Смертельная болезнь доллара

Основным событием прошедшей недели был, вне всякого сомнения, отчет Министерства труда США о занятости в мае. Нет, конечно была масса и других, не менее интересных новостей, одна интрига вокруг Греции чего стоит, но с какой стороны ни глянь, а факторы, влияющие на индекс доллара США, еще долго будут определяющими.

Число рабочих мест, созданных в несельскохозяйственном секторе, превысило средний 12-месячный уровень и оказалось заметно выше пересмотренного до 221 тыс. показателя апреля:


280 тыс. рабочих мест – лучший показатель за 5 месяцев 2015 г, и сам по себе является мощным аргументом в арсенале ФРС. До заседания 17 июня осталось чуть больше недели, и, очевидно, ФРС получит дополнительную свободу в выборе формулировок для комментариев.

Однако стоит посмотреть на структуру вновь созданных рабочих мест, и аргументы об улучшении ситуации в экономике могут просто исчезнуть.

Из 280 тыс. новых рабочих мест 63 тыс.это профессиональные и бизнес услуги, к которым относятся управление, консалтинг, инжиниринг, проектирование систем, архитектура и даже некая «временная помощь». Всё, это безусловно, важно, но не более.

57 тыс.это ресторанный и гостиничный бизнес, в том числе искусство, развлечения и отдых, здравоохранение и образование74 тыс., розничная торговля31 тыс. Строительство 17 тыс., склад и автомобильные перевозки 13 тыс. Финансовая деятельность 13 тыс. Еще 18 тыс. рабочих мест создано в секторе госуслуг.

Все выше перечисленное в сумме дает +286 тыс., что даже несколько больше общего количества рабочих мест. Ну а где же становый хребет любого государства – рабочие места в промышленности???

А тут, оказывается, всё наоборот. Горнодобывающая и лесная промышленность потеряла за последний месяц 18 тыс. рабочих мест, а за год – 325 тыс. Производство – создано всего 7 тыс. рабочих мест, причем основная их часть – перевозка оборудования, а по всему спектру, включая машины, металлоконструкции, полупроводники и электронные компоненты – либо снижение, либо стагнация.

Вот такая вот статистика. С одной стороны – создание рабочих мест, с другой же … Как и хочется спросить - чем заняты все эти люди?

ФРС, безусловно, в курсе реального положения дел в экономике. Рабочие места действительно создаются, и кое-где действительно идет восстановление. Здесь вопрос в другом – эти тренды актуальны только до тех пор, пока сохраняется текущая структура мирового разделения труда. Пока нефть производят арабы, айфоны - китайцы, автомобили – немцы, а мировую валюту – американцы, вот в этих системах координат экономика США действительно является крупнейшей в мире.

Номинальный дефицит торгового баланса сократился в апреле до $40,9 млрд с $50.6 млрд. в марте (пересмотрено с $51,4 млрд), поскольку экспорт рос второй месяц подряд, а импорт упал, однако в годовом исчислении экспорт снижается четвертый месяц подряд.

Да, США по-прежнему производят самолеты, оборудование и телекоммуникационную продукцию, но их объем в структуре экспорта явно недостаточен для поддержания положительного торгового баланса. Да и когда он был положительным?

На первое место постепенно выходит вопрос правильной оценки текущих рисков. ФРС вынуждена реализовывать дефляционный сценарий для сохранения привлекательности активов, номинированных в долларах, и сознательно жертвует при этом целыми отраслями промышленности.

Собственно, вопрос как раз в этом. Говорить можно что угодно, слова ничего не стоят, и чаще всего они предназначены для того, чтобы не допустить паники, неконтролируемого обвала, и т.д. Но реальные шаги будут строиться, исходя из реальной картины, и тут ФРС, конечно же, должна решать сложную задачу.

На графике ниже можно увидеть относительную скорость изменения двух показателей, характеризующих состояние американской экономики – скорости изменения основного денежного агрегата MZM и роста денежной базы. Прекрасно видно, что эти два параметра имеют разнонаправленные тенденции. Оборачиваемость денег в американской экономике снижается, это касается всех денежных агрегатов, не только MZM, а темпы роста денежной базы в последние годы очень сильно выросли.

Стоило Федрезерву объявить о прекращении QE3 и подготовке к периоду нормализации, то есть ужесточении денежной политики, как тут же резко начала снижаться инфляция. Почему? Да потому, что оборачиваемость денег постоянно уменьшается, и если при этом ограничивать денежную базу, то неизбежна стагнация и дефляция, что мы на самом деле и наблюдаем.

Скорость оборота денег характеризует реальное состояние в экономике значительно лучше, чем любая макроэкономическая статистика, поскольку она является точным отражением деловой активности. Для того, чтобы увеличить скорость оборота, нужно проводить масштабные структурные реформы, направленные на повышение привлекательности ведения бизнеса. Что мы наблюдаем в действительности? Иностранные инвесторы уходят из американских активов, реиндустриализация провалилась, что хорошо видно на результатах «сланцевой революции» и темпах создания новых рабочих мест в промышленности.

Вопрос о том, каким образом ФРС предполагает купировать дефляцию при ужесточении монетарной политики, по-прежнему остается открытым.

Страны ОПЕК договорились поддерживать текущий уровень добычи 30 млн баррелей в день еще как минимум полгода, не приняв во внимание опасность второй волны понижения цен. Эта опасность вполне вероятна, если ФРС останется верной себе и не будет наращивать денежную базу.

На прошедшей неделе количество буровых установок сократилось в США на 7 шт., из них 4 нефтяных и 3 на газ. Падение идет 26 неделю подряд. Общее количество оставшихся буровых в США сейчас составляет 868 шт. или 44.95% от максимума в сентябре (1931 шт. буровых), буровых на нефть теперь осталось 642 шт. или 39.90% от прошлогоднего пика (1609). Очевидно, что развязка по сланцевому пузырю приближается, и чем быстрее придет вторая волна снижения нефтяных цен, тем эффектнее будет фейерверк.

Долговой рынок Германии провёл еще одну неделю в масштабных распродажах, а доходность 10-летних облигаций, упавшая 1 июня до минимума 0.472%, уже к четвергу поднялась до 0.998%, достигнув значений августа-сентября 2014г. Но немецкие облигации – лишь наиболее яркий пример, в то время как распродается, пусть и не с такой скоростью, долговой рынок по всему спектру. Доходность 10-летних австралийских бумаг впервые с ноября 2014г. превысила 3%, швейцарские показывают максимальное значение после 15 января, когда НБШ объявил об отвязке франка от евро, а американские трежерис обновили полугодичный максимум.

Есть множество объяснений, зачастую противоречивых, отчего началась распродажа на долговом рынке, но важнее другое – стресс от возможного повышения ставки Федрезервом может оказаться более высоким, чем заложено в текущие котировки, а потому нарастает опасность всплеска волатильности.

Из публикуемых новостей на текущей неделе выделяются отчет по розничным продажам в мае, результат мы узнаем в четверг, а также индексы цен производителей, которые будут опубликованы в пятницу. Собственно, это последняя важная статистика, которая может как-то помочь игрокам подготовиться к давно ожидаемому заседанию FOMC 17 июня, на котором, вероятно, может быть объявлено об изменениях в монетарной политике. Исходя из слабого 1 квартала, рынок перенес свои ожидания по росту ставок на сентябрь, но вероятность того, что ФРС предпримет какие-то неожиданные шаги, всё еще сохраняется.

Юрий Вишневецкий, аналитик FBS




Метки:



Комментарии:

  • Всё равно

    Инфа куплена. Уже давно рисуют это количество рабочих мест.



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //