Судьба Сергея Епишева


В обычной жизни актер Сергей Епишев мало похож на Леву из «Кухни» — робкого, страдающего заиканием повара-невротика. К примеру, росту в нем аж 203 сантиметра, отчего-то незаметных на экране. Впрочем, узнают актера на улицах именно по этой роли.

Сергей Епишев - российский актёр театра и кино, вокалист шоу-группы «Трепанга», многолетний со-ведущий церемонии награждения премией «Гвоздь сезона».

Он родился в узбекской столице Ташкенте, где и произошло его первое знакомство с театральной сценой. Помимо общеобразовательной школы Сергей в 1997 году окончил Вторую студию Школы драматического искусства театра «Ильхом», где изучал актерское мастерство и играл в местных театральных постановках. Но молодой человек четко понимал, что в Узбекистане он не сможет достигнуть тех творческих высот, к которым стремился. Поэтому он уезжает в Москву и поступает в Театральное училище имени Щукина на курс Народного артиста Юрия Шлыкова.

Дата рождения: 2 июля 1979 г.
Возраст: 37 лет
Место рождения: Ташкент
Рост: 206
Деятельность: актер, певец, ведущий
Семейное положение: не женат

Уже к окончанию вуза Епишев был весьма востребованным артистом, поэтому его без промедления взяли в труппу Московского академического театра имени Евгения Вахтангова, где актер задействуется до сегодняшних дней. Первое время молодому таланту доставались не самые большие роли, но затем он играл Ставрогина в спектакле Юрия Любимова «Бесы» и Голубкова в булгаковских «Бесах».Как антрепризный актер Сергей Епишев сотрудничал с Центром драматургии и режиссуры под руководством Алексея Казанцева и Михаила Рощина, а также с театром «Современник» и центром «Открытая сцена».


Но россияне знают Епишева не только как актера театра и кино, но и как вокалиста рок-группы «Трепанга». Этот коллектив на своих выступлениях каждый раз удивляет зрителей невероятным шоу в стиле феерического черного юмора. Сергей вместе с группой ездил на международный музыкальный фестиваль в Хельсинки, а в 2008 году «Трепанга» выпустила дебютный студийный альбом.

Кроме того, Сергей вместе с Константином Богомоловым много лет ведет церемонию награждения Московской ежегодной театральной премией «Гвоздь сезона», которая традиционно представляет собой веселый театральный капустник.

Несмотря на то, что в первую очередь Сергей Епишев рассматривает себя как театрального актера, он нередко появляется и на телевизионном экране. Большинство его ролей пришлось на телесериалы и многосерийные фильмы. Собственно, и дебют Епишева в кино состоялся в 3-ем сезоне детективного телесериала «Марш Турецкого». Позднее он снимался в таких хорошо известных картинах как «Девять неизвестных», «Не родись красивой», «Короткое замыкание», «Зона турбулентности» и многих других.

Но всенародная популярность пришла к Епишеву как к киноактеру после выхода на экраны в 2012 году сатирического ситкома «Кухня». Яркий и часто экстравагантный артист на этот раз перевоплотился в застенчивого и неуверенного в себе помощника шеф-повара Лёву Соловьева. Кстати, многие поклонники сериала думают, что Сергей заикается и в жизни, так как в фильме он изображает этот недуг очень убедительно, но на самом деле это не так. Епишеву, как хорошему профессионалу, совсем нетрудно изображать подобные вещи, особенно если настроиться и полностью войти в роль.

Между прочим, Сергей Епишев в этом сериале выступил еще и как вокалист и исполнил колыбельную из мультфильма «Умка», правда, текст песни был заменен на собственный вариант.

Личная жизнь

Сергей Епишев очень тщательно скрывает свои романтические отношения. Благодаря интервью и социальным сетям известно только, что актер не женат, но у него есть любимая девушка, с которой он очень любит путешествовать и посещать различные европейские столицы. Особенно в душу Сергея запал Берлин, который он считает одним из самых комфортных мест для жизни.

Фильмография

Блокбастер (2017)
Кухня. Последняя битва (2017)
Икария (2016) ... эксперт
Еврей (2016)
Достали! (2015)
Конец прекрасной эпохи (2015) ... Григорий Кузин
Экзамен (2014) ... короткометражка
Масоны (2014) ... Яков; короткометражка
Кости (сериал, 2014)
Кухня в Париже (2014) ... Лёва
Идеальное убийство (2013) ... Пётр Крайнов
Телега (2012) ... инквизитор; короткометражка
Кухня (сериал, 2012 – 2016) ... Лев Семёнович, су-шеф
Бездельники (2011) ... участник пафосной компании
Крем (сериал, 2010 – 2011) ... Павел Боровиков
Зона турбулентности (2009) ... Митя
Короткое замыкание (2009) ... глюк (новелла «Поцелуй креветки»)
Отрыв (2007) ... сотрудник авиакомпании
Девять неизвестных (мини-сериал, 2006) ... Алек Азифов
Лесополоса (видео, 2005)
Не родись красивой (сериал, 2005 – 2006) ... Борис Рулин
Дело о «Мертвых душах» (мини-сериал, 2005) ... пристав

— В Ташкенте недавно стоял возле полки с овощами и услышал: «Что, Лева, хорошие помидоры?», — вспоминает Сергей. — Честно говоря, я не очень понимаю, чего в этот момент ждут люди. Что я им начну, заикаясь, что-то отвечать, делиться секретом выбора помидоров?

— Не обидно, что узнают как Леву, а про, скажем, вашу роль Ставрогина в спектакле «Бесы» не вспоминают?

— Надо быть совсем идиотом, чтобы ждать, что тебя будут узнавать как Ставрогина. Телевизор смотрят все, а в театр ходит сколько-то тысячных процента. И тем более на такой спектакль, как «Бесы». Хотя несколько раз узнавали и как Ставрогина: «Я вчера у вас была на спектакле. Спасибо!» В спектакле «Бесы» у меня четыре часа постоянного присутствия на сцене. А в кино ты целый день на площадке, но твое появление перед камерами дискретное. Ты буквально на минуту должен активизироваться, а потом снова ждешь свою сцену. В этом разница: в театре марафонский забег, а в кино — спринтерский. Но при этом я не могу сказать, что в моем сердце Леве уделяется меньше места, чем Ставрогину. Это как селедка и мороженое. Что вкуснее? Это разное.

— В театральном мире не принято снисходительно относиться к работе в сериалах?

— Конечно, принято. Я сам с брезгливостью относился к съемкам в сериалах. И никогда не мог себе представить, что попаду в такой долгоиграющий проект. Но я счастлив, что это случилось и что я лишился этого дурацкого снобизма.

— Скрывали от коллег поначалу?

— В театре главное, чтобы параллельные проекты не мешали рабочему процессу. В свободное время ты можешь быть где угодно. Все режиссеры, с которыми я работаю в театре, не смотрят телевизор принципиально. Они чаще всего даже не в курсе, что есть такой проект, как «Кухня», и я в нем участвую. Иногда они на каких-нибудь фуршетах с удивлением смотрят, как официанты подходят ко мне с просьбой сфотографироваться.

— Сами сериалы смотрите?

— Мне это очень скучно. Удовольствия не нахожу. К тому же есть огромное количество фильмов, которые я еще не видел. Вот, я летел в самолете, посмотрел первую серию «Больницы Никербокер». Это прекрасный продукт, но мне неинтересно. Я только «Оттепель» смотрел от начала до конца. Видел один сезон «Клана Сопрано».

В театре им.Вахтангова Епишев играет мрачного Ставрогина в «Бесах» по Достоевскому (с актрисой Марией Бердинских)

— Ваш Лева целиком плод фантазии сценаристов или подарили ему что-то от себя?

— Играю сугубо по сценарию. Мне очень нравится, как его пишут. Наверное, в моем герое что-то есть от меня, потому что играю его я. Но чтобы сознательно что-то переписывал, такого не было. Разве что иногда какую-нибудь фразу я прошу поменять, но это уже просто момент подладки текста под конкретный момент.

— Если бы Лева существовал на самом деле и был вашим другом, что бы вы ему посоветовали?

— Обратиться к психологу — избавиться от излишней тревожности и решить все свои проблемы с мамой. Посоветовал бы ему снять квартиру. Но, с другой стороны, мама же одна. Ей будет тяжело без сына, она уже немолода… Мне, конечно, хочется его привести к гармоничному состоянию, но пока не очень получается.

— По-вашему, он несчастен?

— Счастье — это же субъективное ощущение. Он достаточно успешен как профессионал, при этом у него личностные проблемы. Спасибо авторам за то, что предлагают такие обстоятельства, в которых он может что-то преодолевать в себе. В пятом сезоне он влюбляется наконец по-настоящему. Конечно, это его меняет.

— Стать артистами, покорить Москву мечтают миллионы. У вас все получилось — вы работаете в одном из лучших театров страны, снимаетесь.

— Вот когда меня будут узнавать как Сергея Епишева, а не Леву из «Кухни», тогда можно будет говорить о том, что я состоялся. Не считаю, и что покорение Москвы состоялось, это еще в процессе. Москва такой сложный город, что внедриться в него окончательно невозможно. Но в ней я чувствую себя расслабленно. Это уже мой город, я многое про него знаю, здесь есть мои места. На моих глазах произошла некая эволюция Москвы, я могу сказать: раньше было так-то, а сейчас — вот так. Мне здесь комфортно и хорошо.

— А в родном Ташкенте остались ваши места?

— Там практически ничего не сохранилось из того, что было моим. Это хорошо знакомый мне город, но он живет своей жизнью, которую я уже не очень понимаю. Я приезжаю по российскому паспорту, как иностранец.

— В Москве вам недостает чего-нибудь узбекского? Плова, например.

— Можно и здесь поесть плов. У меня нет зацикленности на атрибутах узбекской жизни. Я не очень успел это все прочувствовать, потому что рос в европейской семье, в русской части этого города. У мамы с папой я был один. Домашний мальчик, был отличником, пока не захотел заниматься актерством. В Ташкенте есть независимый театр «Ильхом», и он объявил набор в театральную школу. Это было очень важное событие, практически весь город устремился туда. Я просто сказал: «Родители, простите». Мне было 16 лет, учился в 10-м классе. 11-й оканчивал практически экстерном.

— СССР рухнул, когда вам было 12 лет. Это стало для вас драмой?

— Я вообще никак это не воспринимал. Помню, в Москве были танки, унылые дядьки за длинным столом в телевизоре и странное слово «путч». Потом в Узбекистане объявили какую-то независимость, появилась местная валюта, паспорта. Я и в Москве жил по зеленому узбекскому паспорту довольно долгое время. Унизительно было регистрироваться, проходить эти очереди в ФМС (Федеральная миграционная служба. — Авт.), где на меня орали: «Какого… ты сюда приехал?! Без тебя, что ли, здесь не хватает артистов? И что вы сюда прете все?!»

— По-узбекски говорите?

— Совсем немного. Салям алейкум! Мне нравилось иногда на московских рынках поговорить по-узбекски с продавцами. Но выяснялось, что продавцы не узбеки вовсе, меня никто не понимал. Я выпрашивал скидки, а мне никто их не давал. И я понял, что не нужны здесь все мои узбекские знания и что таких, как я, здесь туча. В общем, вся эта ностальгия довольно быстро нивелировалась.

— Чем бы занялись, если вдруг выдался свободный от работы день?

— Наверное, нашел бы выставку, спектакль, кино, которые нужно посмотреть. Или сходил бы в новый ресторан. Я активный пользователь городской жизни. Недавно был на «Усадьбе Jazz» (музыкальный фестиваль. — Авт.), на «Головоломку» ходил.

— Вы пошли на детский мультфильм?

— Но это же прекрасный мультфильм. Гениальный, невероятный.

— Ваша группа «Трепанга», с которой вы выступали на фестивале «Нашествие», еще существует?

— Сейчас мы находимся в процессе распада. Мы все изменились. Напоследок снялись всей «Трепангой» в фильме «Достали» Александра Муратова — его показывали в российской программе Московского кинофестиваля. Я играю рок-звезду.

— И последнее: о вашей личной жизни ничего не известно.

— Я не женат, но поиск завершен. Я не один, и мы счастливы.

Вы помните как началось ваше знакомство с сериалом "Кухня"?

— Когда меня пригласили на кастинг, я как раз был задействован в премьерном спектакле «Бесы», в котором я играл Ставрогина, поэтому мне было совершенно не до проб. Я попросил оттянуть их, и на следующий же день после премьеры, уставший и измотанный, пошел на каcтинг. Как назло, попал под дождь, промочил ноги, и настроение стало еще более унылым. Помню, даже комната, в которой проходили пробы, оказалась серой и тусклой. Мы познакомились с режиссером Димой Дьяченко, он дал мне текст, и тут настроение поползло вверх, потому что стало интересно. Мы что-то попробовали, у меня родились даже идеи по поводу моего персонажа: например, я придумал, что, когда су-шеф волнуется, он немножко заикается. Дима их поддержал, и мы друг от друга зажглись!

— Почему вы решили добавить персонажу именно эту краску?

— Дело в том, что су-шеф — это человек, на котором лежит очень большая ответственность. А наш су-шеф ответственности боится. У него есть все данные, чтобы быть шефом, потому что он большой профессионал и знает про кухню все, но у него не хватает смелости и уверенности в себе, чтобы, например, придумывать новое меню, принимать важные решения. Поэтому в моменты, когда на нашего су-шефа сваливается непомерный груз ответственности, он начинает нервничать, немножко запаздывать с реакцией и заикаться.

— Еще до начала съемок вы ходили на кулинарные курсы. Чему вас там научили?

— Это был любопытный и очень полезный опыт. Первым делом нас избавили от ряда иллюзий по поводу того, как ведут себя на кухне повара. Нам показали набор определенных навыков, которые повар должен уметь делать, не размениваясь на подкидывание вверх апельсинов (улыбается). Объясняли, что настоящего повара выдают незаметные, на первый взгляд, детали: профессионально поставленная рука; то, насколько она свободно движется; гибкий позвоночник… Дело в том, что повар все время стоит на ногах, места на кухне, как правило, мало, и повару приходится постоянно поворачиваться, уворачиваться и быть очень гибким. Я специально побывал на кухне одного московского ресторана и убедился, что все так и есть. Здоровая и гибкая спина для повара очень важна.

— Какое еще знание о кухне вы бросили в профессиональную копилку?

— Есть такая стереотипная картинка: весело насвистывая или напевая, повара режут овощи и, зрелищно их подкидывая, жарят потом на сковородке. На самом деле это миф: работа повара в основном скучна и монотонна. Но погрузиться в это, конечно же, было безумно интересно. Нам выдали фартуки, учили резать мясо, чистить рыбу…

— Как долго вы ходили на эти курсы?

— Совсем недолго: три или четыре раза, чтобы просто освоиться на кухне.

— А дома вы тренировались резать и шинковать?

— Да, конечно. Каждому актеру в личное пользование дали хорошие ножи, показали несколько способов нарезки, выдали записанные на DVD мастер-классы. Я честно отрабатывал умение резать на муке.

— На муке?!

— Да, посыпаешь разделочную доску мукой и водишь по ней ножом, чтобы получались ровные линии. Самое важное — правильно поставить пальцы: перпендикулярно доске, чтобы нож ходил по кромке фаланг. Малейшая неточность — и тут же отрезаются кусочки пальцев. Мы все через это прошли (улыбается).

— А когда вы поняли, что хотите стать актером?

— Сколько себя помню, всегда хотел этого. Мне всегда нравилось играть, особенно «умирать»: получать бандитскую пулю, геройски погибать, не выдавая неприятелям военную тайну (улыбается). Я любил показать что-нибудь такое во дворе, повыпендриваться перед девчонками...

— Сразу приняли решение поступать в театральный вуз?

— Да, когда учился в десятом классе. Я родился в Ташкенте, там есть Театр Ильхом — это такое место силы, самый главный театр города, а то и страны. Как-то раз в газете я увидел объявление, что впервые в истории своего существования театр набирает студию. Я тут же принял для себя решение туда поступать и сказал об этом родителям. Они, конечно, пытались меня отговаривать, но я стоял на своем.

— Как долго вы занимались в этой студии?

— Два года, а потом узнал, что в Москве набирает курс Фоменко и решил ехать поступать. К Фоменко, правда, не попал, но поступил в Щукинское училище на курс Юрия Вениаминовича Шлыкова, чему несказанно рад.

— Вы помните свои первые впечатления — какой показалась вам Москва после солнечного Ташкента?

— Мне ужасно нравились холода! В Ташкенте 31 декабря можно было ходить по улицам в пиджаке, а снег у нас был редкостью. Настоящего российского холода я никогда не знал, но мне всегда хотелось испытать зиму — со снегом, морозом, метелями! Поэтому, когда я шел по Новому Арбату и видел на табло –30 °C, я кайфовал! Москва казалась мне тогда центром Вселенной, я ходил по театрам, знал имена режиссеров, на спектакли которых надо обязательно сходить, постановки, которые непременно нужно посмотреть.

— Чем вы питались все это время?

— Готовил себе какие-то элементарные вещи по принципу «много и надолго» (улыбается). Например, каши хватало на несколько дней. Но, если честно, готовка не мой конек: мне очень жалко на это времени.

— Но, если у вас все же появится желание что-то приготовить, теперь, после опыта съемок в «Кухне», вы сможете приготовить что-то необыкновенное?

— Красиво соломкой порезать картошку я, пожалуй, смогу. Знаю, как правильно держать пальцы при нарезке овощей и мяса. Но это такая малость… С нами работали настоящие повара — невероятные мастера и профессионалы, рядом с которыми я чувствовал себя просто деревом (улыбается).

— Повара вас радовали какими-то блюдами собственного приготовления?

— Да. Например, в одной из сцен первого сезона шеф-повар буквально разрывал на части баранью тушу. Когда прозвучала команда: «Стоп! Снято!», Дмитрий Юрьевич Назаров предложил: «Может, ребята приготовят нам плов?» Повара поддержали. И если обычно у нас в кастрюлях кипела вода с сухим льдом, чтобы шел пар, то теперь варился настоящий плов в больших кастрюлях. Получилось невероятно вкусно!

— Большинство сцен у вас было на кухне, а там наверняка было чем подкрепиться. Случалось перекусывать в кадре?

— Скорее, за кадром. Много оставалось хлеба: повара часто готовили нам очень вкусные гренки. Аромат стоял на весь павильон! Когда заканчивался кадр, на эти гренки сбегалась вся группа и в мгновение ока их сметала (улыбается).

— Не поправились вы на таком вкусном производстве?

— В какой-то момент пришлось начать себя сдерживать, потому что очень много было этих «хватаний»: то ребята что-то приготовят, то сам что-нибудь сообразишь…

— Как вы поддерживаете форму?

— Делаю самую элементарную утреннюю гимнастику — на большее пока времени не хватает.

— А на что хватает, кроме работы?

— Я нахожусь в перманентном состоянии обучения английскому, но хочется выучить его настолько хорошо, чтобы свободно думать и разговаривать. Вообще, хочется заниматься саморазвитием, ведь кругом столько возможностей! Взять и посмотреть, например, всего Бунюэля! Скопилось уже тысячи полторы фильмов, отложенных на потом. Эти огромные лакуны в образовании хочется восполнить и наверстать.

— Свои работы вы смотрите?

— «Кухню» смотрел, потому что этот сериал очень любит моя девушка.






Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //