Шут – это одна из важнейших должностей в государстве


Шут – это, пожалуй, одна из важнейших должностей в государстве, ведь дурак при дворе был призван обличать придворных дураков. Вспомним самых известных шутов России.

Шут был символическим близнецом короля. В обязанности шута входило развлекать забавными выходками господ и гостей, при том, что со средневековья прослеживается определённая связь шутовства с традицией юродства. Персонаж русских сказок Иван-дурак часто противопоставляется Царю именно в качестве носителя некого тайного знания, кажущегося глупостью. Основным качеством шута было не столько умение балагурить и шутить, сколько высмеивать злое и лживое, что особенно ценилось в русском народе. Однако, у самих шутов жизнь складывалась вовсе не весело.

Александр Литовченко "Осип Гвоздь"

Осип Гвоздь

Княжеский сын Осип Гвоздь славился в народе соленым остроумием, за что получил свое прозвище и должность придворного шута Ивана Грозного. Он носил колпак с ослиными ушами и серебряными бубенцами. Когда царь из загородного дворца въезжал в Москву в сопровождении трехсот стрельцов, впереди на огромном быке и в золотых одеждах ехал шут Осип Гвоздь. Согласно легенде, Грозный осерчал на своего шута за то, что тот усомнился в родстве царя с римскими императорами, и окунул лицом в кипящие щи. А когда шут вырвался и попытался убежать, самодержец догнал его и зарезал ножом. Вскоре Иван Грозный раскаялся в своем поступке… и позвал врача, велев заняться врачеванием. Однако врач нашел шута уже мертвым.

Вернувшись, на вопрос царя он ответил: «Бог лишь единожды вкладывает в человека душу, и коль она его покинула, то никому не дано призвать ее обратно». Тиран, досадливо махнув рукою, проговорил: «Так пусть дьявол приберет его, раз он не пожелал ожить!»

Яков Тургенев

В 1700 году, Петр справил шутовскую свадьбу шута Якова Федоровича Тургенева, которого сам сосватал за дьячиху. "Свадьба" сопровождалась большим количеством насмешек над старыми обычаями. Иван Федорович Ромодановский в старом одеянии изображал "царя", "царицей" же была дородная Бутурлина, сам Петр в форме морского офицера принял живейшее участие в пострижении бород именитым боярам.

Яким Волков

Крепостной крестьянин маленького роста по прозвищу Комар, которого царь Петр в 1710 году насильно женил на престарелой карлице Прасковье Федоровне. Эта потешная свадьба ставила своей целью "развести" в России свою особенную породу карликов.

Интересно, что Яким Волков сопровождал Петра с самого детства государя, и, по признанию самого Петра, именно Комар спас его во время стрелецкого бунта, вовремя предупредив об опасности. Также при дворе Петра жили несколько десятков карликов и карлиц - целая свита, одетая на европейский манер и способная развлечь государя в тяжёлые для него минуты.

Иван Балакирев

Ванечка Балакирев – самый знаменитый шут в российской истории. Он был не только потешником, но и сподвижником Петра, участвовал в государственных делах, выполнял поручения императора и императрицы. Историкам известно, что Иван Алексеевич Балакирев родился в 1699 году в семье Костромского дворянина.

В возрасте десяти лет он, согласно заведенному порядку, был представлен на смотр Петру и определен в Преображенский полк. И вскоре солдат Балакирев был взят во дворец в качестве шута. Рассказывали, что произошло это жарким летним днем, когда стоявший на посту Балакирев решил искупаться. Но едва он разделся и влез в воду, как увидел, что по берегу с тростью в руке размашистой походкой идет царь. Сообразив, что за самовольное оставление поста Петр строго с него взыщет, он пулей выскочил на берег. Грозный царь быстро приближался, и времени одеться не было. Тогда Балакирев надел парик и треуголку, наспех перебросил через плечо патронташ и, взяв ружье, замер, отдавая честь. На строгий вопрос Петра: «Что случилось?» Балакирев, несмотря на отчаянное положение, оставаясь мокрым и голым, не моргнув глазом, отвечал, что «исследовал пост и изучал обстановку в реке». Петр рассмеялся и взял его шутом.

После смерти личность Балакирева обросла множеством легенд. Ему приписывались анекдоты и выходки других шутов, а достоверных фактов его биографии сохранилось не так уж и много.

Портрет Яна Лакоста с картины В.Якоби "Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны"

Ян Лакоста

Ян Лакоста был крещённым евреем, сбежавшим из Португалии. Пётр Первый познакомился с ним в Гамбурге и пригласил вместе с семьёй в Россию. В России его окрестили Петром Дорофеичем, усердно. Он знал несколько языков и, общаясь с государем, пользовался церковной богословской казуистикой и риторическими приемами, подводя свои суждения к неожиданным смешным умозаключениям, что особенно нравилось Петру, который подарил ему дикий и необжитый крошечный остров Гохланд в Финском заливе и титул «короля самоедского». Позже стал шутом Анны Иоанновны и герцога Бирона.

Картина Валерия Якоби "Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны" запечатлела всех знаменитых шутов при дворе российской императрицы, более всех монархов обожавшей балаганные представления. Картина изображает спальню болеющей императрицы Анны Иоанновны, которая находится в постели. У изголовья ее кровати сидит Бирон. Подле Бирона - его сын с бичом и начальник Тайной канцелярии А.И. Ушаков. Рядом сидят - Анна Леопольдовна, будущая правительница, французский посол де Шатарди и лейб-медик Лесток. Позади всех тайно совещаются граф Миних и князь Н. Трубецкой, в дверях ― кабинет-министр А. Волынский.

Педрилло

Педрилло – его настоящая фамилия. Он был сыном скульптора из Неаполя и звали его Пьетро-Мира. В Россию он приехал как певец и музыкант. Выступал при дворе, развлекая гостей игрой на скрипке. Позже он стал любимым шутом Анны Иоанновны, постоянным карточным партнёром. И даже больше: Педрилло вошёл в фольклор в образе прекрасно всем известного Петрушки.

Троица шутов (сверху вниз): Иван Балакирев, князь Н.Ф. Волконский и князь М.А. Голицын (стоит согнувшись).

Князь Волконский

Волконский Никита Фёдорович, князь. В царствование Петра I князь Волконский был записан в Преображенский полк, и по воле государя отправлен за границу для обучения. Однако путешествие окончилось в Митаве при дворе курляндской герцогини Анны Иоанновны, где он служил в канцелярии русского резидента Бестужева, на дочери которого женился. Позднее Никита и Аграфена Волконские перебрались в Санкт-Петербург. В отличие от своей амбициозной супруги Аграфены Петровны, ставшей статс-дамой императрицы Екатерины I, князь Волконский к дворцовой карьере не стремился, довольствуясь званием капитана и занимаясь хозяйственными делами.

В 1727 году из-за участия в дворцовой интриге Аграфена Волконская была приговорена к ссылке в монастырь, где она и умерла. С приходом к власти императрицы Анны, бывшей курляндской герцогини, Волконский был назначен шутом при её дворе - «по давнишней злобе к жене его Аграфене Петровне». У него были "важные" обязанности: он кормил любимую собачку императрицы Цитриньку и разыгрывал бесконечный шутовской спектакль — будто он по ошибке женился на князе Голицыне.

Н.Ф. Волконский

Валерий Якоби "Ледяной дом"

Князь Голицын

Князь Михаил Алексеевич Голицын, выходец из древнего аристократического рода, будучи за границей, страстно влюбился в красавицу Лючию - итальянку, дочь трактирщика, которая согласилась стать его женой, но с условием, что он примет католичество. В 1732 году, уже при императрице Анне Иоанновне, на молодых обрушился гнев императрицы. Брак был признан незаконным. Итальянку Лючию отправили в ссылку, откуда она не вернулась, а князю было велено занять место среди придворных «дураков». Его прозвали "Квасником" - в его обязанности входило обносить императрицу и ее гостей русским квасом.

Пожалуй, самый известный эпизод, связанный с Голицыным, - шутовская свадьба в Ледяном доме. По приказу Анны Иоанновны в столицу были свезены по два человека от «всех племён и народов». Архитекторы выстроили ледяной дом, и шестого февраля 1740-го года к нему направился свадебный поезд во главе с самой императрицей. Жених – Голицын – и невеста – калмычка Евдокия Буженинова – ехали в специальной клетке, поставленной на слона. После пира и танцев молодых завели в Ледяной дом и уложили в ледяную постель. А императрица велела поставить стражников, чтобы шут и шутиха не покинули своего ложа до утра.

Карлица-шутиха Буженинова

Евдокия Буженинова

Известно, что у Анны Иоанновны был целый штат карлиц: калмычка Евдокия Буженинова (имя выдумано, фамилия — в честь любимого кушанья), Мать Безножка, Дарья Долгая, Кулема-дурка, Баба Матрена (мастерица по сквернословию), Екатерина Кокша, Девушка Дворянка, которые обязаны были без умолку болтать и кривляться перед нею. Дуня это исполняла забавнее других шутих, ввиду того, что была очень проницательной и артистичной и чувствовала, что нужно государыне. А поэтому императрица в качестве жеста благоволения и позволила ей самой выбрать мужа. Калмычка, которой тогда исполнилось 34 года, и указала на князя Голицына...

Интересно, что именно она и вывела своего "мужа" - князя Голицына - из депрессивного униженного состояния. Придворные побаивались ее влияния и перестали издеваться над ее мужем.

Взошедшая на престол Анна Леопольдовна запретила нечеловеческие "забавы" над шутами: звание придворного шута было упразднено... Голицыну вернули титул и родовое имение Архангельское. С Бужениновой, ставшей после замужества княгиней, они жили безбедно и в согласии. В 1742 году, сразу после рождения второго сына, Авдотья Ивановна скончалась. Князь Голицын после ее смерти прожил еще 35 лет. И умер в 90, по уверениям современников, находясь в здравом уме и твердой памяти...

Апраксин лежит на полу

Граф Апраксин

Граф Алексей Петрович Апраксин происходил из знатного царского рода. Он был сыном боярина и президента Юстиц-коллегии времен Петра I — Петра Матвеевича Апраксина, племянником генерал-адмирала Федора Матвеевича Апраксина и царицы Марфы Матвеевны. В 1729 годе он принял католическую веру, за что императрица Анна Иоанновна сделала его шутом. Как говорил Никита Панин, Апраксин был негодяем и проказником по призванию, «несносный был шут, обижал всегда других и за то часто бит бывал». За ревностное исполнение своих обязанностей он получал от государыни богатые пожалования.

Еще один шут - поэт Тредиаковский

Поэт Тредиаковский

Первый реформатор литературы Тредиаковский был придворным поэтом при Анне Иоанновне. За отказ сочинить оду к шутовской свадьбе в Ледяном доме был до полусмерти избит и высечен кнутом. После чего он написал-таки «Сказание о дураке и дурке», которое он отказался включать в какую-либо из своих книг. Вот отрывок из "Сказания":

"Здравствуйте, женившись, дурак и дурка,
Е… дочка, тота и фигурка!
Теперь-то прямо время нам повеселиться,
Теперь-то всячески поезжанам должно беситься.
Квасник — дурак!
Буженинова — е… б…!

На месте многоточий стояли срамные слова, которые обожала императрица. Также Тредиаковскому было приказано сочинять стихотворения на все придворные случаи жизни, величальные и пышные поздравительные оды, переводить дурацкие комедии для всяческих непотребных придворных спектаклей.

Кстати, каждое свое создание придворный виршеплет обязан был подносить Анне Иоанновне, подползая к ней на коленях, а императрица, если стихотворение ей нравилось, щедро награждала автора «всемилостивейшей оплеушиной».

Шталмейстер Нарышкин

После "дикого двора" Анны Иоанновны мода на шутов в России прошла. Последним придворным шутом был камергер Лев Александрович Нарышкин, обер-шталмейстер императора Петра III и Екатерины Великой. Нарышкин был необыкновенно популярен в петербургском обществе и считался, пожалуй, самой яркой звездой среди придворных. Князь Щербатов в сочинении «О повреждении нравов в России», писал: "Государь Петр имел при себе главного своего любимца — Льва Александровича Нарышкина, человека довольно умного, но такого ума, который ни к какому делу стремления не имеет, труслив, жаден к честям и корысти, шутлив, и, словом, по обращениям своим и по охоте шутить более удобен быть придворным шутом, нежели вельможею. Сей был помощник всех его страстей".

Екатерина II, будучи очень невысокого мнения о дарованиях Нарышкина, называла его «прирождённым арлекином»: "Он был способен создавать целые рассуждения о каком угодно искусстве или науке; употреблял при этом технические термины, говорил по четверти часа и более без перерыву, и в конце концов ни он и никто другой ничего не понимали во всем, что лилось из его рта потоком вместо связанных слов, и все под конец разражались смехом".

Шут Сталина

Никита Сергеевич Хрущев, занимавший достаточно высокие должности, в ближайшем сталинском окружении играл роль «дурака», и за это ему многое прощалось. Хрущев с готовностью смеялся над каждой сталинской шуткой и танцевал гопак по приказу властителя во время многочисленных застолий.

Хрущев не перестал шутить и на высоком посту, правда, далеко не все ценили его искрометный юмор. Например, Мао Цзэдуну он в ответ на критику пообещал отправить в Пекин гроб с телом Сталина, а в беседе с американскими дипломатами прямо заявил: «Мы вас закопаем». В народе Хрущев запомнился посадками кукурузы в не подходящих для этого районах, стучанием ботинком по трибуне на ассамблее ООН с криком: «Мы вам покажем кузькину мать!» и множеством сложенных про него анекдотов.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //