопад. Не давал Господь ему заниматься не тем, чем надо. И решил Денис вернуться в Московскую патриархию. Каяться, конечно, пришлось, год провести в монастыре… разнорабочим. За нищенскую зарплату. А в семье уже росли три дочки.

В конце концов судьба вывела Дениса на правильный путь. Ведь выбор его не был случайным. Сам он признавался, что, возможно, никогда и не был атеистом. В 8 лет его втихаря окрестили в Сергиевом Посаде. Бабушка по маме всегда на Пасху святила куличи и красила яйца. Валерий Золотухин с молодости, еще не будучи крещеным, носил крестик. А в родном селе на Алтае восстановил храм, разрушенный когда-то его отцом — председателем колхоза.

До недавних пор отец Дионисий служил в церкви на кладбище города Видное. Сейчас — клирик Никольского храма в селе Ермолино Ленинского района Подмосковья. Месяц назад ему исполнился 51 год. У него и матушки Аллы шестеро детей. И, кажется, он совсем не жалеет, что жизнь сложилась именно так…





Метки:


Комментарии:


Поиск по сайту
Архивы
© 2020   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //