С чего начинается колбаса…


То ли дождик капает, то ли кровь моросит?...

...Никогда не предполагала, что наступит в моей жизни мгновение, когда попрошу для себя одного: душа и сердце, отвернитесь, слух и обоняние, притупитесь, механической будь, рука записывающая, стеклянными станьте, глаза смотрящие.

Я вижу.

В цехе мясокомбината только металлическая мебель и стелажи. Не изысканная и стильная как в perm-metmebel.ru а грубая, с большим сварным швом, предназначенная для большого веса...

...Крутится наждачный круг, точатся большие ножи. Рядом в специальном боксе красивая лошадь с густой гривой. Мотает головой, будто не верит в происходящее. Разряд. Металлический бокс трясется и гудит вместе с находящимся в нем животным. Вот распахивается дно бокса и лошадь без движений падает вниз.

— Здесь происходит оглушение током,— поясняет мне главный технолог Алевтина Федоровна.— Скотобоец — так называется эта профессия. На работе в боксе долго мы держать человека не можем. Замену трудно найти. Новый работник приходит, ему становится плохо...

...Подъемник цепляет лошадь за задние ноги, и она зависает над огромным поддоном с кровью. Миловидная хрупкая женщина подходит к ней с огромным ножом. Одно неуловимое движение — и голова животного катится по полу. Ее тут же поднимают и кладут на головорубочный стол с визжащей пилой. А из бокса уже рухнула корова...

— После оглушения — путь обескровливания,— продолжает пояснять Алевтина Федоровна.— Вручную обрезаются шкура, анальное отверстие, заделываются проходняк, ноги и лопатки. Качество работы зависит от мастерства и инструмента. С каждым годом ножи, которые к нам поступают, все хуже и хуже. Хороший нож — это немецкий штык или сделанный из огромных поршневых цилиндров. Сталь прочная. Но где его взять? Так женщины просят знакомых, чтобы те на заводе специальные ножи делали. Но и их нужно постоянно точить. Видите, у всех женщин при себе мусат - точильный инструмент.

...Мелькают, мелькают мусат и нож, нож и мусат. Пронзительный металлический звон. С прорезиненных фартуков стекает алые струи. Почему лица румяные? Почему улыбаются?

— Сильный пол в скотобойцы не идет. Очень тяжелый это труд. Относится к разряду особо вредных и опасных. Его только женщины способны выдерживать. Учатся прямо на местах. Потом сдают экзамен на разряд квалификационной комиссии.

...Молодая женщина во весь рост прислонилась к коровьей туше. Обняла ее изнутри. Голова откинута назад, а руки работают в рассеченном животе. Из него валит пар. Падают внутренности. Господи, что же это такое?

— Это нутровка. Так же, как и на предыдущих операциях, пенсия здесь не по льготному списку, а обычная, с 55 лет. хотя вредность такая же, как на разборке кишок. Отпуск маленький — 18 дней, и зарплата небольшая. Если за 8 часов норму сделают — 250 голов на 24 человека — и без сбоев будут работать месяц, то каждый получит в среднем неплохую сумму. Всего же в убойном цехе 150 человек. Практически одни женщины.

...Непрерывное движение. Пилящие, режущие, утробные звуки. С потолка свисают перемещающиеся туши. Параллельно работает свиная линия. Мимо громыхают груженые тележки — с копытами, головами, кишками. Скользко. Моросит: то ли кровь, то ли пар превращается в капельки воды...

Только потом, сидя в кабинете и постепенно возвращаясь сознанием в обыденный мир, только потом, когда все это было позади и по пятнам крови на своем белом халате я поняла, что это не сон, возникла мысль: нас было трое — Алевтина Федоровна мне рассказывала, а мужчина — начальник отдела ветеринарного контроля тогда зачем присутствовал? Оказалось — на всякий случай, подхватить, когда упаду...

Но все обошлось. И листать теперь блокнот с записями страшно, но не так, как в цехе. «Кишечное, жировое, обработки шерсти, субпродуктов, шкуропосолочное отделения. Колбасный цех — обвалка, жиловка...» Слова. Обрывки фраз. Монологи. - Когда выходила замуж, скрыла свою профессию...», «Груженая тележка весит 200 килограммов...», «В кишечном — женщины без перчаток: должны чувствовать на слизистой ободочные утолщения...», «Раньше сапоги были плотные, а теперь от жира коробятся...», «Кольчужные фартуки носят под резиновыми. Кольчужные перчатки надевают на три рабочих пальца...», «Кончился срок амортизации термических печей...», «Почему не уважают нашу профессию?..», «Построили сауну...», «Давно пора расфондировать хвосты...»

Бред? Увы, производственные будни.

Почем психофизиологический фактор?

В обеденный перерыв мы встретились: бригадир скотобойцев Тамара Ивановна и «рядовой боец» бригады Наталья Михайловна. Одна работает 15 лет, другая 11.

— Сначала, конечно, страшно было. А потом ничего, мы привыкли. Да и семье большое подспорье в наши времена — мясо на столе всегда присутствует.

После паузы Наталья Михайловна бодро добавила:

— Да и работа у нас разнообразная...

Я растерялась, не нашлась, о чем еще спросить. Выручила Алевтина Федоровна:

— Если б вы слышали, как наши женщины поют! Какие голоса! Особенно из колбасного цеха. Только вот стесняются они рук своих, за спину прячут, когда поют... Коллектив у нас дружный...

Она говорила, а перед моими глазами стояли картины, увиденные в цехе.

— Работу делаем с душой... жестокие люди у нас не задерживаются... Чтобы такую работу делать, нельзя быть черствым... Только жалостливый и может со всем этим справиться... Когда смена кончается, а поступила животина нерастелившаяся или со сломанной ногой, страдать ее до утра не оставят, тут же пустят по конвейеру...

Смотрю я в глаза Алевтины Федоровны — безмерная, бездонная печаль. Поняла она мой взгляд. И добавила:

— На садовом участке только и забываюсь. Земля лечит...

Заболеть на комбинате действительно есть от чего. Но я не стану полагаться в этом вопросе на собственные впечатления от увиденного и делать выводы, а сошлюсь на документ: «Для отражения особенностей переработки на предприятиях мясной промышленности животноводческого сырья, которое обусловлено наличием вредной патогенной и условно патогенной микрофлоры, возбудителей заболеваний, низкими температурами самого сырья и т. д., а также психофизиологическими факторами при убое скота, внести в карту условий труда на рабочем месте дополнительно следующие факторы:

— биологическое и химическое воздействие сырья;

— психофизиологический фактор труда;

— патогенная микрофлора...

Количество баллов по каждому фактору

в пределах 3».

— Что означает эта цифра? — спросила я в отделе труда и заработной платы комбината. Мне показали карту условий труда с проставленными в ней баллами. И что же? Всем скотобойцам психофизиологический фактор выведен максимальный — 3 балла.

Да, страшно проходить «экскурсантом» по мясокомбинату, но еще страшнее видеть женщин с ножами и в кольчугах...

...Мы попрощались с директором. Я шла к выходу и вдруг услышала — то ли из колбасного, то ли из убойного — песню. Пели сильные женские голоса: «Миленький ты мой... Возьми меня с собой... Там в краю далеком...»

Мясокомбинат выпускает окорок, корейку, грудинку, карбонад, 20 тысяч тонн мяса в год, 15 тысяч тонн колбасных изделий, 7 тысяч тонн полуфабрикатов. И мы все это с огромным удовольствием едим...




Комментарии:



© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //